Над Москвой-рекой, на круче,

Где стоит наш Кремль теперь…

ZYyfGyv522SodY89TzvJq88WnGz2MYpBIX8VoSAC

Своими силами

Столица России, как и многие средневековые города, была основана на выгодном по тем временам месте – крутом холме при впадении реки Неглинки в крупную реку Москву. Холм на излучине – отличное место для крепостицы, овраги Неглинки и ее притоки, а также болота на берегах ближней реки Яузе – отличные естественные препятствия для противника, а сама Москва-река – торговая и грузовая артерия, источник воды и природный отвод жидких нечистот, которые, будучи слитыми в малых количествах, позволяли местной околоводной фауне откормиться, радуя рыбаков и охотников.

DqSIcEidn7WIX46R8t0MMEMV281EUU2XTqmqWDDz

Однако город рос, и возможностей рек, которые вполне удовлетворяли потребности столицы при Дмитрии Донском, к концу XVII века уже не хватало. К тому же выше по течению росли и другие города – вроде Звенигорода, Старой и Новой Рузы, которые потребляли и загрязняли воду. Строительные работы на берегах, работа производств и хозяйств, сливы нечистот приводили к тому, что Москва-река мелела, заболачивалась, а других достаточно крупных источников воды в регионе попросту не было. В XVIII веке нехватка воды, пригодной для внутреннего потребления, стала серьезной проблемой для города, бьющей по санитарно-эпидемиологической обстановке. Да и «техническую» воду, например, для тушения пожаров, не так-то просто было достать, особенно на севере и северо-востоке Москвы.

Обводнение. Первые попытки

Простейшие водовзводные приспособления имелись и в деревянном, и в белокаменном Кремле. Доподлинно известно, что при строительстве краснокаменного Кремля (конец XV столетия) система обводнения комплекса была интегрирована в проект: под Арсенальной башней (о ней мы упоминали в статье об исследователе Игнатии Яковлевиче Стеллецком), располагался колодец, наполняемый грунтовыми водами проходившей рядом и на тот момент запруженной реки Неглинки. Из колодца вода поднималась специальным механизмом на мускульной (людской или животной) тяге, наполняя резервуары в верхних секциях башен, откуда уже в зависимости от потребностей по желобам поступала в кухни, мастерские, бани, прачечные, конюшни и так далее: «на основаниях каменных водныя течи, яки реки, текущие через весь Кремль-град осадного ради сидения». Позже, в начале XVII века, аналогичная, но более совершенная система с колодцами и подъемными машинами появилась в противоположной части Кремля – в Тайницкой и Водовзводной башнях, но эти колодцы пополнялись водой уже из Москвы-реки. По сути, мы имеем простую систему пополняемых водонапорных башен. Предполагается, что под Кремлем имелись цистерны для создания запаса воду на случай осады, но серьезных исследований на эту тему не проводилось. Однако в другие районы вода поставлялась бочками и ведрами, причем по достаточно кусачей цене.

SFUiIA9txb97fWhoss3BdbmYPx9huYWotleE6k1p

Первыми по-настоящему гидротехническими сооружениями в Москве можно считать шлюзы и рвы на реке Неглинке, а также на канале вдоль Красной площади. В 1508 году Василий III повелел Алевизу Фрязину «построить вкруг града Москвы каменный ров и починить кирпичные пруды» (здесь значение слова «пруды» двоякое: обозначает и саму стоячую во рву воду, и запруду, которая перекрывает течение; но ударение в любом случае следует ставить на «Ы»). Ров был 541 метр длиной, до 36 метров шириной и около 8,5 м глубиной. Казалось бы, чем не водохранилище? Но вода во рвах застаивалась, и быстро приходила в негодность от нечистот, сливаемых из близлежащих строений, особенно во время проходивших на Красной площади мероприятий. До нас дошли устные свидетельства о вони, которая периодически стояла под стенами Кремля, и, считается, что запах стал одной из причин, по которой рвы позже ликвидировали, а Неглинку вовсе убрали в трубы.

Но пример оказался заразительным и быстро был перенят формирующейся в XVI-XVII веках усадебной культурой. В те времена наиболее богатые и крупные загородные резиденции обзаводятся системами шлюзов и дамб, которые позволяют наполнить из небольших речушек достаточно крупные пруды, используемые в хозяйстве и отдыхе. Посмотреть на эти сооружения можно и сейчас, прогулявшись по набережным прудов у Измайловского дворца, в парках усадеб Борисово, Головино, на Академических прудах и многих других. В перестроенном виде гидросооружения до сих пор выполняют свою функцию.

XVIII-XIX века. Водоснабжение

К началу XVIII века в столице было более 800 прудов, около 5000 частных (в усадьбах и дворах) и несколько десятков общественных колодцев, откуда можно было черпать относительно пригодную для питья воду. По идее, из-за отсутствия в городе канализации, для вывоза нечистот люди должны были вызывать специальных золотарей – тогдашних ассенизаторов. Однако, чтобы сэкономить на вывозе, нечистоты часто сливали в реки, ручьи, пруды, болотца и канавы, загрязняя эти самые водоемы, а также грунтовые воды (следовательно, и сами колодцы). В итоге вода становилась «помойной», а людям приходилось платить за чистую воду и ее доставку водоносам, что стоило недешево. Ситуация ухудшалась, и во второй половине XVIII века на всю Москву оставалось только три общественных колодца с пригодной для питья водой. 

BfxwRAz2RwPOVw6dTAQJoDePJazkZ1xR0i8jYN8s

Ввиду роста населения санитарные условия в городе тоже ухудшались, что провоцировало вспышки тяжелых инфекционных заболеваний. В 1771 году страшная эпидемия чумы унесла жизни четверти населения города, вылилась в бунты, убийства, грабежи и беспредел. К тому же многие водоносы либо погибли, либо разбежались. После этих событий жители обратились к императрице Екатерине II с просьбой «провести в город хорошую воду». К 1805 году был построен Мытищинский водопровод. Система собирала воду из ключей в верховьях Яузы возле поселка Громовой Ключ, после чего вода самотеком шла в город по кирпичной галерее шириной около метра, проложенной преимущественно под землей, в московский Самотецкий пруд. Старая трасса водотока проходила по красивому Ростокинскому акведуку, по которому сейчас можно прогуляться в одноименном районе. Однако, водопровод был построен с ошибками, быстро начал иссякать, ломаться, к тому же до дома воду приходилось доставлять из питаемых водопроводом фонтанов и прудов. Весь XIX век проходили модернизации и улучшения системы: установка паровых насосов, водонапорных башен, увеличение потока воды, расширение сети водопровода (подключиться «к трубе», как мы привыкли, можно было с 1850-х). К началу XX века вода для города поступала из Мытищ, но уже по совсем иной системе, а также были открыты водопроводы, питавшиеся от верхнего течения Москвы-реки (в районе Рублево), что привело к еще большему ее обмельчанию.

p2inp94JK63Q6OKavGcIVFoBppRq6lfUcnuWD7KI

XVIII-XIX века. Обводнение

Тем не менее проблему загрязненности и маловодности реки-родительницы города эти меры не решали. Водный режим Москвы-реки, как и большинства европейских рек, нестабилен: она более чем наполовину питается снегом. В связи с этим уровень воды в реке очень неравномерен в зависимости от времени года: весенние паводки из-за таяния снегов могут поднять реку до восьми метров, но летом она мелеет, в период осенних дождей снова приходит в норму. В сухое время года реку во многих местах можно было перейти вброд (например, известный Крымский брод находился на месте нынешнего одноименного моста), не редкостью были острова, а судоходство было возможно для судов с осадкой не более 0,5 метра. Становилось ясно, что растущей столице требовался более стабильный и мощный источник для забора питьевой воды и судоходства.

91r1gdt25ij0skiZ4IW4sqiwICzGY4asvz2GG5To

Проблему судоходства решали с помощью дамб и каналов: к 1786 году по заболоченной низине – старице Москвы-реки – параллельно ее центральной излучине было проложено русло Водоотводного канала, образовав тем самым остров Балчуг. В 1836 году на основном русле Москвы-реки, в районе храма Христа Спасителя была отстроена Бабьегородская плотина, которая была разборной и собиралась после весеннего паводка, а в нижнем течении Канала, где сейчас находится Шлюзовая набережная, построена Краснохолмская плотина и непосредственно шлюз. Таким образом, в русле Москвы-реки, проходившем вдоль стен Кремля, уровень воды был почти на три метра ниже, чем в проходившем параллельно Обводном канале (между Болотной площадью и Замоскворечьем). Это позволило организовать движение грузовых судов и плотов во время навигации. При этом уровень воды реки в верхнем течении повышался, что исключало образование бродов и создало запрос на строительство мостов, при этом на водосбросе были построены турбинные приводы для производств. Канал и его инфраструктура несколько раз модернизировались.

HFIzZjXGuaObddr6qLRRCQsMUlvdVOZWl5EnHSoq

В 1870-е годы в Москве появляется туерное судоходство – это вид движителя, при котором пароход двигается не благодаря вращению гребного винта, а наматывая на валик цепь или канат, проложенный по дну водоема.

К 1877 году был воплощен первый глобальный гидропроект – Москворецкая шлюзованная система: комплекс из целых шести плотин, построенных в течении реки от Можайска до Коломны (где река Москва впадает в Оку). Все плотины были однотипными и разбирались во время паводков, шлюзы при всех плотинах были однокамерными (длиной 205 метров, шириной по дну 15,6 метра и шириной ворот 5 метров), кроме двухкамерного Перервинского, который стал бриллиантом в короне этого гидросооружения. Длина русла Москвы-реки, задействованного в системе, составляла около 300 километров, а подпор воды (то есть общий перепад высот ее уровня) составил 16 метров, что обеспечивало проход судов с осадкой до 0,9 метра.

awvmpu6JGDXaN8Lu9l7fyn8RLa3PBxzA7zJm1Kuf

Критическая ситуация и новые планы

В 1920-х годах сооружения Московского гидроузла ремонтируются и модернизируются, но в целом ситуация с водой снова становится тяжелой: стремительный рост населения Москвы в 1920-х – 1930-х годах (в три с половиной раза) привел к серьезному дефициту воды. Пропускная способность водопровода к 1936 году возросла во столько же раз, но на душу населения города в среднем все равно приходилось только 117 литров воды в сутки при норме около 300 литров. Основным недостатком москворецкой системы водоснабжения были ее ограниченная мощность и питание города водой с северо-западной стороны – из Москворецкого и Мытищинского водопроводов. Незначительная часть воды поступала из артезианских скважин в черте города, более мелких локальных систем и грунтовых вод.

oemYXnqt9DcmhmtuiO0Y98Zppy9SnsgongGD3Jfy

Сама Москва-река и ее притоки к 1931 году достигли крайней степени загрязнения из-за сброса в них канализационных и промышленных вод. Отчет Санитарного института им. Эрисмана о состоянии вод на 1934 год свидетельствовал: «сильное загрязнение, в реке плавают фекалии; бактерий 1 145 370/см³; окисляемость 18,4; потребление кислорода 27,9 мг/л». Оздоровить реки города могли только коренное переустройство канализации и обводнение (увеличение напора и силы течения) в руслах. Не хватало водной глади и для растущих потребностей в транспортных перевозках.

V9zCowS8pT7MHuP3jC9EwJpGdGiLcfDPKunQSkxX

Требовалось фундаментальное обновление московской гидросистемы. Проекты обводнения, которые должны были решить проблемы города, появились еще в начале XX века. Но уже тогда было ясно, что воды Москвы-реки недостаточно. 15 июня 1931 года на июньском пленуме ЦК ВКП(б) по докладу Л. М. Кагановича о положении с водой в столице и других городах для водоснабжения Москвы, а также в транспортных целях было решено использовать ресурсы Волги, протекающей в 120 километрах к северу от столицы, путем соединения с Москвой каналом.

О невероятном строительстве этого сооружения – в следующей части рассказа.