Главная / Статьи /Вы здесь

Староладожская крепость: на страже северо-западных рубежей России

11/22/2022
1758
2
Староладожская крепость: на страже северо-западных рубежей России

«И изъбрашася трие брата с роды своими и  пояша по собе всю Русь, и придоша к словенам первее и срубиша город  Ладогу. И седе старейший в Ладозе Рюрикъ, а другий Синеусъ на Беле-озере, а третий Трувор в Изборьсце. И от тех варяг прозвася Руская земля,» – сообщает один из изводов «Повести временных лет» о призвании варягов. Согласно этой версии, Рюрик сначала обосновался в Ладоге, после чего, спустя несколько лет, перебрался на берега озера Ильмень и основал Новгород. Многие исследователи называют Ладогу первой столицей Древнерусского государства. Имелась у Ладоги и своя крепость, поздняя версия которой в наши дни реконструирована и открыта для посещения туристами.

Поселение на берегу реки Волхов появилось примерно в середине VIII века – именно этим столетием датируются древнейшие сооружения, найденные в результате раскопок. Ладога развивается и становится важным пунктом на торговом пути, связывавшем Балтику и страны Востока. Об этом свидетельствуют и обнаруженные артефакты как скандинавского, так и арабского происхождения. Постепенно численность населения и площадь Ладоги растёт, и в середине IX столетия, если верить сообщению летописцев, сюда должен был прибыть Рюрик и его дружина, поскольку игнорировать «ворота на Русь» было невозможно.

В. Васнецов. «Призвание варягов».

Безусловно, такое ключевое для Древней Руси поселение, как Ладога, не могло существовать без крепостных укреплений. Археологи начали проводить раскопки на территории развалин оборонительных сооружений уже в конце XIX века. На протяжении двадцатого столетия исследователи смогли реконструировать историю староладожской крепости практически досконально. Большая заслуга в этом принадлежит выдающемуся отечественному археологу Анатолию Кирпичникову. В наше время усилиями реставраторов оборонительные сооружения Старой Ладоги превратились в один из важнейших исторических музеев северо-запада России, на территории которого до сих пор ведутся раскопки.

«Укрепление Вещего Олега»

Итак, поселение на месте впадения реки Ладожки в могучий Волхов появилось примерно в середине VIII века. Примечательно, что в это время неподалёку от Ладоги располагалось другое поселение, в котором проживали сначала финно-угры, а затем и славяне. Любшанская крепость, расположенная на берегу речки Любши, долгое время соперничала с Ладогой за звание административного центра этих земель и вплоть до второй половины IX века выигрывала в этом состязании. Однако в связи с падением уровня воды в Ладожском озере и обмеления Любши крепость покидают её жители, перемещаясь, судя по всему, по большей части в Ладогу.

Руины Любшанской крепости.

В самой Ладоге до этого момента были в основном деревянные крепостные сооружения. Примерно в то же время, когда Любшинскую крепость оставили жители, начинают возводиться каменные укрепления, названные Анатолием Кирпичниковым «укреплением Олега Вещего». Они представляли собой каменные плиты, размещённые друг на друге без применения известкового раствора, а их площадь не покрывала всю территорию. Крепость, скорее, была детинцем, в котором размещалась дружина. Сооружение вместе с валами, рвами и сохранившимися деревянными конструкциями представляло из себя цельную оборонительную систему.

Первое и единственное задокументированное боевое крещение эта крепость получила в 997 году, когда на Ладогу напал будущий король Норвегии ярл Эрик Хаконссон. Набег скандинавов привёл к разорению поселения и уничтожению каменного детинца. После этого жители Ладоги вновь отстроили укрепления, но лишь деревянные. Каменные оборонительные сооружения появились на берегах Волхова только в начале XII века.

Крепость Мстислава Великого

«Повесть временных лет» в записи от 1114 года сообщает, что в Ладоге новгородский посадник Павел заложил каменную крепость. При этом событии присутствовал сам князь Мстислав, старший сын Владимира Мономаха и будущий киевский государь. К тому времени поселение окончательно становится важным стратегическим пунктом Новгородской земли на северо-западе. Строительство оборонительных сооружений защищало государство от нападений извне и являлось центром контроля над территориями, населёнными финно-угорскими племенами. Мстислав, по всей видимости, придавал большое значение постройке каменной крепости в Ладоге. Примерно тогда же начинается возведение детинца в Новгороде, но, в отличие от северо-западной фортификации, он был деревянным.

 Вокняжение Мстислава Владимировича в Новгороде. Иллюстрация из Радзивилловской летописи.

Новая крепость прослужила несколько веков, вплоть до присоединения Великого Новгорода к Московскому княжеству. В целом она по своим очертаниям повторяла более древние оборонительные сооружения, разве что толщина стен стала больше (до 3,5 метров), а технология кладки усовершенствовалась (был применён известковый раствор). Столь долгая жизнь крепости была связана с тем, что вплоть до начала эпохи огнестрельного оружия она успешно справлялась со своими боевыми задачами. Поэтому перестройка просто не имела смысла.

Первое задокументированное нападение противника на Ладожскую крепость Мстислава состоялось в 1164 году. Тогда шведский отряд на 6 десятках судов (шнеках) попытался атаковать новгородский опорный пункт на Волхове, но нападение было отбито. С этого момента Ладога несколько раз оказывалась на передовой противостояния Новгорода со скандинавами. Особенно сильно досталось крепости в XIV веке. В ходе одного из шведских нападений противнику удалось даже сжечь укрепления. Однако это не помешало ей вновь восстать из пепла, и спустя 25 лет после случившегося она достойно выдержала атаку скандинавов.

Шнека.

Фортификация эры огнестрельного оружия

Революция в военном деле поставила под вопрос эффективность крепостей старого типа. Артиллерия легко пробивала стены фортификационных сооружений «феодального» периода, поэтому многие укрепления в Европе и в России на рубеже XV-XVI веков подверглись серьёзной трансформации.

Не стала исключением и Ладожская крепость. Её обновление началось в самом конце XV века, во время правления великого князя Ивана III . Толщина стен была увеличена до 7 метров, по периметру было возведено 5 могучих башен, способных выдержать серьёзный артиллерийский огонь. Именно в таком виде крепость благополучно сохранилась до наших дней.

В отличие от своей предшественницы, практически сходу принявшей боевое крещение, военная история новой крепости началась лишь спустя более 100 лет после постройки. До этого она периодически улучшалась (как, например, в правление Бориса Годунова, уделявшего немало внимания северо-западным рубежам страны). Однако в эпоху Смуты и сами укрепления, и гарнизон, их оборонявший, находились в печальном состоянии. В августе 1610 года Ладожская крепость практически без боя была взята отрядом французского наёмника на шведской службе Пьера Делавилля. Несколько раз русские отряды пытались отбить Ладогу. В феврале 1611 года им это удалось. Сам Делавилль впоследствии вспоминал о последних днях перед своей капитуляцией: «В этом бедственном положении, претерпев два или три приступа, без надежды на помощь, я сдал крепость Ивану Михайловичу, который согласился выпустить меня с оружием и обозом, с развёрнутым знаменем, при звуке труб и со всеми нашими богатствами. Согласно условиям капитуляции, мне отдали моего брата, всех пленных французов, бывших в его распоряжении, мне позволили уйти, куда я хочу».

Ещё в 1609 году шведские наёмники помогали Михаилу Скопину-Шуйскому в борьбе с поляками и «тушинцами».

Тем не менее примерно в то же время на оккупированных территориях шведы назначают на наместнические должности русских. Ладога де-факто вновь становится шведской, но ненадолго. В результате подписания Столбовского мирного договора 1617 года скандинавы вернули крепость России. В это же время в писцовых книгах появляется запись о состоянии крепости, пережившей Смуту: «… тот каменный город весь стоит без кровли и починки многие лета и в башнях мосты от мокроты, от дождю и снегу все сгнили и провалились…».

На протяжении всего XVII века Ладожской крепости практически не уделялось внимания. Чиновники пытались убедить Москву в том, что фортификационному сооружению требуется срочный ремонт хотя бы из уважения к иностранным посланникам, которые приезжали в Россию со стороны Балтийского моря и видели запустение крепости. Такие просьбы, например, встречаются в воеводской росписи от 1687 года: «…в тем же каменном городе стоят в каменной в проходной башне в полатях ваша, великих государей, зелейная казна, и та проходная башня непокрыта и сверху сыплется, мосты огнили, а двери у тое полатки, где та зелейная казна, худы и не построены…».

Развалины Староладожской крепости в 1909 году. Фотография Сергея Прокудина-Горского.

Смутное время стало последним «боевым» периодом Ладожской крепости. Несмотря на то, что крепость находилась в непосредственной близости от основных участков военных действий Северной войны, она недолго играла роль тылового опорного пункта. Однако в 1704 году царь Пётр Алексеевич перенёс уездный центр из Старой Ладоги в Новую, расположенную в самом устье Волхова. Вместе с началом строительства крепости на берегах Невы, давшей начало новой столице России, Санкт-Петербургу, древняя крепость  утратила всякое военное значение. Боевая история Староладожской крепости закончилась.

 Обложка: https://commons.wikimedia.org/

Рекомендуем