22 июля 1940 года в Советском Союзе появились специальные учебные заведения, готовившие будущих курсантов-моряков

Сегодня кадетские классы и целые корпуса уже никого не удивляют: такая система подготовки молодых людей к поступлению в военно-учебные заведения стала привычной. Но еще полвека назад подумать о чем-то подобном было невозможно. А ведь в сороковых годах в Советском Союзе существовала система, фактически повторяющая систему кадетского образования! Речь идет о средних военных спецшколах, которые позднее превратились в подготовительные училища.

 PSfZ7uKialwWcevmolhYGQuWmExWFrRKCe71Osez

Дотянуть до среднего

Нехватка образования у кандидатов в красные командиры стала очевидной сразу после Октябрьской революции и Гражданской войны. Политическая грамотность не могла заменить необходимых знаний, а прежняя система подготовки военных кадров перестала существовать. Сделать из вчерашнего крестьянского парня, окончившего три класса церковно-приходской школы, краскома можно было, если только речи не шло о серьезной технической подготовке.

KkIN0sRPSxAiHHtFmgATyyI1OoVh3JW3cUe8bXW9

Чтобы хотя бы отчасти справиться с проблемой, в 1921 году в Советской России начали открывать военно-подготовительные школы. Одной из первых в октябре 1921 года открылась школа для будущих морских командиров в Петрограде. Туда набрали 250 курсантов, в основном матросов и старшин, которым предстояло получить общее и специальное образование для дальнейшего поступления в военно-морские училища. Среди учеников петроградской школы был, в частности, и будущий адмирал, первый нарком военно-морского флота Николай Кузнецов. Сам он вспоминал, что у него ушел всего год на то, чтобы добрать нужных знаний: в конце 1922 года Кузнецова уже перевели в Военно-морское училище имени М.В. Фрунзе — главную кузницу кадров советского флота.

v4SBGnww2EKgX2X9WCmccAmgMqVSdwXsJBbWVJHL

В том же 1922 году военно-морскую подготовительную школу преобразовали в подготовительное училище, которое осенью 1924-го влили в училище имени Фрунзе в качестве его общеобразовательного отделения. Идея была прежней: уже будучи курсантами, молодые люди могли получить необходимое среднее образование прямо в стенах училища, одновременно изучая специальные военно-морские дисциплины. Подобной была история и других военно-подготовительных школ и училищ того времени: большинство из них к середине 1930-х годов прекратили свое существование.

Первыми были артиллеристы

Впрочем, довольно быстро выяснилось, что такое решение было не совсем верным. Да, общий уровень образования в стране заметно подрос, но теперь получался перекос в другую сторону. Приходившие в военные училища молодые ребята имели неплохое среднее образование, но совершенно не представляли себе особенностей и тягот воинской службы. Особенно это касалось тех, кто попадал в училища не по собственному желанию, а по комсомольским путевкам или иным подобным образом.

CPHWkpqkDaFMyupT2lMHDXeeAmACMsDfTkLEsBeL

Первыми спохватились артиллеристы Красной армии. По их настоянию в 1937 году в качестве эксперимента несколько обычных московских средних школ превратили в средние артиллерийские спецшколы, где ученики 8-10 классов получали не только полное среднее образование, но и предварительную специальную военную подготовку. Успех оказался настолько заметным, что годом позже таких школ стало уже шестнадцать, и действовали они не только в Москве, но и в Киеве, Ленинграде, Одессе, Харькове и других крупных городах. При этом такие спецшколы остались в ведении Наркомата просвещения, и директорами их были люди гражданские, а за военную компоненту обучения отвечали специально командированные в школы из войск кадровые командиры. Примечательно, что обучение в таких школах было платным и обходилось родителям в 160 рублей в год; впрочем, в то время платным было все полное десятилетнее образование. Кроме того, ученики артспецшкол носили специально сшитую военную форму с артиллерийскими эмблемами на петлицах.

ldQXlRr0Lw0vJ0aZ2KpCIQKG6sHSNeQFrDbhZ7qc

Правда, у таких спецшкол оказался один существенный недостаток. Оставаясь по своей сути гражданскими учебными заведениями, в которых на условно казарменном положении жили только иногородние ученики (как нетрудно догадаться, в той же Москве или Ленинграде таких почти или совсем не было), они не отличались армейской дисциплиной. Прогулы и пропуски занятий были для учеников обычным делом, и это при том, что кандидатов на обучение отбирали очень тщательно. Общий уровень обучения в таких школах заметно колебался в зависимости от того, где они располагались. Столичные школы отличались очень высокой общеобразовательной подготовкой, так же было и в школах крупных республиканских центров, а в провинциальных городах уровень образования мог даже быть ниже, чем в обычных средних школах.

Банты на бескозырках

Несмотря на такие недостатки, средние артиллерийские спецшколы, как и рассчитывали военные, давали на выходе достаточно подготовленных молодых людей, которые становились курсантами артиллерийских училищ. Потому довольно скоро о подобных учебных заведениях задумались летчики и моряки.

IMuf0oK1URqcYXhduriVLanIWSdB3J2SaszDvyMV

Авиаторы получили свои летные спецшколы последними – в ноябре 1940 года. Зато сразу два десятка, причем как в столичных городах, так и в крупных провинциальных центрах, где уже были летные училища. Учитывая опыт артиллерийских спецшкол, летчики настояли на том, чтобы их директора, пусть и гражданские, назначались на должность только с согласия Управления учебными заведениями ВВС РККА. Как и артиллеристы, ученики авиаспецшкол носили военную форму, напоминавшую строевую форму летчиков, и, конечно, имевшую голубые петлицы с характерными «птичками».

jN8nAcepcxtJuwJrDvmm4Z6d8vLHFX21yOWyo9ti

Моряки тоже добились введения средних спецшкол для подготовки будущих курсантов военно-морских училищ. Инициатором этого, как и многих других полезных нововведений на флоте, был наркомфлота Николай Кузнецов, наверняка вспомнивший о своем подготовительном училище. Но если в начале 1920-х годов самым важным было дать будущим флотским командирам общее образование, то теперь нужно было подготовить молодых ребят конкретно к флотской службе. Поэтому в военно-морских спецшколах, которые создавались по указу Совнаркома от 22 июля 1940 года, к стандартной общеобразовательной программе школы-десятилетки прибавлялись еще обучение морскому делу и воинской дисциплине. За это непосредственно отвечали боцманы, которые имелись в каждой роте, то есть параллели: 1-я рота – 10 класс, 2-я – 9-й, 3-я – 8-й. Кроме боцманов, в военно-морских спецшколах ввели, как и у артиллеристов, должности военного руководителя и заместителя директора по политической части.

mmyKlyDQ68zsLKrg3R4VAFdNkM1LDU4WpTmnKFHB

Учащиеся спецшкол получили свою форму, во всем напоминавшую обычную военно-морскую, за одним исключением. На околышке бескозырок они носили надпись «Военно-морская спецшкола», а лент не было – вместо них полагался бант с левой стороны, что, конечно, огорчало многих спецшкольников. Кстати, через четыре года такие же банты получат и воспитанники первых Нахимовских училищ, программа которых во многом будет повторять программу морских спецшкол.

От школ до училищ

1 сентября 1940 года в Советском Союзе открылись сразу семь военно-морских спецшкол: №1 – в Москве, №2 – в Ленинграде, №3 – в Горьком, №4 – во Владивостоке, № 5 – в Киеве, №6 – в Одессе и №7 – в Баку. По планам военных моряков и Наркомпроса, в каждую школу нужно было набрать по 500 учеников, в том числе двести – в восьмые классы и по сто пятьдесят – в девятый и десятый. Однако жесткие требования к кандидатам не позволили сразу достичь такого показателя. Например, во Владивостоке в спецшколу №4 набрали 391 ученика, а вскоре их стало еще меньше: в первые полгода были отчислены сразу 103 человека. Как и в артиллерийских спецшколах, у моряков организация учебного процесса была «штатская», и многие школьники, привлеченные морской романтикой, быстро решили вернуться в обычные школы, не выдержав повышенной нагрузки и флотской дисциплины.

67bGRg1R4uHpX5VFAo4DI1zq4olWnNmrNbU9n9wT

В проблемах с уходом учеников, которые испытывали военно-морские спецшколы, далеко не всегда были виноваты исключительно сами школьники. Зачастую условия, в которых они учились, настолько отличались от условий обычных школ, что выдержать их мог не каждый молодой человек. Скажем, во Владивостоке спецшкола имела несколько отдельных здания: учебный корпус, интернат для иногородних, столовая. И бегать из одного в другое было нелегко, особенно зимой. Похожая история была и со спецшколой в Горьком, которая то и дело переезжала; к тому же в нее изначально набрали не самых сильных ребят: треть из них получала посредственные оценки в аттестатах.

Военно-морские спецшколы успели сделать всего один мирный выпуск: в 1941 году их окончили ученики первых рот, то есть 10-х классов. Начавшаяся война внесла свои коррективы в существование этих учебных заведений. Например, ученики Одесской военно-морской спецшколы успели принять участие в обороне города и лишь незадолго до ее окончания их эвакуировали сначала в Николаев, а оттуда частично в узбекский поселок Кува-Сай, частично в Баку. Ленинградская школа оказалась в городе Тара Омской области, причем там были набраны две дополнительные роты. Выпускной 10-й класс Московской военно-морской спецшколы №1 в полном составе ушел на фронт в морскую пехоту, а остальные ученики отправились в Куйбышев. Киевскую и Горьковскую спецшколы эвакуировали в Баку, где в итоге стала действовать самая крупная военно-морская специальная школа.

kc9IeFnszwwSvDz9GYvPhQbXQOM2AytB1u7xMVfn

В этом статусе она просуществовала только до 25 июля 1943 года. В тот день приказом наркомфлота спецшколу преобразовали в Бакинское военно-морское подготовительное училище – новый (точнее, возрожденный) тип учебного заведения. Подготовительные училища входили уже в состав ВМФ и подчинялись тем же правилам и уставам, что и обычные военно-морские училища, а значит, с дисциплиной в них было получше. Но и эти учебные заведения просуществовали недолго – до той поры, пока советские школы не вернулись к довоенному ритму и качеству работы. Большинство подготовительных училищ закрылись или были переформированы в высшие до конца 1940-х, и только Горьковское военно-морское подготовительное училище, переведенное в Энгельс, действовало до 1954 года.