Версия для печати

Живая история

Воздушные богатыри Российской империи

23 декабря 1914 года в России была создана первая эскадра тяжелых бомбардировщиков «Илья Муромец», положившая начало русской дальней авиации

Летчики российской дальней авиации Воздушно-космических сил отмечают свой профессиональный праздник 23 декабря — в память о том, что именно 23 (10 по ст. ст.) декабря 1914 года впервые в России и в мире было сформировано соединение бомбардировочной авиации. Но не только этим событием знаменательна для русской дальней авиации эта дата. В этот же день, только годом раньше, в 1913-м, свой первый полет совершил самолет «Илья Муромец» — первый в мире многомоторный бомбардировщик. Собственно, именно из них и будет потом сформирована первая бомбардировочная эскадра, которая положит начало такому типу авиационных соединений и в нашей стране, и вообще в мире.

Пассажирский бомбардировщик

Стоит заметить, что четырехмоторный «Илья Муромец», ставший вторым многомоторным самолетом в конструкторской карьере гениального русского авиастроителя Игоря Сикорского, первоначально создавался как пассажирский аэроплан. В этом он существенно отличался от первого многомоторного детища Сикорского — самолета «Русский витязь», который задумывался как самолет стратегической разведки. Первый «Илья Муромец» получил остекленный салон, где с комфортом размещались несколько пассажиров, в распоряжении которых были плетеные кресла и даже туалет (при невысокой скорости тогдашних аэропланов даже недальний перелет был достаточно долгим). К тому же пассажиры могли во время полета выходить на консоли нижних крыльев, правда, не дальше, чем до первых двигателей, и подниматься на верхнюю полетную палубу: скорость была достаточно невысокой, чтобы это можно было делать без опаски. Однако военные, присутствовавшие при первых полетах «Ильи Муромца», оценили не его комфорт, а его грузоподъемность: самолет установил несколько рекордов, поднявшись в небо с нагрузкой более чем в тонну. Так что первый заказ на 10 машин Игорь Сикорский и Русско-Балтийский вагонный завод (РБВЗ) получили именно от военного министерства, которое намеревалось приспособить воздушных гигантов для разведки и бомбардировки.

Интерьер пассажирского салона самолета «Илья Муромец», 1914 год

Интерьер пассажирского салона самолета «Илья Муромец», 1914 год

Источник: naukatehnika.com


Богатырская эскадра

Когда первые машины стали поступать в распоряжение военных, было решено каждую из них сделать основой отдельного авиационного отряда. Соответствующий приказ был издан в конце июля 1914 года. Согласно ему, штатное расписание каждого такого отряда — «команды», как они назывались в документе, предписывало иметь в составе четырех офицеров, одного военного чиновника и четыре десятка нижних чинов, а командовал отрядом капитан «Ильи Муромца». С технической точки зрения, команда представляла собой соединение из бомбардировщика и двух-трех истребителей для его прикрытия, а личный состав делился на воздушный (пилоты самолетов и члены экипажей) и наземный (техники, занимавшиеся обслуживанием авиасудна). В таком виде формирования просуществовали до конца осени 1914 года, когда председатель правления РБВЗ, отставной полковник Михаил Шидловский подал военному министру записку, в которой говорилось, что такое раздельное применение бомбардировщиков не имеет смысла, а надо свести их в единую эскадру. Предложение приняли, и 23 (10 по ст. ст.) декабря эскадра была создана, а начальником Управления эскадры воздушных кораблей назначили самого Шидловского, которого призвали на действительную военную службу и присвоили чин генерал-майора.

Погрузка бомб на борт самолета «Илья Муромец», 1915 год

Погрузка бомб на борт самолета «Илья Муромец», 1915 год

Источник: feldgrau.info


Первый боевой вылет

Два месяца ушло на то, чтобы собрать рассеянные по фронтам «Муромцы», выстроить новую структуру, отработать систему управления и только потом отправляться на фронт. Формально первый боевой вылет в составе эскадры совершил бомбардировщик «Илья Муромец» облегченного типа В с собственным именем «Киевский» — по названию отряда, который он прежде возглавлял. Но выполнить боевую задачу самолету не удалось, поскольку на всем протяжении полета была сильная облачность, так что через неполных два часа он вернулся на свой аэродром, так и не нанеся удара по противнику. Такой шанс представился ему только на следующий день, когда командир «Киевского» получил приказ выяснить, не навели ли немцы переправу на Висле у города Плоцк, и если навели, то уничтожить их. Переправы летчикам обнаружить не удалось, но на обратном пути экипаж сбросил несколько бомб в немецком тылу — правда, насколько результативной была эта бомбардировка, неизвестно. Зато хорошо известны результаты следующих боевых вылетов «Киевского» 24 и 25 февраля 1915 года, когда его направляли на бомбардировку станции Вилленберг в Восточной Пруссии. Сбросив 160 пудов бомб, воздушный корабль нанес серьезный урон как самой станции, так и живой силе противника, а в городе, по данным агентов русской разведки, возникла самая настоящая паника.

Самолет «Илья Муромец» с собственным именем «Киевский» в полете

Самолет «Илья Муромец» с собственным именем «Киевский» в полете

Источник: airwar.ru


Полинезиец в русском небе

В эскадре воздушных кораблей, которая за все время своего существования совершила порядка четырехсот налетов на германские позиции и транспортные узлы, воевал один из самых знаменитых иностранцев, состоявших на службе в русской императорской армии, — полинезиец Марсель Плиа. Приехавший в Россию в начале ХХ века вместе с матерью-гувернанткой, он со временем устроился на один из петербургских заводов, где хорошо научился обращаться с техникой, а после вступления страны в Первую мировую войну поступил на службу в русскую армию вольноопределяющимся. Поначалу Марселю доверили водить и обслуживать автомобиль, а чуть позже как знатока двигательного дела перевели на должность моториста бомбардировщика «Илья Муромец». В этом качестве полинезиец-вольноопределяющийся сумел проявить себя с наилучшей стороны, успев до октября 1916 года (более поздних данных о его судьбе нет) дослужиться до фельдфебеля и заслужить два Георгиевских креста, четвертой и третьей степени. Первый — за то, что сумел на подбитом в боевом вылете бомбардировщике починить в воздухе один из двигателей, за счет чего самолет смог добраться до базы, а второй — за то, что, став уже стрелком хвостовой пулеметной установки, сбил два из трех атаковавших его «Илью Муромца» немецких истребителя.

Унтер-офицер Марсель Плиа, моторист-стрелок эскадры воздушных кораблей Императорского военно-воздушного флота, 1916 год

Унтер-офицер Марсель Плиа, моторист-стрелок эскадры воздушных кораблей Императорского военно-воздушного флота, 1916 год

Источник: amico-di-amici.livejournal.com


Дядька Черномор

Среди рекордов, которые установил первый русский стратегический бомбардировщик, был и такой: он был самым крупным в мире гидропланом до 1917 года! Вскоре после того, как Русско-балтийский вагонный завод заключил с военным министерством контракт на первые 10 самолетов, интерес к летающему гиганту проявили и военные моряки. Они заключили контракт на постройку одного опытного экземпляра, который должен был быть оборудован для взлета и посадки на воду. Самолет построили, оборудовали более мощными моторами, установили три поплавка вместо классического шасси и отправили для пробных полетов в Либаву — одну из главных баз Русского императорского флота. Там 14 мая 1914 года самолет впервые поднялся в воздух с воды, причем за штурвалом его сидел сам Игорь Сикорский, напарником которого был командир корабля лейтенант Георгий Лавров. Несмотря на удачу этого полета, от заказа новых гидропланов такого типа моряки отказались, поскольку не представляли, какие задачи могут выполнять такие гиганты, а единственный гидроплан «Илья Муромец» вскоре был уничтожен. Причем не противником, а его же собственным экипажем! 21 июля 1914 года самолет, стоявший в бухте Карал на острове Эзель, попытался взлететь, заметив вдалеке корабли, которые экипаж принял за немецкие (позднее выяснилось, что это было ошибкой), но не смог подняться в воздух из-за отказавших двигателей. Тогда, чтобы уникальный самолет не достался противнику, летчики и техники облили его топливом из баков и подожгли.

Опытный гидросамолет «Илья Муромец» в Либаве, 1914 год

Опытный гидросамолет «Илья Муромец» в Либаве, 1914 год

Источник: airwar.ru


Обложка: Летчики и техники эскадры воздушных кораблей с 25-пудовой учебной бомбой. Второй справа от бомбы в первом ряду — начальник Управления эскадры воздушных кораблей генерал-майор Михаил Шидловский. Источник: ivak.spb.ru


Смотрите также:

Как Советский Союз вернул себе «длинную руку»

Чего не было раньше и без чего теперь не воюют: оружие Первой мировой

День создания истребительной авиации в России

Стальные руки-крылья над Москвой: первый день авиации СССР

Вокруг света за три дня: воздушное путешествие «Руслана»


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 426
0 Комментариев