В русском языке есть немало слов, которые мы используем, не задумываясь об их происхождении. Например, «шаромыжниками» в просторечии называют обездоленных попрошаек. По самой распространенной версии, это слово пришло к нам в XIX веке вместе с остатками некогда могущественной армии «двунадесяти языков».

Из завоевателей – в законопослушных граждан

В конце 1812 года положение наполеоновских войск было, мягко говоря, затруднительным. Покидая Россию, побежденный император оставил на ее территории более полутора сотен солдат пленными. Большинство из них составляли нижние чины. «Генерал Мороз» и грамотная тактика русских изрядно потрепали военных, некогда наводивших страх на Европу. В отчаянии они брели по дорогам большой страны и просили у местных жителей хоть какого-то пропитания. Обращались к бывшим врагам буквально по-дружески – cher ami, что означает «милый друг». Крестьяне, незнакомые с иностранными языками, перевели это выражение по-своему. Так появились на свет пресловутые «шаромыжники».

«Французские гвардейцы под конвоем бабушки Спиридоновны». Художник А. Венецианов.

Источник: polzam.ru

После разгрома войск Наполеона на Березине шесть корпусов французской пехоты разделились на небольшие группы и затерялись на просторах Российской империи. «Шаромыжникам» не оставалось ничего, кроме как надеяться на помощь и сострадание русских крестьян. Те давали им еду и кров – не оставлять же людей умирать на морозе? Брошенные своим императором французы встречались в разных частях страны. Некоторые гренадеры смогли добраться до предгорий Урала, а сотни «шаромыжников» оказались на юге – в пределах Херсонской губернии. За два месяца солдаты преодолевали по полторы тысячи километров. Для многих из них история испытаний и лишений закончилась благополучно: приняв гражданскую присягу, они становились подданными Российской империи, а затем пополнили ряды мещан, купцов и даже дворян.

14 января 1813 года председатель Комитета министров генерал Сергей Вязмитинов направил всем губернаторам циркуляр, содержащий требования разделить всех пленных солдат наполеоновской армии на четыре группы. У каждой было свое назначение. К первой группе отнесли поляков-мятежников: их отправляли на службу в Грузию, на Кавказ и в Сибирь. Ко второй группе принадлежали те, кто выразил желание освоить гражданские профессии. Их определили на фабрики и заводы. Тем пленникам, которые в бытность свою занимались земледелием, предложили поселиться в Саратовской и Екатеринославской губерниях. Наконец, представители четвертой группы должны были заниматься постройкой и восстановлением домов в Москве и других городах. Всем из казны полагалось пособие в размере 100 рублей. На эту сумму «шаромыжники» покупали одежду и обувь, пищу, а также постой в домах горожан и селян. На дополнительные нужды они зарабатывали своим трудом, работая, например, в поле или в ремесленных мастерских. Отдельную категорию составляли французы, которым в России посчастливилось устроиться учителями и гувернерами. Дворянским и купеческим детям они преподавали иностранные языки, хотя сами зачастую не имели сколько-нибудь подходящего образования. Бывшим офицерам войск Наполеона было проще, чем их рядовым соотечественникам, в России. Они куда быстрее адаптировались к жизни на чужбине, пользовались уважительным отношением, могли посещать дворянские собрания и увеселительные мероприятия.

Отступление французов из России.

Источник: upload.wikimedia.org

Гувернеры, художники, повара

Судьбы французов и других иностранцев из армии «двунадесяти языков» складывались по-разному. Сразу после завершения войны в правительстве Российской империи высказывали опасения, не будут ли «шаромыжники» опасны, не начнут ли бунтовать? Однако вопреки мрачным ожиданиям властей, шаромыжники вели себя смирно. К тому же им не грозили ни крепостное состояние, ни рекрутчина – законы не предусматривали такого обращения с иностранцами. Со временем стало понятно, что устроиться в России для «шаромыжников» не составит труда. Небогатые дворяне с радостью брали на работу иностранных поваров и гувернеров для своих детей. Раньше не все могли позволить себе такую прислугу, однако теперь бывшие военные были готовы трудиться даже не за жалование, а за еду и жилье. Композитор Юрий Арнольд вспоминал, что и у него был такой гувернер –барабанщик Грожан. Бывший солдат наполеоновской армии научил мальчика разводить костер, устанавливать палатку, плавать и маршировать. Увы, правилам этикета впору было обучать самого гувернера: Грожан ел руками, вытирал руки об одежду, выражался далеко не литературным французским языком. Присоединившись к республиканской армии еще в 1790-х годах, он прошел все основные кампании и набрался словечек из лексикона своих итальянских, испанских и польских сослуживцев. И хотя юного воспитанника Грожана пришлось потом переучивать в пансионе, мальчик души не чаял в своем необычном учителе.

Французы в Москве.

Источник: realartist.ru

Нашел свое место в Российской империи и бывший унтер-офицер Жан-Батист Савен. Ему был доверен вывоз из России важного груза – ящиков с награбленными ценностями и четырьмя миллионами франков. Однако Савену не повезло: во время сражения на Березине все сокровища ушли под воду. Незадачливого офицера пленили русские казаки. О возвращении домой он думал с опаской, ведь не выполнил приказа самого Наполеона. Боясь, что не сможет внятно объяснить пропажу ценностей, Жан Савен предпочел остаться в России. Он принял православие, обосновался в Саратове, присягнул на верность российскому императору и поменял имя. Теперь его звали Николаем Савиным. Устроившись на новом месте, он начал преподавать французский язык и рисование в благородном пансионе, увлекся историей Саратовского края и профессиональной живописью. Позднее открыл художественную мастерскую. В 1830-х годах Савен вдруг решил вернуться во Францию, но получил отказ и продолжил тихую жизнь в российской провинции. Постепенно стали открываться любопытные факты его биографии. Оказалось, что Савен не был кавалером ордена Почетного Легиона, хотя очень любил рассказывать об этой награде. Доподлинно неизвестно и то, действительно ли он вез украденные сокровища или выдумал эту сказку ради красного словца. Впрочем, все это не помешало ему сохранить статус легендарной личности: считается, что Николай Савин прожил удивительно долгую жизнь и скончался в 102 (по другим данным – 104) года. В 1894 году его похоронили с воинскими почестями в присутствии губернатора и командующего округом.

Французский офицер Поль Лансере получил ранение в битве под Смоленском и не смог присоединиться к своей армии, когда она бежала из России. Как многие другие «шаромыжники», он попал в плен, а затем нашел приют у местных жителей. Современники Лансере говорили, что у него были веские причины не спешить с возвращением на родину. Его брат в правление Наполеона был казнен, и Поль присоединился к армии лишь для того, чтобы избежать такой же печальной участи. Теперь ему предоставилась возможность навсегда забыть о Наполеоне. Неспроста сегодня трудно проследить корни этой фамилии во Франции – возможно, Лансере и вовсе взял псевдоним. Освоившись в России, Поль стал Павлом и женился на девушке, выхаживавшей его после ранения, – баронессе Ольге фон Таубе. Куда больше самого Поля Лансере прославились в России его потомки. Внук бывшего французского военного Евгений Лансере стал выдающимся скульптором-анималистом, а правнук – художником, кисти которого принадлежат известные картины «Елизавета Петровна в Царском Селе» и «Полтавская победа».

Императрица Елизавета Петровна в Царском Селе. Художник Е. Лансере.

Источник: upload.wikimedia.org

Смотрите также:

Полцарства за гения: какую сделку Наполеон предложил Александру I

Что, если бы при Аустерлице победили русские?

«Топор за пояс и ружье наперевес»: ополченцы Отечественной войны 1812 года

Битва народов: величайшая схватка Европы

Как батюшка Париж поплатился за матушку Москву