Версия для печати

Цвет нации

Тайна рождения и героическая смерть контр-адмирала Владимира Истомина

19 марта 1855 года недалеко от Малахова кургана погиб второй из трех легендарных адмиралов — защитников Севастополя

Имена трех адмиралов навечно связаны с героической первой обороной Севастополя во время Крымской войны 1853-55 годов: адмирала Павла Нахимова, вице-адмирала Владимира Корнилова и контр-адмирала Владимира Истомина. Все трое погибли на севастопольских бастионах и были погребены во Владимирском соборе, который с той поры стал неофициально называться Адмиральским. Но не только эти события связали трех адмиралов. Все они были учениками и последователями адмирала Михаила Лазарева — одного из самых знаменитых русских флотоводцев, воспитавшего плеяду блистательных морских офицеров. Но именно Владимиру Истомину выпала горькая доля оставаться рядом с учителем до последней минуты его жизни и проводить наставника в последний путь.

Мраморный бюст адмирала В.И. Истомина на здании Панорамы «Оборона Севастополя 1854–1855 годов»

Мраморный бюст адмирала В.И. Истомина на здании Панорамы «Оборона Севастополя 1854–1855 годов»

Источник: spravka.sevas.com


Запись в таллинской метрике

Если о последних годах жизни Владимира Истомина сегодня известно довольно много и военно-морская карьера его подробно изучена, то ранний период его жизни до сих пор остается окутанным тайнами. Начать хотя бы с того, что до сих пор многие справочники, энциклопедии и документальные исследования указывают разные годы и разные места его рождения! Говорится и о 1807-м годе, и о 1809-м, и о 1810-м, и даже о 1811-м, меняются дни и месяцы — где-то фигурирует 6 (18 по н. ст.) марта, где-то — 9 (21 по н. ст.) февраля. Местом же рождения будущего героя называют и Псковскую губернию, и Пензенскую, хотя чаще всего упоминается Эстляндская, поскольку именно в Ревеле (нынешнем Таллине) служил в Эстляндской казенной палате отец Владимира — Иван Андреевич Истомин.

Лишь недавно исследователям удалось обнаружить в метрической книге Казанской церкви в Ревеле (Таллине) запись о рождении у четы Ивана и Евдокии Истоминых сына Владислава — а именно так звали будущего адмирала вплоть до поступления в Морской корпус. Согласно этой записи, мальчик родился 9 (21 по н. ст.) февраля 1810 года, и, судя по всему, именно эту дату и стоит считать наиболее точной. Так же, как и место рождения: город Ревель Эстляндской губернии. Это подтверждает и еще один факт, зафиксированный в той же метрической книге Казанской церкви. Восприемником, то есть крестным отцом младенца, там записан начальник Ревельской эскадры вице-адмирал Федор Ломен. Этот человек немало сделал для того, чтобы все пятеро сыновей Ивана Истомина получили возможность пойти на флотскую службу, но лишь у одного из них он был крестным отцом — и крестник не посрамил его.

Линейный корабль «Азов» во время Наваринского сражения. Фрагмент картины художника Ивана Айвазовского «Сражение при Наварине», 1848 год

Линейный корабль «Азов» во время Наваринского сражения. Фрагмент картины художника Ивана Айвазовского «Сражение при Наварине», 1848 год

Источник: commons.wikimedia.org


По стопам братьев

В том, какую профессию избрать, Владислав, которому недолго оставалось называться этим именем, вряд ли сомневался: пример старших братьев — Константина и Андрея, уже поступивших в Морской корпус, был перед глазами. И 7 сентября 1820 года десятилетний Владислав подает на имя императора Александра I прошение о зачислении его в то же учебное заведение, служившее тогда главной кузницей командных кадров для русского флота. В этом обращении он особенно отмечает, что получил неплохое домашнее образование, поскольку «обучен по-российски читать и писать и отчасти арифметике».

Через три года, 31 марта 1823 года появляется приказ по Морскому кадетскому корпусу, который гласит: «По высочайшему повелению недоросли из дворян определяются в кадеты в комплект и помещаются: Владимир Истомин в 3-ю… роту, коих Главному дежурному штаб-офицеру внести по Корпусу в список, а ротным командирам довольствовать против прочих». Здесь Владислав впервые назван Владимиром, и именно это имя с той поры станет для него обычным, так что даже родные в письмах будут обращаться к нему «любезный Владимир».

«Черноморский 120-пушечный линейный корабль «Париж». Картина художника Ивана Айвазовского, 1854 год

«Черноморский 120-пушечный линейный корабль «Париж». Картина художника Ивана Айвазовского, 1854 год

Источник: artchive.ru


Судя по всему, домашнее образование Владимира Истомина действительно оказалось на высоте, поскольку уже 31 мая 1824 года его производят в гардемарины — чин, который, как правило, присваивался лишь ученикам первого, выпускного класса. Однако до выпуска было еще три года, и, видимо, досрочное производство было способом отметить блестящие успехи будущего моряка в учебе, на которые обращали внимание все его преподаватели. Но судьба распорядилась так, что столь рано полученное звание Владимиру Истомину пришлось носить чуть дольше, чем многим однокашникам: получить по окончании Морского кадетского корпуса звание мичмана он не смог «по недостатку лет».

Ученик, не покинувший учителя

Зато Владимир Истомин навсегда запомнил день своего производства в мичманы: это произошло сразу после Наваринского сражения, в котором молодой гардемарин сражался на линейном корабле «Азов» под командованием своего будущего главного наставника, тогда капитана первого ранга Михаила Лазарева. Бок о бок с ним сражались не только его старший брат мичман Константин Истомин, но и будущие товарищи по Севастопольской обороне — лейтенант Павел Нахимов и мичман Владимир Корнилов. Заслуги Истомина в сражении были отмечены не только мичманским званием, но и Знаком отличия ордена Святого Георгия — Георгиевским крестом. Отмечен был и сам «Азов», который стал первым в русском флоте кораблем, пожалованным кормовым Георгиевским флагом.

Отражение ночного штурма защитниками Камчатского люнета». Рисунок художника Иллариона Прянишникова из альбома «Эпизоды Севастопольской жизни 1854-1855 годов», 1871-1872 годы

Отражение ночного штурма защитниками Камчатского люнета». Рисунок художника Иллариона Прянишникова из альбома «Эпизоды Севастопольской жизни 1854-1855 годов», 1871-1872 годы

Источник: callmycow.livejournal.com


До 1832 года мичман Владимир Истомин продолжал служить на «Азове», потом перешел на фрегат «Мария», а в 1835 году был переведен на Черноморский флот, которому и отдал всю оставшуюся жизнь. Именно здесь он за два десятка лет дослужился до звания контр-адмирала, причем звания капитана второго и первого ранга получил с опережением — за отличия. На Черном море Истомин станет ближайшим сподвижником адмирала Михаила Лазарева. Именно он попросит одаренного офицера последовать за ним в заграничную поездку, из которой Лазареву уже не суждено будет вернуться. В Вене, где выдающийся русский мореплаватель будет доживать последние дни, капитан первого ранга Истомин будет фактически начальником выездного штаба при командующем Черноморским флотом — и справится с этим блестяще. А потом ему выпадет горькая обязанность провожать своего наставника в последний путь: именно Владимир Истомин будет организовывать отпевание усопшего адмирала, а потом сопровождать его прах по пути на родину.

Блестящий командир

Было бы неправильно, однако, считать, что служба Владимира Истомина определялась только близостью к выдающимся личностям. Нет, он прежде всего был блестящим морским офицером, что и доказал неоднократно и в сражениях, и в периодах между ними. Корабли, которыми он командовал, неизменно становились лучшими на Черноморском флоте; так, пароход «Северная звезда», которым лейтенант Истомин командовал с июля 1837 года, был выбран для организации плавания императора Николая I с семьей по Черному морю с заходом в Севастополь, а потом на берега Северного Кавказа. А 120-пушечный линейный корабль «Париж», командовать которым Истомина назначил адмирал Лазарев в 1850 году, неизменно объявлялся лучшим по флоту за блестящий, в том числе и в прямом смысле слова внешний вид и исключительно грамотные действия экипажа.

Доказательством, что все это не было лишь внешним лоском, стало участие корабля в Синопском сражении 18 ноября 1853 года. В ходе боя «Париж» вывел из строя четыре вражеских корабля, потеряв при этом всего одного члена экипажа убитым и восемнадцать ранеными, за что удостоился высшей похвалы командующего эскадрой вице-адмирала Павла Нахимова. Легенда гласит, что Нахимов, видя успехи «Парижа», приказал поднять сигнал благодарности, но приказ не смогли выполнить, поскольку все фалы на флагмане оказались перебиты. Впрочем, у адмирала Нахимова нашлась и другая возможность выразить свое восхищение флотоводческим талантом сослуживца: за отличие, проявленное в Синопском сражении, капитан первого ранга Владимир Истомин был произведен в контр-адмиралы. В знак особого уважения офицеры «Парижа» преподнесли в дар своему командиру адмиральские эполеты, которые он поклялся никогда не снимать.

Памятный знак на месте гибели контр-адмирала Владимира Истомина у подножия Камчатского люнета на Зеленом холме в Севастополе, установленный в 1904 году

Памятный знак на месте гибели контр-адмирала Владимира Истомина у подножия Камчатского люнета на Зеленом холме в Севастополе, установленный в 1904 году

Источник: wikimapia.org


«Я берег это место для себя»

Клятву эту контр-адмирал Владимир Истомин выполнил буквально — но, увы, срок жизни ему был отведен недолгий. Победа в Синопском сражении стала одним из поводов для вступления европейских держав, прежде всего Англии и Франции, в войну Турции с Россией, получившую название Восточной, или Крымской. А просчеты русского военного руководства привели к тому, что очень скоро высадившийся в Крыму десант союзников осадил главную базу Черноморского флота — Севастополь. После того, как большую часть кораблей пришлось затопить на входе в бухту, чтобы перекрыть противнику доступ к городу с моря, флотские офицеры приняли на себя командование сухопутной обороной.

Контр-адмиралу Владимиру Истомину достался один из самых трудных участков, так называемая 4-я оборонительная линия. Она включала в себя не только Малахов курган, ставший главным символом мужества севастопольских защитников, но и 1-й и 2-й бастионы — фактически всю Корабельную сторону. На этом участке обороны контр-адмирал Владимир Истомин получил возможность во всем блеске продемонстрировать навыки полевого артиллериста, которые он как кадет Морского корпуса получил четверть века назад. И совершенно закономерно за успешное отражение первой бомбардировки Севастополя он будет награжден орденом Святого Георгия III степени, а вскоре получит прозвище «бессменного часового Малахова кургана». Недалеко от него он и будет убит французским ядром 7 (19 по н. ст.) марта 1855 года по пути на курган после осмотра новых укреплений на Камчатском люнете.

Усыпальница адмиралов во Владимирском соборе в Севастополе. Прах контр-адмирала Владимира Истомина покоится под крайней правой плитой

Усыпальница адмиралов во Владимирском соборе в Севастополе. Прах контр-адмирала Владимира Истомина покоится под крайней правой плитой

Источник: yuhanson.livejournal.com


На месте гибели Владимира Истомина по приказу адмирала Павла Нахимова — последнего из легендарной адмиральской тройки — выложили из ядер крест; через полвека здесь будет воздвигнут мраморный обелиск (он сохранился до наших дней). Гроб с телом погибшего адмирала установили в Михайловском соборе, накрыв его кормовым флагом линейного корабля «Париж», а после отпевания перенесли в строящуюся усыпальницу Владимирского собора. Владимира Истомина похоронили рядом с прахом его учителя и командира Михаила Лазарева и товарища по службе Владимира Корнилова. «Я берег это место для себя, но решился уступить ему», — напишет родным погибшего адмирал Нахимов, который и сам вскоре упокоится рядом.

Обложка: Контр-адмирал Владимир Истомин. Рисунок из альбома «Портреты лиц, отличившихся заслугами и командовавших действующими частями в войне 1853-1856 годов», 1858-1861. Источник: genrogge.ru


Смотрите также:

Павел Нахимов: женатый на морской службе адмирал

Адмирал Михаил Лазарев — исследователь и воспитатель

Адмирал Корнилов – блюститель чести флага и чести нации

Синоп: последняя битва парусных гигантов

Как защитники Севастополя расстреляли «Париж» и подожгли «Лондон»


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 16438
1 Комментарий

Ккк Александр

Ещё в детстве зачитывался книгами о Нахимове, Истомине, Корнилове и о защите Севастополя. Героев России забывать нельзя. Они - наша гордость.