20 декабря отмечается 100 лет со дня образования Службы внешней разведки России. Именно в этот день в 1920 г. председатель ВЧК Феликс Дзержинский подписал приказ о создании в организации специального Иностранного отдела (ИНО) ВЧК.

В честь юбилея мы начинаем цикл публикаций, посвященных легендарным семейным тандемам разведчиков-нелегалов, тех, кого именуют «золотым фондом» отечественной разведки. 

Если вы смотрели знаменитый сериал «Семнадцать мгновений весны», то наверняка согласитесь, что одна из самых ярких и незабываемых его сцен – это мимолетная встреча в берлинском кафе «Elefant» главного героя - штандартенфюрера СС Отто фон Штирлица (он же советский разведчик Максим Максимович Исаев) – с его тайно приехавшей в Германию женой, с которой он был в разлуке долгие годы. Создателям фильма блестяще удалось реализовать свой замысел – рассказать без единого слова и жеста, одними только взглядами, трагичную и прекрасную историю любви, способную преодолеть время, расстояния и даже смертельную опасность. Интересно, что этой сцены не было ни в книге Юлиана Семенова, ни в сценарии фильма. Она появилась по инициативе исполнителя главной роли - артиста Вячеслава Тихонова, которому рассказал о ней человек, не понаслышке знакомый с миром разведки, один из самых легендарных советских разведчиков- нелегалов Конон Трофимович Молодый.

Во время просмотра зрители глубоко сопереживали этой истории, и в то же время, прекрасно понимали, что только так – тайком, издалека, провожая почти незаметным любящим взглядом, и может разведчик, находящийся в условиях постоянной гибельной опасности, увидеть любимую, жену, приехавшую всего на миг в чужую враждебную страну.

И, вот спустя годы, по мере открытия секретных архивов, мы стали с удивлением узнавать, что в реальной практике отечественной разведки встречалось немало успешных семейных историй разведчиков-нелегалов. Где муж и жена – оба блестящие профессионалы – поддерживали друг друга в опаснейшей работе и, рука об руку, с большим успехом, выполняли труднейшие задачи, поставленные перед ними Родиной.

Вообще говоря, большинство обычных, то есть далеких от разведки, людей склонны считать, что разведчик – абсолютно мужская профессия. И не только потому, что она требует огромного мужества и готовности пожертвовать собой ради достижения цели. От разведчика-нелегала ждут еще железной логики, познаний в военном деле и глубокого понимания хитросплетений политики и экономики, а их принято считать сугубо мужскими качествами. Если прибавить к этому списку еще и умение держать себя в руках – задача, которая эмоциональным и часто живущим сердцем женщинам, как полагают, дается с большим трудом, вывод один: женщины абсолютно не приспособлены к разведке. Так, кстати, считал великий Рихард Зорге. Впрочем, говорил он это уже во время суда, и вполне, может быть, что этими словами просто защищал своих соратниц по разведывательной работе.

А вот один из «классиков» американской контрразведки Чарльз Рассел еще в начале прошлого века утверждал, что именно разведчики-женщины наиболее опасны, к тому же, их гораздо труднее изобличить. Умение жить сердцем также может быть весьма полезно, поскольку играет большую роль в формировании такой замечательной, и все более ценимой в современном мире, вещи как интуиция. Прибавьте к этому женское терпение, усидчивость, наблюдательность, внимание к деталям, методичность в решении поставленной задачи и ответственность. К тому же, и в искусстве перевоплощения, столь необходимом в работе разведчика, представительницам прекрасного пола точно нет равных.

Пожалуй, аргументы в пользу той или другой точки зрения можно продолжать бесконечно, но трудно поспорить с тем, что если в работе разведчиков-нелегалов удается обеспечить сочетание лучших мужских и женских психологических и интеллектуальных достоинств, то такое взаимодополнение способно обеспечить решение самой сложной оперативной задачи.

Ярким доказательством этого служат реальные истории семейных тандемов выдающихся разведчиков, которые по праву причислены к «золотому фонду» российской внешней разведки. Среди этих знаменитых пар – Гоар и Геворк Вартаняны, Зоя Воскресенская и Борис Рыбкин, Елизавета и Михаил Мукасеи, Анна и Михаил Филоненко, Галина и Михаил Федоровы, Тамара и Виталий Нетыкса и многие-многие другие.

Не беремся в этот раз рассказать обо всех деталях их сложнейшей и опасной работы. Каждая такая судьба достойна отдельной статьи и даже книги, к тому же, многие дела еще не рассекречены, а особо важные, как говорят специалисты, не будут рассекречены никогда.

Но, прежде чем, приглядеться к этим реальным семейным историям, хотелось бы ответить на один вопрос, часто возникающий у любителей разведывательно-шпионских фильмов. Если коротко, то смысл его в следующем: насколько часто используется в разведке прием с «фиктивной (т.е. мнимой) семьей».

Памятная марка, выпущенная в честь разведчицы Зои Воскресенской

Источник фото: pinterest.ru


Конечно, такая практика существовала. Например, Зоя Воскресенская, одна из самых известных наших разведчиц, имеющая огромный опыт и организационно-аналитической и, главное, «полевой» работы, рассказывала, как в первые дни войны для работы в тылу врага они формировали спецгруппы. Все разведгруппы, которые должны были собирать информацию, как правило, работали под видом «семьи»: «дед» – руководитель группы, «бабка» – его зам, «внук» или «внучка» – радист-шифровальщик. Дедушки и бабушки – понятно, что по возрасту должны были быть от шестидесяти и старше. Но здесь включились проверенные «партийные резервы» – старые большевики, с огромным опытом подпольной и партизанской работы во время Гражданской войны.    Несмотря на то, что все они, по своему почтенному возрасту, были освобождены от военной службы и должны были отправиться в эвакуацию, желающих сражаться с врагом было очень.

Еще один пример – случай из работы самой Воскресенской отлично показывает, как примерно работает такой вариант «легенды». Например, Зоя должна была по заданию центра поехать в Вену, там выйти замуж за незнакомого сотрудника, затем в публичном месте – например, в ресторане, они должны были разыграть бурную «семейную ссору», а после этого рассерженный супруг исчезал в неизвестном направлении. Правда, в тот раз, план реализовать так и не удалось – сотрудник, назначенный женихом, по какой-то причине не смог добраться до Австрии.

А вот все герои нашего рассказа - разведчики-нелегалы с большим стажем работы за рубежом - выбрали друг друга совсем не по заданию, а по любви. И при этом, как сказала одна из них - Тамара Нетыкса: «такая семья, как наша, это рабочая ячейка, где жена всегда помощница и друг, в том числе, и во всех вопросах разведки».   

Попробуем внимательнее взглянуть на эти такие необычные-обычные «семейные обстоятельства» семей разведчиков. Первая встреча, свадьба, рождение и воспитание детей, трудности и риски заграничного «нелегального» быта, взаимная выручка и помощь в работе. И все же, учитывая особую специфику этой профессии, которая, как никакая другая, требует стопроцентной самоотдачи, не позволяя отключиться от службы ни на миг, все равно будем говорить о главном деле их жизни – разведке. И, помним, что, порой за всеми этими частными историями встает в полный рост «История нашей страны» и «История двадцатого века».

 

Гоар и Геворк Вартаняны. 45 лет без провала и 45 лет, плечом к плечу, рядом по жизни

Источник фото: pinterest.ru


Геворк и Гоар Вартаняны. «Анри» и «Анита». Легендарные - или как говорят их весьма сдержанные на оценки коллеги - великие разведчики-нелегалы двадцатого века. Многие из полученных ими данных и сегодня «работают» на благо страны, в силу чего, не будут рассекречены в обозримом будущем. Для понимания масштаба их деятельности достаточно сказать, что именно антифашистская группа Вартаняна участвовала в предотвращении покушения на лидеров «Большой тройки», планировавшемся немецким Абвером во время встречи лидеров союзных держав в Тегеране в 1943 году. И это только один эпизод их насыщенной разведывательной жизни.  В общей сложности стаж совместной нелегальной работы – почти полвека. За плечами – свыше сотни посещённых стран. В полутора десятках из них они работали на длительной основе.            Они награждены многими орденами и медалями, включая орден Красной Звезды, Отечественной войны и другими наградами. Геворку Вартаняну было присвоено звание Героя Советского Союза. «Равный Зорге, Абелю, Филби... А возможно, и первый" – так охарактеризовал Вартаняна начальник Управления нелегальной разведки ПГУ КГБ СССР Юрий Дроздов.

Первая встреча. Свадьба.

Единого рецепта, как стать женой разведчика, конечно же, не существует. И в этом смысле, за рамками своей чрезвычайно сложной и опасной работы, разведчики, при всей их легендарности, порой не сильно отличаются от обычных людей. Встреча главного человека в твоей судьбе - с которым дальше будешь идти по жизни вместе «в горе и радости» может произойти, где угодно. Не стали здесь исключением и судьбы наших необыкновенных героев.

Блестящих разведчиков-нелегалов Виталия и Тамару Нетыкса познакомил МАИ - Московский авиационный институт, где они оба учились и занимались комсомольской работой. Виталий был комсоргом ВУЗа и ленинским стипендиатом. Умница, красавец, невероятно обаятельный и воспитанный – не удивительно, что почти все подружки Тамары были в него влюблены. А он выбрал её и уже на второй день знакомства сделал предложение. Удивительным и уж точно необычным стал разговор, произошедший между женихом и невестой за неделю до свадьбы, определивший всю их дальнейшую жизнь: «Я пойду работать в разведку. Это неизменно. Ты и теперь согласна быть со мной?» Я ответила: «Конечно, да!». Понимаете, он сразу поднялся в моих глазах на небывалую высоту». Мы ведь были романтиками, выросшими на фильме «Подвиг разведчика», влюбленными в свою страну и мечтавшими ей послужить. Вот так ими был сделан первый шаг в «легенды разведки» …

А порой, уже по одному месту знакомства становится понятно, что пару ждет весьма неординарная судьба.  Например, будущие супруги-разведчики Галина и Михаил Федоровы познакомились в столовой Министерства госбезопасности на Лубянской площади. В этот день им (да и разведке в целом) определенно повезло, потому что Галина действительно там работала секретарем и одновременно готовилась к оперативной работе, а вот Михаил был из ГРУ (военной разведки) и в МГБ в эти дни заехал только для того, чтобы сдать отчет о своей недавней английской «командировке». Здесь, в очереди в столовой, он и увидел тоненькую девушку с огромными глазами и неожиданно строгим голосом. А уже через два месяца они поженились, и центр стал готовить новую супружескую пару разведчиков-нелегалов для работы в Австралии.

Анна Филоненко-Камаева и Михаил Филоненко

Источник фото:svr.gov.ru


Михаил Филоненко и Анна Филоненко-Камаева. Советские разведчики-нелегалы. Активные участники разведывательно-диверсионной и партизанской борьбы во время Великой Отечественной войны. Затем отправлены на нелегальную работу в Китай и Бразилию. Добились особых успехов в поисково-вербовочной работе и создании агентурной сети. Анну Филоненко-Камаеву называют прототипом радистки Кэт из фильма «Семнадцать мгновений весны». Она, кстати, была одним из консультантов фильма. Награждены многими орденами и медалями СССР: Орденом Ленина, Орденами «Красного Знамени» и другими наградами.   

Зоя Ивановна Воскресенская, как мы и говорили выше, действительно вышла замуж за разведчика, но по любви, а не по заданию. В 1936 году её отправили работать в Финляндию по линии разведки, но с прикрытием в виде работы в местном отделении Интуриста. Чуть позже приехал новый резидент – Борис Аркадьевич Рыбкин – оперативный псевдоним «Кин». Первоначально отношения между сотрудниками не сложились настолько, что Воскресенская даже просила отозвать её, чтобы не страдали интересы дела, потому что они спорили буквально по каждому вопросу. Центр попросил ввести нового резидента во все нюансы, а потом вернуться к этой теме. Но возвращаться не пришлось: через полгода они отправили в Центр шифрограмму, в которой просили дать разрешение на брак. Некоторые эпизоды из их семейной жизни, наверное, возможны исключительно в семье разведчиков. Зоя Ивановна вспоминала, как один раз они с мужем на машине встречали в лесу «связника», нелегально переброшенного через финскую границу. Им оказался тот самый – легендарный ныне - Павел Судоплатов, которого Рыбкин знал еще по работе на Лубянке. «Кин» тут же предложил ему: «В случае чего можешь обнять мою жену, чтобы скрыть свою физиономию». Зоя Ивановна вспоминала, как потом подкармливали изголодавшегося в соответствии с эмигрантской легендой Судоплатова его любимым швейцарским шоколадом с калеными орехами, а, затем, чтобы не рассекретили по запаху при возвращении к чужим «своим», заставляли заедать чесноком или луком. Вот таков уровень мелочей, которые должен учитывать разведчик в своей работе, чтобы избежать провала.

Зоя Воскресенская и Борис Рыбкин.

Источник фото: https://kak2z.ru/


Борис Рыбкин и Зоя Воскресенская-Рыбкина. «Кин» и «Ирина». Советские разведчики. Работали на разведывательной работе в Латвии, Германии, Австрии, Финляндии и Швеции. Борис Рыбкин был начальником резидентуры в последних двух странах, а Зоя – его замом. Осуществляли связь с нелегальными сотрудниками советской разведки и местной агентурой, получая от них важную информацию. Кроме оперативной работы известны и своей аналитической работой в центральном аппарате разведки. В время Великой Отечественной войны Зоя Ивановна занималась подготовкой и переброской разведывательно-диверсионных групп. Борис Рыбкин во время Ялтинской конференции работал офицером связи со службами безопасности союзников. После войны Зоя Воскресенская руководила немецким отделом МГБ.Награждены многочисленными орденами и медалями, среди которых орден Ленина, орден Октябрьской Революции, ордена Красного Знамени, орден Отечественной войны и Красной звезды.

Не так много найдется людей, которые могут похвастаться тем, что познакомились с будущим супругом в приемной у Георгия Константиновича Жукова, как это случилось, например, с Анной Камаевой. Анна была приглашена в штаб командующего Западным фронтом для получения Ордена за свою работу радистом в партизанском отряде по линии 4-го управления НКВД, руководителем которого был тот же знаменитый Павел Судоплатов. И, вот, когда она сидела в приемной и ждала своей очереди на прием к Жукову, из двери вышел её будущий муж Михаил, который также был удостоен награды за успешно проведенный диверсионный рейд по тылам врага. Конечно, же он не мог не обратить внимания на юную красавицу, да еще и с петличками родного Наркомата. Впрочем, тогда на первом месте – была война, и после этой первой встречи пройдет четыре опасных года, пока их пути снова не пересекутся, чтобы дальше они могли уже идти по жизни вместе.

Совершенно выдающейся в этом ряду, конечно, выглядит история встречи Гоар и Геворка Вартанянов, которые познакомились совсем юными (ему – 19, ей – вообще 15 лет!), поскольку были членами одной антифашистской группы, работавшей в далеком Тегеране. Среди успешно решенных ими задач были не только выявление сети немецких агентов из числа высокопоставленных чиновников и силовиков шахского режима, но и дело, которое оказало влияние на судьбу всего мира – участие в предотвращении покушения на лидеров «Большой тройки» в 1943 году. По части самой уникальной свадьбы – символический «приз» тоже за Вартанянами. Ведь им приходилось в силу служебной необходимости играть свадьбу, кроме первой, еще  трижды – «в разных странах и под разными именами!». Как шутила сама Гоар Левоновна, «пусть  четыре раза, но хотя бы за одного любимого мужчину!». А Геворк Андреевич всегда подхватывал: «пусть и по разным обычаям, и на разных языках – но я всегда был абсолютно честен, когда говорил, что люблю именно эту женщину!»

Продолжение следует.