Как в Советском Союзе получили бронированную машину, принявшую участие во всех войнах 1930-40-х годов

CXmNPiiXheIxCjw1NnJs98JGqKAE1XDNCoBv1Bfa

Этот танк наряду с танками семейства БТ был основой бронетанковых сил РККА накануне Великой Отечественной войны и воевал до самого конца войны. Именно на этом танке был совершен первый в мире танковый таран, и танкист, первым получивший звание Героя Советского Союза, воевал тоже на нем. Он прошел все локальные конфликты второй половины тридцатых годов ХХ века, в которых так или иначе участвовал Советский Союз, и стал одним из самых узнаваемых символов страны. Этот танк – Т-26 – машина, которая помогла Красной армии вырастить не одно поколение танкистов, прославившихся в годы Великой Отечественной войны.

Англичанин, ставший русским

Несмотря на то, что после создания танка Т-18 (он же МС-1) Советский Союз вошел в число крупнейших танкостроительных держав, он еще не получил серьезной школы проектирования бронированных машин. Успехи советских инженеров были скорее удачной переделкой танков, которые успели зарекомендовать себя на полях еще Первой мировой войны, а стране требовались более современные модели. Решение нашлось в традиционном для того времени подходе: приобрести зарубежные разработки и начать их лицензионное производство, в процессе которого станут учиться будущие советские проектировщики танков.

3I0MAFagsuFYQT9qNZzDVyCNex2znnBiReY24WeV

Чтобы отобрать наиболее подходящие модели танков и договориться об их приобретении, была создана специальная закупочная комиссия во главе с начальником Управления моторизации и механизации Красной армии Иннокентием Халепским и инженером-танкостроителем Семеном Гинзбургом. Комиссии предстояло побывать в нескольких странах – Германии, Италии, Великобритании, Чехословакии, Франции и США. Именно по итогам этой поездки и были закуплены танки, которые стали основой: для будущих Т-26 – британский «Виккерс 6 тонн», а для БТ-2 – американский «Кристи».

XH3nKtVAz9UkKfX6FjD4S5qHHG5cREKHgJtmoYjf

Британия того времени считалась главным законодателем танковой моды, и на английских заводах были отобраны сразу несколько образцов бронетанковой техники. Наибольший интерес представлял шеститонный «Виккерс»: он как нельзя лучше отвечал требованиям, которые в РККА предъявляли к легкому танку, или, как их тогда называли, танку сопровождения пехоты. Кроме того, члены закупочной комиссии знали, что эти же танки вызвали интерес у других государств, в том числе и у Польши, считавшейся в те годы главным потенциальным противником СССР. Так что контракт на покупку 15 «Виккерсов 6 тонн» и документации для лицензионного производства был подписан довольно быстро, и уже в октябре 1930 года в Советский Союз поступил первый из закупленных танков.

Когда одна голова лучше двух

Из двух вариантов британской машины – двухбашенной с двумя пулеметами и однобашенной с пушкой и пулеметом – закупочная комиссия выбрала тот, что с двумя башнями. Такой танк лучше отвечал требованиям к машине сопровождения пехоты, поскольку представлял собой фактически мобильную огневую точку, способную вести круговой огонь. Много позже, когда Т-26 уже получили боевое крещение, стало понятно, что у двухбашенной машины было еще одно преимущество: она могла использоваться для зачистки вражеских окопов. Достаточно было остановить танк поперек траншеи, и два пулемета начинали вести огонь вдоль нее, буквально выкашивая солдат противника.

wEklmveLFkJy5LbJa6qpdA8O7L4VsYYv8SDZPzu6

Адаптируя шеститонный «Виккерс» к отечественному производству, советские инженеры под руководством Семена Гинзбурга немного изменили форму башен танка, приспособив их к реальным возможностям производства и к установке в одну из них 37-миллиметровой пушки Гочкиса (такой же, как на Т-18) и стандартного советского танкового пулемета ДТ. В остальном же машина осталась практически неизмененной, за исключением разве что собранных на болтах корпусов первых партий (позднее их начали собирать на клепках, а еще позже – сваривать). В таком виде танк и был принят на вооружение Красной армии под индексом Т-26 и в роли танка сопровождения пехоты. Однако довольно скоро ему предстояло сменить амплуа – он превратился фактически в основную машину бронетанковых частей РККА.

aYMduuf1nD57kbV7NsNUZvz3CItbBmX8J57E7FKy

Произошло это уже после того, как танк модернизировали, заменив две башни на одну с 45-миллиметровой пушкой и спаренным с нею пулеметом. Такой вариант, первоначально называвшийся «танком-истребителем», поскольку его основной задачей стала борьба с вражескими танками и укреплениями, приняли на вооружение в 1933 году. Именно он стал самым массовым не только среди самих Т-26, но и вторым по массовости среди всех советских танков 1930-40-х годов – после, естественно, легендарной «тридцатьчетверки». Общий объем выпуска с учетом всех боевых модификаций составил 11 252 экземпляра, тогда как танков семейства БТ с учетом разных вариантов выпустили немногим больше 8000 штук.

«Двадцать шестые» в ассортименте

Заняв нишу основного танка Красной армии, Т-26 стал базой для множества модификаций и вариантов. Собственно «двадцать шестые» существовали в шести ипостасях. Две первых – пушечно-пулеметный образца 1931 года и с двумя пулеметами образца 1932 года. Следующие две – классический однобашенный образца 1933 года и он же, но так называемый радийный, с установленной на нем радиостанцией с поручневой антенной. Именно эти две модификации стали самыми массовыми: их выпустили почти восемь тысяч экземпляров, включая радийный вариант. Именно эти танки фигурируют на множестве фотографий и плакатов предвоенного времени, и именно они стали символом военной помощи Советского Союза братским странам той эпохи. И последние две – это танки Т-26 образца 1938 и 1939 годов. Первый отличался конической башней, а второй получил усиленное бронирование и наклонные листы подбашенной коробки.

6NiXQrBCfwcKmrPFcAftIFVyAeZN7XYKmpRsEecc

Кроме обычных, или линейных танков Т-26, существовали и другие модификации машины. Некоторые почти не отличались от прародителя – как, например, огнеметный (в Красной армии того времени они назывались «химическими») танк ХТ-26. Большинство из них имели всего одну башню: на месте второй был люк для доступа к огнеметному оборудованию, но встречались и двухбашенные варианты ХТ-26. Позднее, когда на конвейер встала однобашенная модификация машины, на базе некоторых из них стали делать новый химический танк ХТ-130, а когда появился вариант 1938 года с конической башней, то часть из них переделали в ХТ-133 с огнеметом и двумя пулеметами.

IsB3Wx4NYEkug7wVolkFJ34XmXk3OwiCSHRTKzUp

Наконец, Т-26 стал базой для первых советских самоходных артиллерийских установок СУ-5. Они разрабатывались как триплекс, то есть комплекс из трех самоходок, вооруженных орудиями разного калибра. Но в серию, да и то очень небольшую, пошла только одна, с гаубицей калибра 122 мм, получившая индекс СУ-5-2, а две других, с пушкой 76 мм и мортирой калибра 152 мм, так и остались опытными экземплярами. Зато артиллеристам достались тягачи и транспортеры на базе Т-26, а саперам – мостоукладчики СТ-26.

От Испании до Манчжурии

Боевое крещение советские танки Т-26 приняли далеко от родины. В октябре 1936 года Советский Союз направил в помощь республиканской Испании, где разгоралась гражданская война, первую партию этих машин – 50 штук – и столько же танкистов. Поначалу русских специалистов хотели использовать исключительно в качестве преподавателей учебного батальона, но очень скоро решено было, что они примут непосредственное участие в боях.

29 октября первая рота Т-26 под командованием капитана Поля Армана – латыша, иммигрировавшего из Франции в СССР – приняла бой на подступах к Мадриду. Причем действовать танкистам пришлось в тяжелых условиях: испанская пехота, которую они сопровождали, отстала и залегла, и танкам пришлось действовать без прикрытия. И хотя результаты боя оказались в пользу республиканцев, танковой роте они обошлись довольно дорого: было потеряно три машины и десять танкистов. За этот самый бой Поль Арман и был удостоен – первым среди всех советских танкистов! – звания Героя Советского Союза. Такой же награды удостоился и «автор» первого в мире танкового тарана Семен Осадчий. В том же бою он, расстреляв весь боезапас, столкнул своим Т-26 в лощину итальянскую танкетку, выведя ее из строя.

yIR6lhbhRj93gfLJrWi0zUeXyCeie7EuP5GHfuMC

Всего в Испанию были отправлены около 300 советских танков Т-26, которые воевали в частях республиканской армии. Когда же войска генерала Франко одержали верх, уцелевшие машины продолжили службу уже у франкистов. Причем несли они ее очень долго: последние Т-26, использовавшиеся в качестве учебных, оставались в строю до 1970-х годов!

DpKk4gwiKII4Pv1cg7YX5n4dhpasGIegOTBuQbz2

В январе 1938 года Т-26 опять отправились воевать за границу – в армию Гоминьдана (Китайская Республика). Советский Союз поставил китайцам 82 танка образца 1933 года, которые после падения режима генерала Чан Кайши переправили на Тайвань, где они и служили до начала 1950-х. И лишь в июле 1938 года «двадцать шестые» пошли в бой в составе частей Красной армии во время боев у озера Хасан. Машины неплохо проявили себя, но именно здесь выяснилось, что 37-миллиметровые противотанковые пушки, стоявшие на вооружении японцев, пробивают их броню насквозь. И тогда, и через год, во время конфликта на Халхин-Голе, это привело к существенным потерям советских танков. Стало понятно, что Т-26 успел морально устареть. Но поскольку замены им пока не было, эти машины оставались самым массовым танком РККА еще несколько лет.

tjIUX6SkbD9JIIR82VhyqRTE3PhoEkwxGKT74WeZ

Т-26 успели принять участие в Зимней войне с Финляндией, на вооружении которой, кстати, стояли собственные шеститонные «Виккерсы». Тогда окончательно стало понятно, что «двадцать шестые» не соответствуют требованиям современной войны. И начало Великой Отечественной доказало это со всей очевидностью: почти все Т-26, остававшиеся в строю, были потеряны в первые полгода. Справедливости ради надо сказать, что виной тому были не только их слабые к тому времени боевые качества, но и то, что большинство танков были сильно изношены. А последние Т-26 пошли в бой в августе 1945 года во время Маньчжурской операции и на Южном Сахалине. В составе Забайкальского и двух Дальневосточных фронтов оставалось существенное число этих машин, которые, впрочем, не уступали основным танкам японцев – легким «Ха-Го» и средним «Чи-Ха».