Знаете ли вы?

Кто такие «ночные ведьмы»

Наши читатели знают, какое сложное положение сложилось на фронтах осенью 1941 года. Враг был на подступах к Москве, начиналась блокада Ленинграда, общая ситуация ухудшалась каждый день. В эти трудные дни по инициативе легендарной лётчицы Марины Расковой был сформирован 588-й ночной легкобомбардировочный авиационный полк. В феврале 1943 года за героизм и мужество личного состава полку было присвоено почётное звание «Гвардейский», и он был преобразован в 46 гвардейский ночной бомбардировочный авиационный полк. Командиром полка стала Евдокия Бершанская. Сама Марина Раскова стала командиром 587 бомбардировочного авиационного полка. Герой Советского Союза Марина Раскова погибла в январе 1943 года.

Девушки в воздухе

Евдокия Бершанская имела богатый лётный опыт, летала и ночью, и в слепом полёте, уже командовала женским отрядом пилотов, который был создан в Батайской лётной школе. Было командиру полка в ту пору 29 лет. Шутливо её боевое подразделение называли «Дунькиным полком». Набранные лётчицы прошли ускоренные курсы подготовки, и уже 23 мая 1942 года на фронте появился необычный авиационный полк. На первых порах подразделение насчитывало 115 девушек 17-25 лет.

Начинали свою службу девушки трудно. Лётная форма им была выдана поношенная мужская, а летали они на видавших виды самолётах 1920-х годов По-2 (Поликарпова). Самолёты были фанерными, двухместными, а приборы на них были самыми примитивными. Первоначально никакой радиосвязи не было, вся навигация осуществлялась при помощи секундомера и карты. Вооружения на самолетах не было (кроме пистолетов), защиты от пуль и осколков тоже не было, как и парашютов, а были только две бомбы, которые крепились под крыльями. После бомбардировок приходилось возвращаться, вновь брать бомбы и вылетать на новые задания. Девушки рассказывали, что за ночь они совершали до 15 вылетов. Они бомбили немецкие военные укрепления, склады и тыловые базы.

Полёт метлы

Самолёт По-2 был лёгкий, летал на низкой высоте и практически не был заметен немецким радарам. А тактика была очень простой: перед целью лётчицы глушили моторы, самолёт беззвучно планировал, они бросали бомбы, вновь включали моторы и улетали домой. Шум планирующего самолёта ассоциировался с «шуршанием ведьминой метлы в ночи». Поэтому немцы называли их «Nachthexen» (ночные ведьмы).

Лётчицы 46-го гвардейского полка приняли участие в крупнейших боевых операциях Красной Армии: битве за Кавказ, освобождении Кубани, Тамани, Новороссийска, Крыма, Белоруссии, Польши и в боях на территории Германии.

Самолёты полка провели в воздухе 28676 часов, или 1191 полных суток, за это время «Ночные ведьмы» уничтожили 17 переправ, 46 складов боеприпасов, 86 огневых точек врага, множество топливных цистерн, 9 поездов, 2 железнодорожные станции. Всего они сбросили на врага 3000 тонн бомб. Но было ещё одно –  это ужас, который наводили ночные налёты «ведьм» на немецкие войска. За годы войны погибли 32 девушки и 23 боевые машины. 23 военнослужащим полка было присвоено звание Героя Советского Союза. Вечная память лётчицам «небесного тихохода»!

В 2015 году запущен 8-серийный документальный сериал «Прекрасный полк». Этот фильм снимался при поддержке Российского военно-исторического общества. Он рассказывает об удивительных судьбах женщин, участвовавших в сражениях Великой Отечественной войны. Фильм под номером 7 рассказывает о судьбе Евдокии Давыдовны Бершанской – командире легендарного авиационного полка, прозванного фашистами «Ночными ведьмами».

Источник фото: https://www.pinterest.com/


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 12540
2 Комментария

Боровков Леонид

Когда вы песни на земле поёте
Тихонечко вам небо подпоёт
Погибшие за Родину в полёте
Мы вечно продолжаем свой полет
Мы вальс и метели безмолвные
Мы ветер и крик журавлей
Погибшие в не за Родину в полёте
Мы вечно продолжаем свой полет...

Igor Semirechenskiy Игоревич

Баллада о цифрах
Маме и её боевым подругам
Навсегда для меня девятьсот двадцать шесть — это вылеты в небо ночное,
Это кровь, это пот, это боль, это смерть…
Девятьсот двадцать шесть — значит, мама вернётся из боя,
Девятьсот двадцать пять — значит, мамой ей быть не успеть.
Это мы, ваши дети, учились читать по приказам о ваших наградах,
Географию знали по пути боевому полка,
А считать начинали по вашим утратам и ранам,
И количеству бомб, и полётов ночных на врага.
Лишь потом мы узнали, что не всех убедить было можно
Вашим подвигом в нашей стране — тех, что слепы и ночью, и днём.
Что не всех эти строки, и даты, и цифры волнуют тревожно,
Что не всем будут снится ваши сполохи в небе ночном.
Что не так уж и сладко бывало вам всем и потом, в мирной жизни.
Вот и я, мама, с детства запомнил, как слёзный платок теребя,
Ты не раз проклинала какого-то злого фашиста,
Что тогда, на войне, не убил он, проклятый, тебя…
Он не смог. А свои, вероятно, не раз убивали,
И сейчас убивают, тем более, всех, кто дожил —
Вероятно, за то, что спасали вы жизнь этой швали,
И страну поднимали, не щадя угасающих сил.
Девятьсот двадцать шесть… Не спала моя мама той ночью Победной,
В госпитальном бреду, а кому вечный сон — не сочтёшь…
Девятьсот двадцать шесть… И сегодня не спишь ты, наверно…
Девятьсот двадцать СЕМЬ? Ты теперь никогда не уснёшь…