Знаете ли вы?

Владимирский собор: главная могила русских адмиралов

5 октября 1888 года в колыбели Черноморского флота был освящен Собор Святого равноапостольного князя Владимира

Графская пристань, Малахов курган, Приморский бульвар, Памятник затопленным кораблям — в этом ряду исторических памятников, символов Севастополя, особое место занимает Собор Святого равноапостольного князя Владимира. Храм этот в городе, да и далеко за его пределами, давно называют еще Усыпальницей адмиралов. С одной стороны, это совершенно точно отражает особенность собора, в нижнем храме которого захоронен прах знаменитых адмиралов Михаила Лазарева, Павла Нахимова, Владимира Корнилова и Владимира Истомина. С другой стороны, такое название позволяет отличать его от другого Владимирского собора — того, что воздвигнут в Херсонесе над местом, где в Х веке принимал крещение князь Владимир.

Могила адмиралов Истомина, Корнилова и Нахимова в недостроенной нижней церкви Владимирского собора в Севастополе, 1855 год. Литография Василия Тимма с рисунка Николая Берга

Могила адмиралов Истомина, Корнилова и Нахимова в недостроенной нижней церкви Владимирского собора в Севастополе, 1855 год. Литография Василия Тимма с рисунка Николая Берга

Источник: http://zerkalokryma.ru


За неполные два века, что прошли с момента появления проекта храма, собору пришлось пережить многое: три войны и две Севастопольские обороны, период воинствующего атеизма, и даже прожить четверть века в другой стране. Но своей роли, которую отвел ему один из инициаторов строительства, губернатор Севастополя и командующий Черноморским флотом, адмирал Михаил Лазарев, — быть центром духовной жизни и символом города — он не терял никогда.

Склеп четырех адмиралов

Севастопольские Владимирские соборы не случайно путают между собой, ведь тот, который сегодня возвышается на Центральном городском холме и который именуют Усыпальницей адмиралов, первоначально планировалось поставить… в Херсонесе! Именно такой была идея командующего Черноморским флотом, адмирала Алексея Грейга, с которой он в 1825 году обратился к императору Александру I. Но смерть самодержца помешала сразу же взяться за реализацию идеи, и только в 1829 году его брат Николай I объявил конкурс на проект нового храма, который выиграл уже известный к тому времени архитектор Константин Тон. Он спроектировал пятиглавый собор в русско-византийском стиле, традиционном для той эпохи, — но в таком виде храм так и не был построен.

Открытка с видом на фасад Собора Святого Равноапостольного князя Владимира в Севастополе, начало ХХ века

Открытка с видом на фасад Собора Святого Равноапостольного князя Владимира в Севастополе, начало ХХ века

Источник: http://stvladimir.orthodoxy.ru


Средства на постройку собирались по всероссийской подписке, и этот процесс занял не один десяток лет. В начале 1840-х годов к строительству еще не приступили, и это позволило адмиралу Лазареву обратиться к Николаю I с прошением разрешить возвести новый собор не в Херсонесе, а в городе, которому отчаянно не хватало церквей и которому требовался свой «морской» собор, — а именно таковым знаменитому адмиралу и виделся новый храм. Император идею одобрил и лично указал место расположения храма на Центральном холме. Но и после этого стройка шла очень неспешно — по-прежнему из-за нехватки средств. Хотя именно это и позволило после смерти Михаила Лазарева в Вене в 1851 году доставить его прах в Севастополь, для которого флотоводец сделал многое, и погрести его в склепе, заложенном в основании будущего храма.

Так в будущем Владимирском соборе появилась первая адмиральская могила. Через четыре года здесь упокоятся еще три адмирала — все, как один, ученики Михаила Лазарева. Первым здесь похоронили погибшего 5 октября 1854 года вице-адмирала Владимира Корнилова, вторым — убитого 7 марта 1855 года контр-адмирала Владимира Истомина. Обоих провожал в последний путь адмирал Павел Нахимов, который после похорон Истомина заметил, что, дескать, есть место еще для одного, хоть в ногах товарищей. Эти слова оказались пророческими: 30 июня 1855 года умершего от смертельной раны Нахимова положили здесь же, в склепе в основании будущего храма, стены которого в тот момент поднимались над землей едва ли на метр…

Групповая фотография офицеров Черноморского флота и горожан после Пасхальной службы во Владимирском соборе, начало ХХ века

Групповая фотография офицеров Черноморского флота и горожан после Пасхальной службы во Владимирском соборе, начало ХХ века

Источник: http://stvladimir.orthodoxy.ru


Имена на стенах

После окончания Севастопольской обороны строительство собора возобновилось, но опять шло очень неторопливо — на сей раз потому, что прежний проект решено было переработать. Сделал это архитектор Алексей Авдеев, автор храма Святого Николая на Братском кладбище на северной стороне Севастополя, — и это еще больше подчеркнуло символический характер собора, ставшего еще одним памятником героям обороны города. Еще заметнее эта роль стала после того, как в 1883 году, когда нижний храм был достроен и освящен, император Александр III своим указом повелел «в Севастополе, в храме Святого Владимира, иметь мраморные доски с именами и фамилиями адмиралов, штаб- и обер-офицеров Морского ведомства, убитых или умерших от ран во время войны 1853–1856 годов», а также «доски для умерших впоследствии Георгиевских кавалеров: адмиралов, генералов, штаб- и обер-офицеров Морского ведомства, удостоившихся получить орден Святого Георгия за храбрость во время той же войны, и впредь вносить на эти доски имена и фамилии таких же кавалеров по их кончине».

Самым первым удостоился чести быть упомянутым на стене Владимирского собора адмирал Григорий Бутаков, умерший в Санкт-Петербурге в 1882 году. На Черном море он прославился тем, что 5 (17) ноября 1853 года в ходе первого в истории боя паровых кораблей атаковал и захватил 10-пушечный турецкий пароход «Перваз-Бахри», за что был произведен в капитаны II ранга и удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени, а во время обороны Севастополя командовал отрядом пароходофрегатов, которые поддерживали огнем войска на суше. Всего же на стенах верхней церкви собора — там, где такие плиты можно было легко увидеть и прочитать, не поворачиваясь спиной к алтарю, — со временем разместили 81 мраморную плиту с 72 именами офицеров Морского ведомства, написанными покрытыми сусальным золотом свинцовыми буквами.

Внутренне убранство верхней церкви Владимирского собора, начало ХХ века

Внутренне убранство верхней церкви Владимирского собора, начало ХХ века

Источник: http://stvladimir.orthodoxy.ru


Но были и люди, которые удостоились чести упокоиться в нижней церкви собора, рядом с прахом четырех легендарных адмиралов: эта традиция была восстановлена повелением императора Александра II в продолжение той, что сложилась в дни обороны Севастополя. В 1869 году первым здесь упокоился контр-адмирал Петр Карпов, последний командир обороны Малахова кургана: император прислал из столицы Георгиевский флаг, чтобы укрыть им тело адмирала, и повелел упокоить его рядом с боевыми товарищами-адмиралами. С тех пор в нижней церкви хоронили высших морских офицеров-участников обороны города во время Крымской войны. Исключением стал лишь последний, девятый похороненный здесь флотоводец — вице-адмирал Михаил Саблин. Родившийся уже после окончания Крымской войны, он стал последним в истории Русского императорского флота командующим Черноморским флотом, и именно поэтому в 1920 году удостоился чести упокоиться рядом с Лазаревым и Нахимовым.

Переживший и возродившийся

Три десятилетия возводился Владимирский собор на Центральном городском холме Севастополя — и столько же лет длился период его «обезбоживания». В 1932 году по многочисленным просьбам трудящихся храм изъяли у православной общины и передали в ведение Осоавиахима, который разместил тут свои мастерские. В годы Великой Отечественной войны храм служил прибежищем для раненых, а на последнем этапе Севастопольской обороны принял в ней активное участие как место для артиллерийского корректировочного поста.

Вид Владимирского собора и окружающих домов в мае 1944 года, после освобождения города

Вид Владимирского собора и окружающих домов в мае 1944 года, после освобождения города

Источник: http://sevmuseum.ru


Видимо, хранил собор его небесный покровитель: за время войны он не был полностью разрушен, хотя и серьезно пострадал. Северный фасад был разрушен, купол, где сидели корректировщики, оказался разбит до металлического каркаса, треснула алтарная стена, мало что осталось от настенной росписи и памятных «офицерских» плит. Но самое главное, как выяснилось уже в 1965 году, когда было принято решение восстановить собор и передать его Музею героической обороны и освобождения Севастополя, адмиральская усыпальница в нижней церкви была разграблена и превращена в свалку…

Только в 1991 году морякам-энтузиастам вместе с неравнодушными горожанами удалось отыскать следы праха знаменитых адмиралов. Одновременно с этим вернулся в лоно Православной церкви и сам храм: в начале осени 1991 года десять офицеров Черноморского флота создали православную общину собора, настоятелем которого стал участник Второй обороны Севастополя иерей Сергий (Коробченко). 20 октября верхний храм собора был вновь освящен, и божественную литургию в нем отслужил епископ Симферопольский и Крымский Василий. А 29 февраля 1992 года останки знаменитых адмиралов, найденные в Санкт-Петербурге в частной квартире, были торжественно перезахоронены в усыпальнице нижней церкви собора в присутствии владыки Василия и командующего Черноморским флотом, адмирала Игоря Касатонова, а также сотен моряков, ветеранов флота и простых севастопольцев.

Общий вид склепа с прахом четверых адмиралов, первыми похороненных в нижней церкви собора: Михаила Лазарева, Владимира Корнилова, Владимира Истомина и Павла Нахимова

Общий вид склепа с прахом четверых адмиралов, первыми похороненных в нижней церкви собора: Михаила Лазарева, Владимира Корнилова, Владимира Истомина и Павла Нахимова

Источник: https://livejournal.com


Сегодня черный каменный крест, на котором начертаны имена Лазарева, Корнилова, Истомина и Нахимова, может увидеть на полу в нижней церкви Владимирского собора каждый, кто поднимется на Адмиральскую горку, как называют в городе Центральный холм, и войдет в храм. Так же, как и полтора столетия назад, видны черные мраморные доски с их именами на внешних стенах собора, восстановлены и доски с именами героев Первой обороны и Георгиевских кавалеров внутри церкви. Вернулись на свои места и надгробные плиты с именами девяти адмиралов, похороненных в соборе после 1869 года. А самое главное – сегодня, как и прежде, собор служит символом стойкости и мужества жителей города и его защитников, моряков-черноморцев и простых севастопольцев…

Обложка: Собор Святого Равноапостольного князя Владимира в Севастополе, современный вид. Источник: https://odnarodyna.org


Смотрите также:

Петр Кошка – реальный герой, ставший легендой

День, когда Ахтияр стал Севастополем

«Крым истощил наступление нацистов». Какой была героическая оборона Севастополя

«Последние платья – на снаряды». Как обороняли Севастополь

«Залитый нашей кровью». Записки оборонявшего Севастополь


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 572
0 Комментариев