Версия для печати

Цвет нации

Владимир Юркевич – русский творец «морской легенды Франции». Часть вторая

(Продолжение. Начало см. здесь)

Окончив гимназию с золотой медалью в 1903 году, Владимир Юркевич решает отправиться в Петербург для поступления в знаменитый Петербургский Политехнический институт. Там недавно открылось кораблестроительное отделение, предназначенное для подготовки морских инженеров, растущую потребность в которых испытывала страна в условиях быстрого развития военного и торгового флота.

Деканом отделения был назначен выдающийся ученый Константин Петрович Боклевский, чьё имя и труды в области корабельной архитектуры были известны специалистам, работавшим далеко за пределами России. По воспоминаниям Юркевича, он прививал студентам особую любовь к кораблям, учил видеть красоту их линий, наслаждаться мощью, скоростью и особой, только им присущей, элегантностью.

Константин Петрович Боклевский – организатор и первый декан кораблестроительного отделения, выдающий специалист в области судостроения.

Источник фото – pinterest.ru


Всё в новом учебном заведении было оборудовано по самым современным стандартам – чертежные, лаборатории, плаз (специальное помещение, где на полу вычерчивали в натуральную величину все судно в трёх проекциях (корпус, полуширота, бок) для последующего изготовления шаблонов и каркасов). Из 500 претендентов на курс отобрали всего 25 человек, и профессора знали каждого, работая практически по индивидуальной программе, в итоге, атмосфера обучения была теплой и дружеской, почти семейной. Даже после выпуска эти связи не разрушались, Константин Петрович много интересовался жизнью своих выпускников, всегда помогая им и советом, и рекомендациями при устройстве на работу.

Плаз – помещение для отрисовки корабля в натуральную величину с целью последующего изготовления шаблонов.

Источник фото: https://en.ppt-online.org/244014


Огромное влияние на личностное и профессиональное становление Владимира также оказал преподававший в институте Алексей Николаевич Крылов – выдающийся математик, механик и, по общему признанию, истинный отец современного отечественного кораблестроения. Его труды по строительной механике корабля, составленные им таблицы непотопляемости судов, работы по теории вибрации и математическому анализу оставались настольными книгами Владимира на протяжении всей жизни. И еще он всегда вспоминал главный педагогический принцип учителя – «учись учиться». «Никогда не останавливаться, учиться на протяжении всей жизни, и любить то, чем занимаешься!» – эти слова Крылова, стали, в полной мере, жизненным кредо и самого Юркевича.

Алексей Николаевич Крылов– выдающийся российский математик, механик и кораблестроитель. 1910-годы.

Источник фото: https://ru.wikipedia.org


Впрочем, попавший в такую удивительную интеллектуально-творческую среду молодой человек и сам был далеко «не промах»: его отличала редкая целеустремленность и работоспособность. После лекций он шел не домой, а в чертежные, где работал над проектами, пока в корпусе не гас свет. С тех времен выработалась привычка, сохранившаяся на всю жизнь – все важные расчеты делать самому, все чертежи перепроверять лично. Еще в студенческие годы Владимир впервые заинтересовался проблемой лучшей обтекаемости корпуса, задумавшись о её влиянии на скорость и другие характеристики корабля – как показала жизнь, это был, поистине, судьбоносный выбор!

Кроме блестящей теоретической подготовки в учебную программу отделения входила и ежегодная практика в коммерческих портах и на лучших судостроительных верфях по всему миру. К этому надо прибавить еще и летние плавания на судах, заходивших во многие европейские и азиатские порты от Ливерпуля до Порт Саида. К двадцати годам Владимир, без преувеличения, объездил полмира! Несколько раз за время учебы Юркевич посещал передовые заводы во французском Гавре, которые в тот момент работали над миноносцами для русского флота.

Петербургский политехнический институт в начале XX века. Справа вверху - Владимир Юркевич в его бытность студентом Политехнического института. Фото из личного дела.

(Архив кораблестроительного отделения Петербургского Политехнического института)


В итоге, по замыслу преподавателей, любой студент проходил три практики, в ходе каждой изучая три важнейшие составляющие создания и функционирования корабля – верфь, порт и, конечно же, само судно. При этом, замысел преподавателей состоял в том, чтобы практиканты максимально быстро погружались в процесс, не оставались сторонними наблюдателями, а пробовали изнутри, каково это - работать кочегарами, грузчиками, механиками, матросами. Кроме того, за время обучения каждый студент представлял три курсовые работы, посвященные вопросам проектирования корпуса корабля, его внутренних механизмов и портовых сооружений.

Где бы при этом ни находился Владимир, с чем бы ни столкнулся, всюду он имел полезную привычку вести подробнейшие дневниковые заметки, в которых сочетались яркие путевые наблюдения и профессиональные размышления, основанные на том, что удавалось подметить: технические детали, инновации в технологиях, секреты мастеров.

Насыщенное событиями время учебы пролетело незаметно, и в 1909 году, немного задержавшись с выпуском из-за разразившейся революции 1905-1907 гг., Юркевич с отличием защищает диплом, посвященный методам увеличения КПД паровых установок. Позднее, декан Боклевский назовет эту работу в числе лучших, из тех, что он принимал за долгие годы. К слову, сам Юркевич на пике мировой известности тоже признавал, беседуя с журналистами, что в основе всех достижений лежит его alma mater - Политехнический институт, «где учили на редкость хорошо» (добавим еще одну красноречивую деталь – химию студентам преподавал сам Д.И. Менделеев!).

Решив специализироваться в области военного судостроения, выпускник продолжает обучение на одногодичных курсах при Военно-морском инженерном училище в Кронштадте, «погружаясь с головой» в артиллерию, минное дело, корабельную архитектуру и проектирование боевых судов. После их окончании теперь уже подпоручик Юркевич – полноправный член корпуса корабельных инженеров – получает назначение на Балтийский судостроительный и механический завод.

Линкор «Севастополь».

Источник фото: https://ru.wikipedia.org/wiki


Печальные итоги русско-японской войны подвигли страну к принятию масштабной программы развития военно-морского флота. Юркевич практически сразу вошел в команду инженеров, занимавшихся строительством первых русских дредноутов, присоединившись к работе над первым линкором серии, получившем имя «Севастополь». Совсем молодому человеку доверяют произвести серьезные математические расчеты необходимой задерживающей силы для обеспечения плавного спуска корабля на воду. Практически это использовалось для установления точного времени отдачи якорей, удерживающих корабль. Церемония, проходившая в присутствии Николая II и других важных лиц, окончилась успешно, за что молодой инженер получает первую награду – орден «Св. Станислава» 3-ей степени. Сопричастность к этому проекту, по словам Юркевича, наполняла сердце гордостью, так как строящиеся российские линкоры по смелости конструкций и главным параметрам существенно опережали иностранные аналоги, что, кстати, признавалось и большинством зарубежных экспертов.

В 1911 году в повседневной рутине трудовых будней происходит событие, которое впоследствии сыграет важнейшую роль в судьбе нашего героя. Юркевич вместе с коллегами по Балтийскому заводу принимает участие в объявленном Морским министерством конкурсе на разработку лучшего проекта броненосца – супердредноута. Уже на первом этапе сложилась серьезная конкуренция – заявки подали 6 русских и 17 иностранных фирм. В финале встретились предложения двух однокурсников – выпускников Политеха: Якова Хлытчиева, работавшего на Адмиралтейском заводе, и Владимира Юркевича, представлявшего балтийцев. Хлытчиев показал проект, основанный на традиционном видении конструкции судна такого типа, лишь слегка развив и дополнив отдельные её моменты.

Юркевичу конкурс предоставил отличную возможность вернуться к интересовавшей его со студенческих времен и неоднократно обсуждаемой с учителем – Константином Петровичем Боклевским – теме: достижению лучшей обтекаемости корпуса корабля в воде. Пришло время подкрепить предыдущие наработки серьезными расчетами и оформить смелые идеи в полноценный проект. Исходной точкой его гипотезы стала мысль о том, что сопротивление воды движению корабля существенно снижается, если уменьшить поперечный размер судна в так называемом центре давления на корпус. Он составил формулу, которая позволяла находить место этого центра для судов разного типа. А затем, исходя из нее, и предложил оригинальный проект обводов корпуса корабля.

В принципе, в начале XX века эта тема была чрезвычайно актуальна и находилась в центре внимания конструкторов всего мира, и, в основном, предложения сводились к лежащему на поверхности решению – сделать корпус судна узким и длинным, входящим в воду подобно ножу, режущему масло. Правда, здесь возникал крайне неприятный побочный эффект – потеря остойчивости (удержания равновесия на воде) корабля.

Слева: схема - демонстрация того, как «бульб» взаимодействует со встречной волной. Справа: «бульбообразный» нос современного судна.

Источник фото – https://ru.wikipedia.org/wiki


Юркевич предложил принципиально другое решение – «короткий, пузатый по середине, напоминавшей котел, корпус, но с сильно заостренной кормой и «бульбообразным» («бульб» - (от французского слова - «лук») особое утолщение в нижней части корпуса корабля) носом». Подобная конструкция позволяла уменьшить встречную волну, и как показали дальнейшие испытания, обеспечить экономию мощности в 10-15 тыс. л.с. Несмотря на всю необычность и даже определенную странность проекта с точки зрения общепринятых канонов судостроения, успешные результаты проведенных на моделях испытаний - в России, а потом и в Германии – однозначно сделали его победителем. Юркевич даже был приглашен во дворец, где морской министр Григорович докладывал Николаю II о результатах, при этом, сам конструктор был искренне поражен тем, с каким неподдельным интересом и знанием дела император вникал во все вопросы, связанные с кораблестроением. И хотя в тот раз предложенный проект так и не дошел до стадии полноценной реализации, придет время, когда эта оригинальная идея принесет свои богатые плоды!

Спуск на воду подводного минного заградителя «Ерш». 1917 г. Ревель.

Источник фото: pinterest.ru


А пока продолжается обычная работа, впрочем, если вдуматься, рядовой её тоже не назовешь: в следующие годы Юркевич принимает участие в проектировании и строительстве крейсера «Измаил», а с началом Первой мировой войны теперь уже штабс-капитан Юркевич откомандирован в Ревель для участия в создании подводных лодок «Ёрш» и «Форель». Всего им было построено 11 подводных лодок и к тому же предложен оригинальный проект подводного минного заградителя, модель которого прошла все необходимые испытания. По результатам работы у молодого морского инженера появилась еще одна государственная награда: в 1915 году он получил орден «Св. Анны» 3-ей степени.

Блестящая теоретическая база и накопленный разносторонний опыт открывали для Юркевича перспективы дальнейшей успешной карьеры. Но тут случился 1917 год: две революции и гражданская война, разделившие жизнь конструктора на «до» и «после». И если «до» были спокойная семейная жизнь, научный поиск, общественная работа в Союзе морских инженеров и перспективы дальнейшей блестящей карьеры, то «после» началась совсем другая – горькая и непредсказуемая жизнь вдали от Родины.

Продолжение следует…

 


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 657
0 Комментариев