Версия для печати

Цвет нации

Владимир Юркевич – русский творец «морской легенды Франции»

«Нормандия» – крупнейший трансатлантический лайнер своего времени, «легенда французского морского флота», корабль с такой яркой и трагичной судьбой, что, кажется, к её написанию приложили руку сценаристы Голливуда. Удивительно, что это же можно сказать и о жизни одного из главных её создателей – талантливого русского корабельщика Владимира Юркевича, для которого история «Нормандии» стала одновременно и высшим триумфом, и чудовищной болью. Мы расскажем вам о главных моментах из жизни выдающегося морского инженера-кораблестроителя и сотворенной им легенды.

Рождение шедевра.

К тому моменту, когда в мае 1935 года «Нормандия» отправилась в свой первый рейс через Атлантический океан, она уже по праву считалась гордостью французского флота, заняв первые места в рейтингах самых больших (313,6 метров длиной – на 44 метра больше, чем у «Титаника»), быстроходных (максимальная скорость на испытаниях – 32,2 узла (59,6 км/ч), дорогостоящих (называлась умопомрачительная цифра в 200 млн. долларов), в общем, лучших пассажирских кораблей в мире.

Общие характеристики корабля, примененные при его создании технические решения, оснащенность 4 турбоэлектрическими установками совокупной мощностью в 160 тыс. лошадиных сил, наконец, роскошные интерьеры, перед которыми тот же «Титаник» выглядел чуть ли не провинциальной гостиницей – все это позволяло считать «Нормандию» подлинным шедевром предвоенного французского, да, пожалуй, и мирового судостроения. Сам вопрос превосходства во всем был настолько принципиален для судовладельцев «Нормандии», что, когда появилась информация, что строящийся английский лайнер «Куин Мэри» обходит французский корабль по вместимости, они приняли решение срочно и без огласки достроить дополнительную рубку, чтобы достигнуть рекордных 83400 регистровых тонн валовой вместимости.

Как только не называли «Нормандию» восторженные репортеры: «лучший пароход современности», «победитель стихии», «морская грёза», «роскошный отель на волнах», «плавучий город для привыкших к самому лучшему», «океанская колесница», и даже «Версаль на воде»! И это далеко не полный список пышных эпитетов и сравнений, которыми пестрели страницы газет и эфиры радиостанций. Советские читатели также были наслышаны о новом «чуде техники»: в популярной книге И. Ильфа и Е. Петрова «Одноэтажная Америка» кораблю посвящена отдельная, весьма комплиментарная глава, лишь слегка приправленная парой иронических ремарок. Но, конечно, имя инженера-эмигранта, создавшего корабль, по понятным причинам не упоминалось.

Река Луара и г. Сен-Назер, расположенный при её впадении в Атлантический океан, где были расположены верфи, на которых строилась «Нормандия» и происходила церемония её спуска на воду.

Источник фото: pinterest.ru


Состоявшийся в октябре 1932 года в городе Сен-Назер спуск «Нормандии» на воду вполне претендовал для мировой прессы на роль «события года». Неудивительно, что в церемонии приняли участие сам президент Франции А. Лебрен, министры его кабинета, журналисты ведущих мировых изданий и, конечно, же представители фирм-конкурентов: английских «Cunard» и «White Star», немецкой «NDL». Согласно традиции, первая леди Франции Маргарет Лебрен разбила о борт бутылку шампанского, став символической «крестной» корабля. Вместе со знаменитостями за происходящим наблюдало рекордное число зрителей – 200 тысяч человек. Многие из них позднее вспоминали, что ничего более величественного и фантастического в жизни не видели: с высоты 18-ти метров по огромному, специально сооруженному для этого случая 300-метровому стапелю, обильно смазанному жиром для уменьшения трения, громадный (27567 тонн) корабль медленно и практически без проблем вошел в воды реки Луары. Поднялась гигантская волна, щедро окатившая с ног до головы зевак на берегу и даже смывшая самых неосторожных в воду (хорошо хоть, что обошлось без трагичных последствий!). Зазвучала «Марсельеза», поддержанная приветственными гудками с других кораблей и криками: «VivelaFrance!» Это был момент подлинного торжества французской нации, как писали газеты.

Нормандия на пике славы.

Источник фото: pinterest.ru


С особым чувством, затаив дыхание, наблюдала за всем происходящим команда инженеров – создателей этого «морского чуда», среди которых был и русский кораблестроитель Владимир Юркевич с супругой Ольгой. Только она в полной мере знала, какой извилистый и трудный путь пришлось пройти её мужу, чтобы сейчас наблюдать за мировым триумфом своего детища.

Путь гения.

Владимир Иванович Юркевич. 1930-е гг.

Источник: pinterest.ru


Владимир Иванович Юркевич родился в 1885 году в Москве в известной дворянской семье. Его отец – Иван Викентьевич слыл в столичных образованных кругах настоящим знатоком географии, которую он преподавал в лучших учебных заведениях города. Семья была в дружеских отношениях со многими замечательными людьми своего времени, например, Цветаевыми, да и жизнь в Абрамцеве – знаменитой усадьбе Саввы Мамонтова, куда в юности Иван Викентьевич был приглашен в качестве домашнего учителя для детей известного промышленника и мецената, серьезно расширила круг интересных знакомств. Позднее, Иван Викентьевич станет одним из создателей и подлинной душой Русского географического общества, много сделавшим для популяризации географических знаний в России.

Неудивительно, что Владимир – старший из четверых детей – с ранних лет мечтал о дальних странах, море и кораблях. В семье сложилась атмосфера дружбы, доверия и деятельного творческого интереса ко всему, что происходит в мире. Все дети получили отличное образование – говорили на разных языках, обожали театр и литературу, прекрасно музицировали и рисовали. Владимир, к тому же, серьезно интересовался художественной фотографией и проявлял незаурядные математические способности.

Есть в его дневниках любопытный рассказ о первом подростковом опыте изготовления модели парусника. Как только он собрал корпус судна, ему не терпелось опробовать его в деле: он решил провести испытания на воде, которые прошли «на отлично». Но стоило только на корпусе появиться столь необходимым палубе и мачтам, ситуация драматично изменилась – при спуске на воду корабль переворачивался и тонул. Несколько дней юноша бился над решением проблемы и, наконец – о, чудо! (а, скорее, логика и расчет) – желаемая цель была достигнута: парусник стойко переносил любые раскачивания и гордо держался на плаву. Вот так, интуитивно, почти играючи, Владимир сделал первые шаги к разгадке, возможно, главного секрета кораблестроителей всех времен, начиная с древних финикийцев – секрета остойчивости судна (его способности удерживать равновесие на воде). Вполне вероятно, что именно эта юношеская победа подсознательно заложила дальнейшее направление его жизненного пути.

Продолжение следует…


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 657
0 Комментариев