Как это было?

Штабс-капитан Петр Нестеров: траектория подвига

27 февраля 1887 года родился Пётр Николаевич Нестеров – легендарный военный летчик, первым в мире выполнивший «мертвую петлю» и совершивший первый воздушный таран.

Отечественные авиаторы и авиаконструкторы – это ярчайшая плеяда первооткрывателей и первопроходцев мировой авиации. И в этом созвездии особенно ярко сверкает имя летчика, авиаконструктора и теоретика Петра Нестерова.

Всего 27 лет жизни было отпущено этому невероятно энергичному человеку: он родился 27 (15 по ст. ст.) февраля 1887 года, а погиб 8 сентября (26 августа по ст. ст.) 1914 года. Но за эти неполные три десятка лет Нестеров успел очень многое, и в этом многом он не раз был первым. Его имя носит одна из самых знаменитых фигур высшего пилотажа — «петля Нестерова», она же «мертвая петля». Один из первых проектов самолета без вертикального оперения был разработан Нестеровым. И первый таран, который, к сожалению, стоил жизни великолепному летчику, тоже совершен Петром Нестеровым.


Фотоснимок с автографом штабс-капитана Петра Нестерова,
сделанный вскоре после окончания авиационного класса Офицерской воздухоплавательной школы.
Источник: https://commons.wikimedia.org

Офицер, сын офицера

Отечественная история конца XIX — начала ХХ века знает множество необыкновенно целеустремленных людей, заставивших российскую науку и технику, географию и военное дело шагнуть далеко вперед. И это совершенно закономерно. Сама эпоха требовала таких персонажей, и социум активно откликался на такой запрос, давая возможность реализоваться людям без особой оглядки на сословия.

Жизнь Петра Нестерова служит еще одним примером тому. Третий ребенок в семье штабс-капитана Николая Нестерова, воспитателя Нижегородского графа Аракчеева кадетского корпуса, он очень рано узнал, что такое стесненные обстоятельства жизни. Каприз судьбы: отец будущего легендарного летчика умер в 1889 году в том же возрасте, в котором погибнет его сын – в 27 лет. Его вдова, Маргарита Нестерова, осталась одна с дочерью и тремя сыновьями, старшему из которых было семь лет, а младшему едва исполнилось несколько месяцев. Небольшая офицерская пенсия не оставляла мальчишкам иного шанса на образование, как бесплатное обучение в том же кадетском корпусе. И десятилетний Петр вслед за старшим братом Николаем отправился постигать военную науку.


Петр Нестеров в только что введенной форме военного летчика Русской императорской армии.
Источник: https://commons.wikimedia.org

Именно тогда и проявилась его настойчивость и умение добиваться своего, невзирая ни на какие препятствия. Широко известна характеристика, которую кадету-выпускнику Петру Нестерову дали в корпусе: «Обладает острым умом, чрезвычайно настойчив в принятых решениях, проявляет динамический характер, идеальный тип будущего офицера с ярко выраженными моральными качествами и храбростью». Все это было правдой и очень точно описывало характер молодого военного.

Дальнейшая карьера Петра Николаевича Нестерова могла бы сложиться более чем гладко. Будучи одним из лучших выпускников 1904 года, он получает направление на дальнейшую учебу в Михайловское артиллерийское училище – одно из лучших того времени. Его Нестеров тоже окончил блестяще. И настолько, что получил право выбора места службы. И… выбрал Владивосток! Хотя мог остаться в столице, поступить на службу в конную артиллерию, считавшуюся привилегированным родом войск. Но отправился далеко за Урал, чтобы не отказываться от своей любви.


Артиллерии поручик Петр Нестеров с женой Надеждой и дочерью Маргаритой, 1910 год. Источник: http://putdor.ru

Любовь стоит Дальнего Востока

Современному молодому человеку решение, принятое Нестеровым, может показаться удивительным, а вот для его однокашников и сослуживцев оно было совершенно естественным. Молодые офицеры того времени имели право вступать в брак только по достижении 23 лет. Нестерову же едва-едва исполнилось восемнадцать. Чтобы жениться, ему требовалось разрешение начальства, а чтобы получить его, нужно было доказать свою финансовую состоятельность: представить документы на недвижимость, которая приносит ежемесячный доход не менее 250 рублей, или сделать банковский вклад на сумму 5000 рублей – колоссальную по тем временам сумму.

Избежать этого можно было, только если годовой доход офицера составлял более 1200 рублей. На такой заработок могли рассчитывать прежде всего офицеры, служившие в дальних гарнизонах. В том числе и в дислоцированной во Владивостоке 9-й Восточно-Сибирской стрелковой Его Императорского Высочества Генерал-Фельдцейхмейстера великого князя Михаила Николаевича артиллерийской бригаде, в которую и был зачислен подпоручик Нестеров. Но зато к месту службы он отправился с молодой женой Надеждой.


 «Роковая группа» слушателей авиационного класса Офицерской воздухоплавательной школы, 1912 год.
Петр Нестеров — второй справа. Источник: http://ria1914.info

История жены Петра Нестерова заслуживает отдельного короткого рассказа. Родилась и крещена она была под именем Ядвиги Луневской, поскольку появилась на свет в небогатой семье польских крестьян. Жившие на грани нищеты родители поступили так, как нередко делали в то время такие же бедняки: отдали дочь на воспитание бездетным богатым соседям Галицким. Те воспитали приемную дочь в православной вере, дали новое имя – Надежда, а со временем перевезли вместе с собой в Нижний Новгород. Там-то и познакомились Надя и Петя, которым суждено было полюбить друг друга и стать на удивление всем сослуживцам Нестерова очень нежной и верной парой. Которой, к сожалению, было отпущено совсем немного времени на счастье.

Путь в небо

Доказывая справедливость давней кадетской характеристики, подпоручик Нестеров уже на первом месте службы проявил себя как инициативный военный, способный внедрить в рутинную службу новаторские идеи. Командование, оценив рвение, молодого офицера прикомандировало к Владивостокской крепостной воздухоплавательной роте разрабатывать методику корректировки артиллерийской стрельбы с помощью привязного аэростата. Совсем уж новой эту идею назвать нельзя, поскольку с подобной целью аэростаты использовал русский флот еще в Русско-японскую войну. Но вот на суше эта идея почему-то не приживалась, и в 9-й Восточно-Сибирской артиллерийской бригаде автором нововведения числился именно Нестеров.


Петр Нестеров 24 мая 1914 года у самолета «Ньюпор-IV» после перелета по маршруту Киев-Гатчина.
Источник: https://livejournal.com

Видимо, те первые полеты навсегда заставили Петра Николаевича влюбиться в небо. А вскоре довелось ему увидеть и первый самолет – французский «Фарман» легендарного авиатора Сергея Уточкина. Случилось это в августе 1910 года, когда из-за слабых легких поручика Нестерова на год перевели служить во Владикавказ, в Кавказскую резервную артиллерийскую бригаду, и он ехал к новому месту службы через родной Нижний Новгород. 6 августа на нижегородском ипподроме Уточкин провел показательный полет, а среди множества зрителей был и Петр Николаевич. Три года спустя в своей статье «Как я совершил мертвую петлю» Нестеров напишет: «Начал я свою авиационную деятельность в 1910 году, после того как первый раз увидел полет одного из наших известных авиаторов. Авиатор летал на «Фармане», делая поворот совершенно без кренов. Каждый поворот аэроплана заставлял сжиматься мое сердце: я боялся, что аэроплан опрокинется в наружу кривой».

Новое увлечение небом окрепло, когда на Северном Кавказе Нестеров познакомился с Артемием Кацияном – легендарным авиатором того времени. Уроженец Северной Осетии, Артемий учился живописи, но променял ее на небо: в 1909 году он стал 29-м дипломированным летчиком в России. Кациян и заронил в Нестерова мечту о покорении неба, попутно познакомив с основами создания летательных аппаратов тяжелее воздуха: как раз в то время несостоявшийся художник строил во Владикавказе планер собственной конструкции.


Почтовая карточка «Подвиг русского летчика Нестерова», 1914 год.
Источник: https://commons.wikimedia.org

Год спустя, получив двухмесячный отпуск и приехав на родину, в Нижний Новгород, поручик Нестеров попробует повторить этот опыт и построить собственный планер. Делать его он будет вместе с математиком Петром Соколовым – товарищем по Нижегородскому обществу воздухоплавания, в которое Нестеров вступил незадолго до этого. Построили планер в сарае у Соколовых, а обшивку для него сшила Маргарита Нестерова, мать будущего авиатора. Именно на этом аппарате Петр Николаевич впервые и поднялся в воздух: пусть невысоко, всего на два-три метра, но поднялся! Неслучайно позднее он признавался: «Очень приятно вспомнить мои опыты с планером и вообще начало моей авиационной практики в Нижегородском обществе воздухоплавания».

От первого полета до первого тарана

После первого полета Петр Нестеров окончательно решает сменить карьеру артиллериста на стезю авиатора и добивается откомандирования в сформированную годом ранее Офицерскую воздухоплавательную школу. Пройдя полный курс обучения воздухоплаванию, поручик Нестеров завершает его 18 августа 1912 года уникальным тринадцатичасовым полетом на аэростате на расстояние в 750 верст. А через одиннадцать дней он уже становится слушателем авиационного отдела той же школы. К этому времени в руках у Нестерова уже был диплом пилота-авиатора, выданный школой авиации Всероссийского аэроклуба в Санкт-Петербурге, а 5 октября 1912 года он получает новое звание – военного летчика.


Штабс-капитан Петр Нестеров у своего самолета «Моран-Солнье тип L», 1914 год. Источник: https://livejournal.com

За два года, отделяющие этот торжественный момент от героической гибели, Петр Нестеров успевает совершить столько, сколько другие не успевают за целую жизнь. 27 августа (ст.ст.) 1913 года он первым в мире совершит «мертвую петлю», навсегда вписав свое имя в историю авиации. Впрочем, сам летчик в этот момент думал совсем не о грядущей славе. В своей статье «Как я совершил мертвую петлю», опубликованной в начале сентября того же года, Нестеров напишет: «С этим только поворотом воздух является побежденным человеком. По какой-то ошибке человек позабыл, что в воздухе везде опора, и давно ему пора отделаться определять направление по отношению к земле».

Кроме того, он успевает разработать два проекта бескилевого самолета с увеличенной площадью вертикального оперения, теоретически обосновать и проверить на практике технику взаимодействия авиации с полевыми войсками и доказать собственным примером, что для настоящего военного летчика оружием может служить все, в том числе и его собственный самолет.


Схема «мертвой петли», зарисованная после полета 27 августа 1913 года самим Петром Нестеровым.
Источник: https://livejournal.com

… Группу авиационного отдела Офицерской воздухоплавательной школы, в которой учился Петр Нестеров, позже назовут «роковой группой»: из десяти ее слушателей к 1916 году в живых останется ровно половина. Двое пилотов – Михаил Балабушка и Всеволод Абрамович – погибли еще до начала Первой мировой войны, в 1913 году. Еще двое – Христофор Пруссис и Юрий Козьмин – разбились в 1916 году во время учебно-показательных полетов. И только Петр Нестеров погиб в бою около города Жолква, совершив первый в истории авиации воздушный таран.

Фото обложки: https://www.pinterest.se/


Читайте также:

Василий Верещагин – художник и воин

У меня зазвонил телефон... Как в России разрешили пользоваться телефоном

Российская империя никогда не платит контрибуций. История Парижского конгресса 1856 года

Петр Кошка – реальный герой, ставший легендой

Во имя революции. Надежда Крупская


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 670
0 Комментариев