Версия для печати

Живая история

Мягкой посадки! История русского парашюта

Как в России изобрели ранцевую парашютную систему и кто научил советскую промышленность выпускать собственные парашюты

Один из самых известных родов Вооруженных сил Российской Федерации — воздушно-десантные войска. И служба в ВДВ немыслима без освоения главного атрибута – парашюта. Точно так же немыслимы без него и военные летчики – хоть истребители, хоть экипажи ракетоносцев. Но десантникам нужны одни парашюты, летчикам — другие, а разнообразие снаряжения спортсменов-парашютистов и вовсе поражает воображение. И все эти системы восходят к одним и тем же прародителям: ранцевому парашюту русского изобретателя Глеба Котельникова и первым советским массовым парашютам начала 1930-х годов.

Изобретатель Глеб Котельников со своим детищем — ранцевым парашютом РК-1 — за плечами

Изобретатель Глеб Котельников со своим детищем — ранцевым парашютом РК-1 — за плечами

Источник: авиару.рф


Детище катастрофы

Теоретические основы парашюта заложил гениальный изобретатель Леонардо да Винчи, который утверждал, что «если у человека имеется палатка из накрахмаленного полотна» со стороной длиной около шести с половиной метров, то такой человек может без опаски прыгать с любой высоты. Любопытно, что изобретатель в точности предсказал диаметр большинства массовых парашютов, ведь этот параметр сегодня и составляет 5-6 метров. Расчеты да Винчи получили практическое воплощение в XVII-XVIII веках, когда появилось и само слово «парашют», сложенное из двух корней: латинского «para» (против) и французского «chute» (падать). А в начале ХХ столетия появился и тот парашют, который нам сегодня хорошо знаком.

Но он далеко не сразу получил «прописку» в наспинном ранце. Это решение нашел в 1911 году русский изобретатель Глеб Котельников. Создатель ранцевого парашюта вспоминал позднее, что к работе его подтолкнула первая в истории русской авиации воздушная катастрофа. 24 сентября 1910 года во время показательных полетов на I Всероссийском празднике воздухоплавания аэроплан «Фарман-IV», которым управлял капитан Лев Мациевич, буквально рассыпался в воздухе на глазах тысяч зрителей. Среди них был и отставной офицер Глеб Котельников, бывший в то время актером Народного дома на Петербургской стороне. «Гибель молодого летчика настолько глубоко меня потрясла, что я решил во что бы то ни стало построить прибор, предохраняющий жизнь пилота от смертельной опасности», — вспоминал он. И с присущей творческой натуре страстью принялся за разработку такого средства спасения.

Спасительный ранец

Свою задачу Котельников видел не в изобретении парашюта как такового — к тому времени они уже были придуманы и даже применялись в авиации. Но парашютные системы первого поколения представляли собой громоздкие конструкции, которые требовали существенных затрат времени на то, чтобы ими воспользоваться, а гибель капитана Мациевича доказывала, что летчик может и не успеть этого сделать. Значит, нужно было придумать такой парашют, который пилот мог бы всегда иметь при себе и с которым можно было просто вывалиться из аэроплана, пусть даже разваливающегося, и успеть развернуть купол. Сделать это можно было только в одном случае: если парашют был компактно уложен и раскрывался при одном-единственном движении.

Глеб Котельников и его парашют РК-1, надетый на манекен, перед испытаниям, 6 июня 1912 года

Глеб Котельников и его парашют РК-1, надетый на манекен, перед испытаниям, 6 июня 1912 года

Источник: авиару.рф


В качестве материала для своего парашюта Глеб Котельников взял тонкий прочный шелк, поскольку только такую ткань можно было сложить максимально компактно. Следующей задачей стал поиск системы, позволяющей сложенному парашюту постоянно находиться при летчике, как это представлялось изобретателю. Поначалу Котельников разместил систему спасения в цилиндрическом шлеме, надетом на голову пилота: оттуда сложенный купол выбрасывался специальной пружиной. Испытания на кукле, сброшенной с крыши котельниковской дачи в Стрельне, доказали, что система срабатывает отлично. Но возникла другая проблема: кукольный пилот переживал рывок раскрывающегося купола без проблем, однако с живого пилота могло как минимум сорвать шлем, а то и травмировать голову.

Тогда было найдено классическое на сегодняшний день решение — заспинный ранец, который Котельников сначала сделал из дерева, а потом из алюминия. Такой вариант крепления позволил разделить парашютные стропы на две группы, что стало с тех пор классикой: при такой конструкции управлять куполом оказалось значительно проще. 9 ноября 1911 года Глеб Котельников получил в России охранное свидетельство на свое изобретение, то есть документ, подтверждающий поданную заявку на оформление патента, а весной 1912 года — французский патент. Годом позже изобретатель дал своему детищу официальное имя РК-1, где буква «Р» означала «Русский», «К» — «Котельникова», а цифра — порядковый номер конструкции.

Летчик осматривает парашют ПЛ-1 перед полетом, середина 1930-х годов

Летчик осматривает парашют ПЛ-1 перед полетом, середина 1930-х годов

Источник: авиару.рф


Стране нужны парашюты!

С началом Первой мировой войны парашюты конструкции Котельникова, которые поначалу вызвали отрицательную реакцию высших чинов русской армии, стали обязательным элементом снаряжения экипажей тяжелых бомбардировщиков «Илья Муромец». Сохранилась любопытная статистика: к 1918 году было документально подтверждено 57 случаев применения парашюта РК-1, из которых лишь один закончился травмой летчика, получившего ушиб ног, и при этом только в период с 8 июня по 4 октября 1917 года восемь русских пилотов, воспользовавшихся французским парашютом «Жюкмесс» (он был вторым по распространенности в отечественной авиации того времени), погибли.

Но даже такие красноречивые данные не убедили русских летчиков в том, что парашют должен всегда быть за спиной. Алюминиевые ранцы Котельникова были неудобны в тесных кабинах того времени, и авиаторы просто перестали их надевать. Такое положение дел сохранялось до конца 1920-х годов, пока во время очередного испытательного полета легендарный летчик Михаил Громов не остался жив лишь благодаря надетому, несмотря на предрассудки, парашюту. Правда, не отечественного производства, а американского. К тому времени, хотя Глеб Котельников и передал все свои патенты на изобретения Советской России, в авиации использовались более компактные американские парашюты «Ирвинг» с брезентовым ранцем.

Парашют летчика ПЛ-1 производства парашютной фабрики в Тушино. Рисунок из книги «Парашютизм. Вопросы теории и практики парашютного дела», 1936 год

Парашют летчика ПЛ-1 производства парашютной фабрики в Тушино. Рисунок из книги «Парашютизм. Вопросы теории и практики парашютного дела», 1936 год

Источник: авиару.рф


Вывод знаменитого летчика-испытателя был однозначен: он остался жив только благодаря парашюту, а значит, такими системами должны пользоваться все советские пилоты. Из этого следовало, что стране нужно срочно пополнять запас парашютов. Сделать это за счет американской продукции было невозможно: каждый «Ирвинг» обходился казне в 600 долларов, а валюты в распоряжении советского правительства было немного. И значит, нужно было разворачивать собственное парашютное производство.

Фабрика советского агента

Чтобы решить эту задачу, нужно было сначала разработать собственный современный ранцевый парашют, поскольку лицензия тоже обходилась очень дорого. Справиться с этой проблемой должен был созданный в 1928 году парашютный отдел НИИ ВВС Красной Армии, который возглавил свежеиспеченный выпускник академии имени Жуковского, пришедший в военную авиацию еще в 1916 году летчик Михаил Савицкий. Доставшаяся ему научно-производственная база была скромной: мастерская-лаборатория в старом доме в Арсеньевском переулке в Москве да восемь сотрудников. Тем не менее, именно эти люди в течение двух лет изучали все известные на тот день парашютные системы, разбирались с патентами на изобретения Котельникова и теребили запросами и заданиями коллег из текстильных НИИ, чтобы те подобрали самые лучшие образцы парашютного шелка.

Первый руководитель парашютного отдела НИИ ВВС РККА Михаил Савицкий

Первый руководитель парашютного отдела НИИ ВВС РККА Михаил Савицкий

Источник: avia.academic.ru


К началу 1930 года проблема была решена: взяв за основу американский парашют «Ирвинг», сотрудники парашютного отдела НИИ ВВС разработали собственную конструкцию, получившую название НИИ-1. Именно они и стали первыми отечественными серийными парашютами. К 18 апреля 1930 года была выпущена пробная партия новинок, которые отправились в авиационные части. Шили эти парашюты в Тушино, рядом с одной из главных в то время авиаплощадок страны – Тушинским аэродромом. Первая отечественная парашютная фабрика размещалась в корпусах бывшей сукновальной фабрики товарищества «Николай Третьяков и компания».

Много позже, уже после Победы, станет известно, что последний руководитель товарищества «Николай Третьяков и компания» Сергей Третьяков в 1944 году отдал жизнь за свободу своей родины, хотя и находился в то время во Франции. Сын основателя фабрики, он возглавил ее семнадцатилетним юношей в 1899 году и быстро завоевал уважение в профессиональном сообществе. Не приняв Октябрьской революции, Сергей покинул родину и эмигрировал во Францию. Уже там в 1929 году начал сотрудничать с советской разведкой и быстро стал одним из самых ценных агентов в рядах «Российского общевоинского союза» (РОВС). В 1942 году бывшего фабриканта раскрыли, он был арестован гестапо, пережил десятки жестоких допросов, и 16 апреля 1944 года его расстреляли в концлагере Ораниенбург.

Летчикам — свои, десантникам — свои

После того как первые советские парашюты НИИ-1 были опробованы в войсках и оттуда пришли отзывы, парашютный отдел НИИ ВВС доработал свою продукцию, одновременно разделив ее на несколько специализированных моделей. Для летчиков был предназначен парашют ПЛ-1, который в разных модификациях советские пилоты использовали до самого конца Великой Отечественной войны. Десантники получили детище самого Михаила Савицкого — парашютную систему ПД-1, первые 70 экземпляров которой были выпущены в 1931 году. А для тренировочных прыжков был предназначен парашютный комплект ПТ-1, состоявший из двух парашютов — основного наспинного и запасного нагрудного: такая система тоже быстро стала классической.

Выброска советских парашютистов с бомбардировщика ТБ-3, середина 1930-х годов

Выброска советских парашютистов с бомбардировщика ТБ-3, середина 1930-х годов

Источник: armedman.ru


В 1931 году первая советская парашютная фабрика выпустила более 5000 парашютов всех модификаций, а годом позже — уже свыше 12 000. Это позволило полностью удовлетворить потребности советской авиации и десантных войск того времени. С этого момента, несмотря на быстрый рост числа летчиков и десантников в Красной Армии, все они обеспечивались исключительно парашютами советского производства: никакие импортные системы военными больше никогда не эксплуатировались.

Обложка: «Парашютисты». Картина неизвестного советского художника, 1950-1960-е годы. Источник: habartorg.ru


Смотрите также

Девять отцов первого русского военного дирижабля

Три первых в мире русских подлодки

День создания истребительной авиации в России

Адмирал-изобретатель: что подарил русскому флоту Степан Макаров

Как русский флот обзавелся радиоразведкой


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 1000
0 Комментариев