«НА ПОЛЕВОЙ БАТАЛИИ ПРИ ОЗЕРЕ КАГУЛЕ»

В оном 770 году, уже под начальством графа Румянцева, в отдельном корпусе князя Николая Васильевича Репнина, наш полк находился в баталии июля 7-го в Молдавии и при взятии неприятельского ретраншемента и лагеря, а 21-го на полевой баталии при озере Кагуле; тут взяли также лагерь, обоз и пушки. Нас было не более 30 тысяч, регулярного и нерегулярная войска, а их около двух сот тысяч. После занятия ретраншемента и всего их доброго перешли мы и Троянову дорогу славную по древней истории. Многие дивизионные генералы просились с корпусами догнать и разбить остатки неприятеля, но граф им отвечал: “мы, батюшка, только их прогнали, а не побили, этому неприятелю нехудо и мост поставить”. При атаке силы Турецкой и при входе в ретраншемент потерпело много каре генерала-порутчика Племянникова; ибо паша с янычарами, вышедший вон из ретраншемента, с боку нечаянно на нас напал, что услышавши граф Румянцев велел тотчас туда бежать на помощь полку первому гранодерскому, и командовал сам: ступай, ступай, за что полк и назван именным повелением лейб-гранодерским, и чины всем даны были.

Мосолов С.И. Записки отставного генерал-майора Сергея Ивановича Мосолова. История Моей жизни. // Русский архив. М., 1905. Кн. I. http://wars175x.narod.ru/ltr_raan/mmr_msl01.html

КАГУЛЬСКОЕ ПОБОИЩЕ

Тем временем визирь Молдаванчи, задержанный разливом Дуная, смог переправиться (у Исакчи) лишь в половине июля. Его армия насчитывала 150000 бойцов (50000 отборной пехоты – главным образом янычар – и 100000 конницы), при 350 орудиях. Зная о слабости сил Румянцева, визирь был убежден, что раздавит русских одной своей многочисленностью. Войска, уверенные в победе, поклялись истребить русских.

У Румянцева оставалось в ружье всего 17000 (около половины войск, с которыми он выступил из-под Хотина два месяца назад), однако он был уверен в своих войсках и решил разбить визиря до того, как он соединится с татарами.

20-го июля турки, двигаясь вдоль речки Кагул, расположились лагерем у села Гречени, намереваясь на следующий день атаковать русских. 80000 татар стояло на Ялпухе в 20 верстах... Но Румянцев предупредил турок и на следующее утро 21-го июля сам атаковал их и одержал над ними блистательную Кагульскую победу, навсегда прославившую его имя. Визирь бежал, оставив в наших руках 200 пушек и весь лагерь, татарский хан последовал его примеру. Русская армия пошла на турок тремя дивизионными кареями и опрокинула их толпы. Внезапная контратака 10 тысяч янычар, набросившихся на дивизию генерала Племянникова, едва не имела успеха. Личный пример Румянцева, бросившегося в сечу, и его «стой, ребята!» спасли положение. Истреблением янычар закончилось поражение турецкой армии. Турки потеряли до 20000 убитыми и ранеными, свыше 2000 пленными, до 300 знамен и значков, 203 орудия. Наш урон – 960 человек. Преследование велось энергично: 23-го июля авангард Баура настиг турок на переправе через Дунай и под Карталом добил расстроенные полчища, захватив остальную артиллерию (150 орудий). Перебравшись за Дунай, Молдаванчи смог собрать из всей своей армии лишь 10000 человек...

Почти в один день с Кагульским побоищем турецкий флот был уничтожен Орловым при Чесме. Константинополь был сожжен пожаром, янычары бунтовали, требуя мира.

Керсновский А.А. История Русской армии. В 4 тт. М., 1992–1994. http://militera.lib.ru/h/kersnovsky1/04.html

ИСКУСНЫЙ ПОЛКОВОДЕЦ

Искусный полководец блестяще выиграл сражение малыми силами. Спустя едва две недели на берегах р. Кагула у Троянова вала войско Румянцева, численностью около 20 тыс., имело сражение со 100-тысячным полчищем Холил-бея, обратив его в бегство. Противник потерял убитыми около 20 тыс. человек. Русские войска заняли Измаил, Килию, Аккерман. После долгого и упорного сопротивления турки осенью 1770 г . сдали Браилов и Бендеры.

Боханов А.Н., Горинов М.М. История России с начала XVIII до конца XIX века, М., 2001. Гл. 15. Внешняя политика Российской империи во второй половине XVIII века § 2. Русско-турецкая война 1768—1774 гг . и первый раздел Польши http://kazez.net/book_98689_glava_91_%C2%A7_2._Russko_-_ture%D1%81kaja_vojj.html

ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ РУМЯНЦЕВ

Румянцев Петр Александрович (1725–1796 гг.) – русский полководец, генерал-фельдмаршал. Внебрачный сын Петра I. Его полководческий талант впервые проявился во время Семилетней войны 1756–1763 гг. С началом русско-турецкой войны 1768–1774 гг. командовал 1-й и 2-й армиями. Летом 1770 г. его войска разгромили турок на притоках р. Прут Ларге и Кагуле. В 1774 г. принудил турок к заключению Кючук-Кайнарджийского мира (1774 г.). За победы над турками в 1775 г. получил почетное добавление к фамилии - Задунайский. В начале русско-турецкой войны 1787–1791 гг. вошел в конфликт с главнокомандующим Г.А. Потемкиным и самоустранился от командования армией. В 1789 г. по этой причине был отозван с фронта. Является одним из организаторов русской регулярной армии, создателем новых форм ведения боя.

Битва при Кагуле // Русско-турецкая война 1768–1774 гг. http://www.cahul.net/next/1770.html

ИЗ ПЕРЕПИСКИ РУМЯНЦЕВА С ЕКАТЕРИНОЙ II

Узнавши о малочисленности ларгинских победителей, Халил-бей переправился через Дунай и шел к ним навстречу, в полной надежде, что своим стопятидесятитысячным войском задавит врага, у которого было не больше 17000. На берегах реки Кагула, у Траянова вала, 21 июля произошла встреча, и здесь повторилось явление, которое было известно из древней истории, из рассказов о борьбе греков с персами, о борьбе европейского качества с азиатским количеством. Была минута, когда многочисленные янычары смели русских солдат; но тут раздался голос самого главнокомандующего: "Ребята, стой!" – и бегущие остановились, окружили вождя, видя его в страшной опасности. Артиллерия и гренадерский штык решили дело. Турки побежали к Дунаю, бросив пушки и весь лагерь в добычу победителям; потеря их убитыми простиралась до 20000: у русских было убито 353 человека и ранено 550. Кагульская победа дала Румянцеву право припомнить Екатерине ее внушения насчет римлян. "Да позволено мне будет, – писал он ей, – настоящее дело уподобить делам древних римлян, коим ваше величество мне велели подражать: не так ли армия в. и. в. теперь поступает, когда не спрашивает, как велик неприятель, а ищет только, где он".

Восторг Екатерины выразился в письме к новому римлянину: "За первый долг я почла принесть Всемогущему Богу за бесчисленные его к нам милости и щедроты коленопреклоненное благодарение, что сего утра (2 августа) со всем народом при пушечной пальбе в церкви Казанской исполнено было, и весь город зело обрадован. Потом, возвратясь во дворец, сев за стол и вспомня подающего нам причины радости и веселия своим искусством, усердием и разумом, при пушечной пальбе пила я здоровье г. фельдмаршала графа Румянцева, с которым вам новопожалованным и весьма вам заслуженным чином вас поздравляю и должна вам засвидетельствовать, что у меня за столом не было человека, который бы не был тронут до слез от удовольствия, видя, что я справедливость показала их достойному согражданину. Несравненной армии моей успехи и победы кто с толиким удовольствием видеть может, как я? Но коль велика радость моя, сие легче чувствовать можно, нежели описать. Благодарю я вас и за то, что вы то самым делом исполняете, что про римлян говорят, и не спрашиваете, многочислен ли неприятель, но где он. Я уверена, что вы не оставите мне тех назвать, кои себя отличили, дабы я могла им воздать справедливость".