Цвет нации

Павел Нахимов: женатый на морской службе адмирал

5 июля 1802 года на Смоленщине родился один из самых знаменитых и почитаемых офицеров русского флота

Если пытаться охарактеризовать Павла Нахимова одним словом, лучше всего подойдет слово «самопожертвование». Историк Евгений Тарле называл его «человеком, забывшим влюбиться, забывшим жениться», сослуживцы-офицеры — «адмиралом, женатым на морской службе», а матросы — «матросским батькой». Человек, посвятивший всего себя служению Отечеству, редко бывает обласкан властью, но и в этом Нахимов стал ярким исключением: не раз он получал награды из царских рук и не раз слышал слова монарха, отмечавшего его храбрость, преданность и воинское умение. Вероятно, и тут главную роль сыграло его самопожертвование, ведь, награждая Нахимова, Николай I отмечал не человека, но персонифицированную преданность морской службе, воплощенный дух русского военного моряка.

Литография Василия Тимма «Портрет П.С. Нахимова», опубликованная в «Русском художественном листке Тимма 1855 г.»

Литография Василия Тимма «Портрет П.С. Нахимова», опубликованная в «Русском художественном листке Тимма 1855 г.»

Источник: http://vm1.culture.ru


Кандидат в моряки

Военная карьера была предопределена Павлу Степановичу Нахимову. Иных способов вывести в люди пятерых сыновей у его отца, отставного екатерининского секунд-майора Степана Нахимова, не было. И без того содержать такое большое семейство на скудный доход от небогатого имения в сельце Городок Спас-Волжинской волости Вяземского уезда Смоленской губернии было непросто. Так что отец от лица 11-летнего Павла и его брата Ивана подал морскому министру Ивану де Траверсе прошение о зачислении их кадетами в Морской кадетский корпус. Из-за нехватки мест мальчиков зачислили кандидатами на вакансии, что означало обучение в корпусе по индивидуальным планам. И лишь два года спустя, 3 мая 1815 года долговязый тринадцатилетний мальчишка наконец надел военно-морскую форму (как и его старшие братья), чтобы больше никогда в жизни не менять ее на партикулярное платье.

Блестящие успехи, которые демонстрировал Нахимов, определялись не только тем, что он был старше многих своих товарищей, и тем, что отец сумел дать ему неплохое домашнее образование. Именно тогда, в самом начале карьеры военного моряка, и проявилось в нем то самое самопожертвование. По меткому выражению академика Тарле, морская служба с первых дней стала для Павла Нахимова не важнейшим, а единственным делом жизни, тем, что и составляло, собственно, саму жизнь.

Капитан 2 ранга М.П. Лазарев с мичманами П.С. Нахимовым и Е.В. Путятиным на берегу Русской Америки во время кругосветного плавания на фрегате «Крейсер» в 1822-1825 годах

Капитан 2 ранга М.П. Лазарев с мичманами П.С. Нахимовым и Е.В. Путятиным на берегу Русской Америки во время кругосветного плавания на фрегате «Крейсер» в 1822-1825 годах

Источник: https://www.culture.ru


Проявлению этой особенности способствовало и тесное общение с такими же одаренными и упорными в учебе кадетами, каким был сам Нахимов. Вместе с ним учились будущий герой Наваринского сражения Александр Рыкачев и участник первой русской антарктической экспедиции Павел Новосильский, будущий выдающийся ученый-гидрограф Михаил Рейнеке, ставший лучшим другом Нахимова, и Владимир Даль, прославившийся своим «Толковым словарем живого великорусского языка». Все эти юноши проявляли не меньшую страстность в изучении морского дела, но все-таки Нахимов даже на их фоне выделялся тем, что отдавался ему полностью, без остатка. Это быстро вывело Нахимова в число лучших учеников Морского кадетского корпуса. В мае 1817 года он, только-только ставший гардемарином, то есть учеником последнего, первого класса Морского кадетского корпуса, оказался в числе немногих лучших, кто царским указом был назначен в заграничное плавание на бриге «Феникс». Рядом с Нахимовым оказались и Даль, и Новосильский, и Рыкачев, а маршрут похода под командованием участника Трафальгарской битвы и героя Отечественной войны 1812 года Павла Дохтурова пролегал по Балтийскому и Северному морям, с заходом в шведские и датские порты. Вероятно, пример командира корабля и истории, которыми он делился с будущими коллегами-офицерами, стали одной из тех составляющих, которые определили характер Нахимова-флотоводца. Не случайно он позднее охотно приводил историю Трафальгарского сражения в пример своим подчиненным и сослуживцам.

Через четыре месяца плавание окончилось, а еще через пять завершилась и учеба в Морском кадетском корпусе. 19 января 1818 года гардемарин Нахимов сдал выпускные экзамены с результатом 15 баллов, что делало его шестым в списке лучших учеников выпуска, а 9 февраля 1818 года в неполные 16 лет он был произведен в мичманы. Так началась офицерская морская служба, которая навсегда и полностью поглотила сына отставного секунд-майора.

«Павел Нахимов во время Синопского сражения 18 ноября 1853 г.» Картина художника Никиты Медовикова, 1952 г.

«Павел Нахимов во время Синопского сражения 18 ноября 1853 г.» Картина художника Никиты Медовикова, 1952 г.

Источник: https://topwar.ru


Ученик, превзошедший учителя

Первые годы во флоте молодой офицер Нахимов провел так же, как и многие другие свежеиспеченные мичманы: короткие походы по Балтике, ожидание серьезного назначения на серьезный корабль… Несмотря на всю ревность к службе и протекцию, которую пытался составить ему бывший однокашник Павел Новосильцев, зачисленный в команду шлюпа «Мирный» под командованием лейтенанта Михаила Лазарева, в первую русскую антарктическую экспедицию Нахимова не взяли по молодости лет. Но, видимо, рассказы мичмана Новосильцева о выдающемся товарище все-таки запомнились лейтенанту Лазареву. Во всяком случае, когда в 1821 году мичман Нахимов отправился в Архангельск занимать должность офицера-артиллериста на строящемся линейном корабле, он в итоге оказался одним из 176 счастливчиков, составивших команду построенного архангелогородцами фрегата «Крейсер». Это назначение навсегда связало судьбы двух выдающихся русских адмиралов: командира «Крейсера» Михаила Лазарева и затребованного им в команду мичмана Павла Нахимова, которого характеризовали как «отменно усердного к службе и знающего, благородного поведения, но не имевшего еще случая отличиться».

С этого момента и до самой смерти адмирала Михаила Лазарева его воинский путь и путь одного из его лучших учеников — Павла Нахимова — будут связаны прочно и навсегда. Вместе они пройдут через череду страшных штормов, которые довелось преодолеть в трехлетнем кругосветном плавании фрегату «Крейсер». Вместе они получат новые звания по завершении этой экспедиции: Лазарев — капитана первого ранга, Нахимов — лейтенанта. Вместе они перейдут служить на строящийся в Архангельске линейный корабль «Азов»: первый — командиром корабля, второй — командиром пушечной батареи. И оба станут героями сражения при Наварине, после которого раненый Нахимов получит звание капитан-лейтенанта и будет награжден орденом Святого Георгия IV степени, Лазарев — чин контр-адмирала и три иностранных ордена (греческий, английский и французский), а сам «Азов» станет первым в истории русского флота кораблем, получившим кормовой Георгиевский флаг. И наконец, точно так же вместе Лазарев и Нахимов придут служить на Черноморский флот, который не покинут до самой смерти.

Адмирал Павел Степанович Нахимов на гласисе оборонительной башни Малахова кургана в Севастополе. Фрагмент панорамы «Оборона Севастополя 1854-1855 гг.», Севастополь.

Адмирал Павел Степанович Нахимов на гласисе оборонительной башни Малахова кургана в Севастополе. Фрагмент панорамы «Оборона Севастополя 1854-1855 гг.», Севастополь.

Источник: http://www.vokrugsveta.ru


«Матросский батька» из Севастополя

Черноморский флот стал для Павла Нахимова местом, где он в полной мере смог проявить все свои таланты, определявшиеся все тем же ревностным и самоотверженным отношением к морскому делу. Как отзывались о нем товарищи, «всецело преданный службе, он вне неё не знал и не имел никаких интересов; сослуживцы составляли его семью, а все его честолюбие заключалось в строгом исполнении своего долга». Из этой характеристики невнимательный человек мог бы сделать вывод, что Нахимов представлял собой классический тип недалекого служаки, который совершенно не находил для себя занятий вне казармы и плаца (точнее, казармы и палубы), но подобное мнение несправедливо и ошибочно. Скажем, вскоре после назначения на Черноморский флот Нахимов стал главой Комитета директоров севастопольской Морской библиотеки. Он самым внимательным образом изучал все книжные и журнальные новинки как на русском, так и на английском и французском языках, нередко сетуя, что-де некоторые флотские офицеры до такой степени прельщаются чужим, что своим пренебрегают, и так увлекаются ложным образованием, что никогда русских журналов не читают и хвастают этим.

Многое переняв у своего учителя, Павел Нахимов так же, как и Михаил Лазарев, уделял колоссальное время обучению молодых офицеров, попадавших служить под его начало. В отличие от своего учителя, он выступал по отношению к ним не только внимательным наставником, но и чрезвычайно требовательным начальником. По воспоминаниям офицеров, служивших у Нахимова, он с трудом соглашался с мыслью о том, что у морского офицера может быть в жизни другой интерес, кроме службы, и неизменно требовал, чтобы ни офицеры, ни матросы не получали ни минуты праздности, кроме отведенных уставом. И вот тогда, во время короткого отдыха в кают-компании Павел Нахимов превращался в умного и образованного собеседника, в командира и наставника, вникающего во все нужды и потребности своих подчиненных.

«Адмирал Павел Нахимов на 5-м бастионе во время первой бомбардировки 5 октября 1854 года». Картина художника Иллариона Прянишникова, 1871-1872 гг.

«Адмирал Павел Нахимов на 5-м бастионе во время первой бомбардировки 5 октября 1854 года». Картина художника Иллариона Прянишникова, 1871-1872 гг.

Источник: https://pinterest.com


Требовательность и ревностное отношение Нахимова к службе могли кому-то показаться напускными, если бы строже всего он не относился к самому себе. Именно себе он не давал никаких возможностей лениться, именно с себя требовал уважительного и внимательного отношения к матросам, которых считал основной военной силой флота. Достаточно привести такой факт: будучи командиром линкора «Силистрия», капитан второго ранга Нахимов запретил на своем корабле телесные наказания для нижних чинов и требовал от своих офицеров относиться к матросам как к товарищам по службе, а не как к крепостным особого вида.

Герой «русской Трои»

Черноморский флот стал для Нахимова местом его самых громких побед — под Синопом и во время обороны Севастополя. Севастопольская бухта стала и местом смерти. Адмирал Павел Нахимов, возглавивший севастопольцев после смерти адмирала Владимира Корнилова, умер через семь дней после своего 53-го дня рождения – 12 июля (30 июня по ст. ст.) 1855 года. Он был уверен, что прятаться от пуль и бояться смерти могут только трусы. Последние слова, которые он произнёс 10 июля на Малаховом кургане перед смертельным ранением в голову, были наполнены его обычным презрением к смерти: «Не всякая пуля в лоб!».

Тело адмирала Павла Нахимова на его квартире, накрытое пробитым ядрами флагом с линейного корабля «Императрица Мария». Литография Василия Тимма с рисунка Николая Берга

Тело адмирала Павла Нахимова на его квартире, накрытое пробитым ядрами флагом с линейного корабля «Императрица Мария». Литография Василия Тимма с рисунка Николая Берга

Источник: http://krymology.info


Любимец севастопольцев упокоился в адмиральской усыпальнице — Владимирском соборе, рядом со своим учителем адмиралом Лазаревым и товарищами по севастопольской обороне Корниловым и Истоминым. Как писал очевидец, траурная процессия, двигавшаяся к собору, шла сквозь двойной строй стоявших «на караул» матросов и солдат. Даже неприятель в этот день не тревожил город обстрелами, а когда гроб с телом адмирала достиг собора, с бастионов было видно, что на стоявших в гавани английских и французских кораблях начали спускать флаги в знак уважения к защитнику «русской Трои». Так окончилась жизнь адмирала Павла Нахимова – человека, в полном смысле отдавшего всю свою жизнь без остатка и сожаления флоту и заслужившего вечную славу.

«Адмирал Павел Нахимов». Портрет работы художника Александра Першакова, конец XIX века. Источник: http://blackseafleet-21.com


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 1928
1 Комментарий

Старшов Юрий

В чем не соглашусь с автором...
1. В Наваринском сражении принимал участие Балтийский, а не Черноморский флот....
2. Неверно указана дата смерти Нахимова - не 28, а 30 июня....автор не справился с переводом стиля...