Отечественная война и Заграничные походы русской армии

Как батюшка Париж поплатился за матушку Москву

31 марта 1814 года русские войска во главе с императором Александром I вступили в капитулировавшую перед ними столицу Франции. 

Победа в Отечественной войне 1812 года гораздо больше известна в России, чем окончание Заграничного похода русской армии в 1813-1814 годах. С одной стороны, это совершенно естественно: изгнание французской армии из пределов России для нашей страны — событие гораздо большего масштаба. С другой, именно русские войска сыграли важнейшую роль в операции по взятию французской столицы, и это событие в конечном счете стало непосредственным поводом к отречению императора Наполеона I.

Впрочем, для России того времени взятие Парижа и торжественное вступление русских войск в этот город было событием далеко не рядовым. Ему посвящали гимны и стихотворения, о нем писали книги и брошюры, его запечатлевали в акварельных рисунках и живописных полотнах. Потому что для нашей страны и для ее армии 31 (19 по ст. ст.) марта 1814 года стало своего рода реваншем за сдачу Москвы. Как говорили участвовавшие во взятии столицы Франции русские солдаты, «пришлось наконец батюшке Парижу поплатиться за матушку Москву».

На Париж!

Вопреки практике, сложившейся в ХХ веке, многие войны XIX столетия не предусматривали непременного взятия вражеской столицы. Характерным примером может служить и сама Отечественная война 1812 года. Наполеон двинул свои войска не на Санкт-Петербург, который был для него более досягаем, а на расположенную гораздо глубже Москву. Историки до сих пор спорят, чем было вызвано такое решение, но факт остается фактом: французский император рассчитывал выиграть войну, оставив русскую столицу неприкосновенной. Возможно, отчасти это было связано с тем, что он не оставлял мысли превратить Россию в своего политического союзника, который помог бы Франции бросить вызов Британской империи.


Оборона заставы Клиши в Париже в 1814 году. Картина участника сражения художника Ораса Верне.
Источник: https://commons.wikimedia.org

Но у России, сумевшей фактически уничтожить Великую армию (на памятнике на Бородинском поле не случайно написано: «Вторгнулось в Россию 554 000 человек. Возвратилось 79 000»), были другие резоны. Император Наполеон Iпо-прежнему рассматривался монархами Европы как узурпатор и тиран, пришедший к власти на крови свергнутого королевского дома Франции. И потому антифранцузской коалиции, представленной сплошь монархическими странами, было важно не просто добиться признания Наполеона в том, что он проиграл войну, им требовалось его отречение. И все понимали, что добиться его без взятия Парижа невозможно.

Существовал и еще один резон, требовавший, чтобы французская столица была покорена войсками антинаполеоновского союза — идеологический. Уже в самом начале Заграничного похода русской армии стало понятно, что большинство жителей Европы предвзято относится к русским. Требовалось доказать, что наши воины далеко не таковы, какими их представляют немцы и особенно французы. И проще всего было сделать это, если бы русская армия вошла в Париж и доказала всей Франции, насколько цивилизованы ее воины. 

Самое кровавое сражение Заграничного похода

Дорогу к Парижу в ходе Заграничного похода русской армии трудно назвать простой. Чего стоит одна только Битва народов у Лейпцига 18 октября 1813 года! Да и последующие сражения, хотя и были не столь кровопролитными, все равно изматывали наше войско. Даже перед лицом очевидного поражения, которое сулило ему колоссальное преимущество противника в живой силе, Наполеон и его маршалы по-прежнему демонстрировали свой военный талант, умудряясь и в таких условиях одерживать тактические победы. Тактические, но не стратегические: ни одна такая победа не могла сдержать наступление двух союзных армий, Силезской и Богемской, на Париж.

Со всей очевидностью угроза потери Парижа встала перед Наполеоном после сражения при Бриенне 17 января (по ст. ст.) 1814 года, окончившегося победой французов, и последовавшей за ним битвы при Ла-Ротьере 20 января, которая превратила эту победу в ничто. Союзникам оставалось пройти до Парижа меньше 200 километров. И они, невзирая на все старания французской армии и нежелание австрийского командования продолжать поход, сделали это всего за два месяца.


Предводители союзных войск — император российский Александра I, император австрийский Франц II
и король прусский Фридрих Вильгельм III — въезжают в Париж 31 марта 1814 года.
Источник: https://commons.wikimedia.org

План наступления на столицу Франции одобрили на военном совете 12 (по ст. ст.) марта 1814 года, а уже через пять дней обе армии, Силезская и Богемская, взяв верх в битве под Фер-Шампенуазом, подступили к городским предместьям. 18 марта начался штурм города, который стал одной из самых кровавых битв похода. Потери русских войск, составивших авангард союзников и принявших на себя основную тяжесть штурма, были очень большими:более 6000 человек!

Несмотря на то, что формальный руководитель обороны Парижа, брат французского императора Жозеф Бонапарт покинул город, как только убедился в превосходстве противника, оставленные им войска не потеряли присутствия духа. Маршалы Эдуар Мортье, Жанно де Монсей и Огюст де Мармон сумели так организовать оставшиеся у них войска, численность которых уступала союзникам почти втрое, что оборона казалась несокрушимой.

«Иначе к вечеру не узнаете того места»

И все-таки русской армии, оказавшейся в авангарде союзнических войск, удалось добиться почти невозможного: во второй половине дня 18 марта принудить французов к сдаче. В книге «Взятие Парижа 18-го марта 1814 года», изданной в Санкт-Петербурге в 1884 году к очередной годовщине триумфа русской армии, этот эпизод описан так:

«Сняв шляпу, офицер робко подходил к императору (Александру I. — Прим. авт.) и, низко кланяясь, сказал:

– Маршал Мармон просит Ваше Величество прекратить военные действия и условиться о перемирии.

Государь несколько минут помолчал, как бы что-то раздумывая, и наконец сказал офицеру:

– Соглашаюсь на просьбу вашего маршала. Прикажу сейчас остановить сражение, но с условием немедленной сдачи Парижа. Иначе к вечеру не узнаете того места, где была ваша столица!»


Бивак русских войск на Елисейских полях. Рисунок современника, 1814 г.
Источник: http://oursociety.ru

Переговоры о сдаче затянулись до двух часов ночи 19 марта 1814 года. Французская сторона добивалась уступок в важнейших для нее вопросах: сохранении вооруженной армии, права отступать в выбранном ею самой направлении и гарантиях безопасности города.

С последним было меньше всего проблем: Александр I еще в январе, когда войска союзников только-только вступили на территорию Франции, повелел во всеуслышание сообщить, что он воюет с Наполеоном, но не с французами, и это заявление было вполне подтверждено действиями русских войск. Но вот о том, оставлять ли французской армии оружие и давать ли ей возможность отступать туда, куда она сама захочет, споров было много. По воспоминаниям флигель-адъютанта Михаила Орлова, одного из участников этих переговоров, Александр Iпроявил невиданное великодушие и согласился на требования французов, приказав поспешить с составлением договора. «Уже занималась заря 19-го марта, когда Орлов и депутаты от города Парижа прибыли на главную квартиру (русской армии — Прим. авт.)

– Какие вести привез ты мне? – спросил государь у Орлова.

– Капитуляцию Парижа, Ваше Высочество!»

Встреча, достойная великого города

Статья первая документа о капитуляции предусматривала, что «французские войска, состоящие под началом маршалов герцогов Тревизского и Рагузского, очистят город Париж 19/31 марта в семь часов утра». Так что уже ранним утром того же дня началась подготовка к вступлению союзнических войск во французскую столицу. В книге «Взятие Парижа 18-го марта 1814 года» так описывается этот процесс: «Меж тем, государь уже сам готовился посетить столицу (Франции — Прим. авт.) и посылал туда офицеров для различных распоряжений. Ровно в восемь часов утра к царскому крыльцу подвели лошадь по имени Марс; государь сел на нее и во главе своего войска поехал в Париж».


Русские казаки купаются и купают своих коней в Сене.
Из серии акварелей «Казаки в Париже» художника Георга Эммануэля Опица, 1814 г.
Источник: http://obovsem.cc

Видимо, дорога от главной квартиры русских войск до парижских окраин была неблизкой: торжественный вход союзнических войск в Париж начался только в полдень 19 марта. Причем первыми, как ни удивительно, в город вступили не русские, а австрийские солдаты: колонну возглавляла австрийская гренадерская бригада, за которой следовала русская легкая гвардейская кавалерийская дивизия, за нею — прусская гвардейская кавалерия, а затем шли остальные русские войска. Командовал колонной генерал от кавалерии Николай Раевский, а среди русских военачальников ехал и сам Александр I.

Как вспоминал позднее Михаил Орлов, «все улицы, по которым союзники должны были проходить, и все примыкающие к ним улицы были набиты народом, который занял даже кровли домов. Казалось, Париж не хотел иметь посредников между собою и новыми гостями своими: народ, содержавшийся двенадцать лет в страдательном повиновении, как будто в первый раз пользовался свободным употреблением воли и громко обнаруживал своим восторгом, что принимает на себя сделать императору Александру встречу, достойную великого города».

Другие участники торжественного вступления русских и союзнических войск в Париж рассказывали, что французы приветствовали русского царя титулами «освободителя Европы» и «воскресителя Бурбонов», спрашивали, не примет ли он их под свою руку, и поражались тому, как выглядят русские офицеры и солдаты. Из уст в уста передавался ответ императора на реплику одного из горожан, крикнувшего, что русских давно заждались: «Я бы ранее к вам приехал; обвиняйте в моей медлительности храбрость ваших войск».

После торжественного марша Александр I отправился во дворец Талейрана, где ему были приготовлены апартаменты, а русские войска распределились по городу, разместившись лагерем даже на Елисейских полях — там квартировали казаки. Наши солдаты в полной мере смогли добиться, чтобы представление о них пришло в соответствие с реальностью. Несмотря на множество карикатур, отражающих смену этого представления, видно, что парижане в большинстве своем с симпатией отнеслись к «русским варварам», хотя и были шокированы некоторыми их привычками: например, тем, что казаки в полуголом, а то и в голом виде купали своих коней в Сене прямо у берегов острова Сите.


Отречение императора Наполена I в Флонтенбло 23 апреля 1814 года. Картина художника Жюля Верне, 1815 г.
Источник: http://www.museum.ru

Реакция парижан на вступление войск союзников в Париж и потеря столицы стали теми событиями, которые окончательно сломили дух французов. Через четыре дня, 23 марта, в Фонтенбло император Наполеон I, уступая настойчивым уговорам своих маршалов, особенно участвовавших в парижской обороне, подписал свое отречение от престола и вскоре отправился в изгнание на Эльбу.

Обложка: Русская армия вступает в Париж. Картина неизвестного художника XIX века. Источник: https://commons.wikimedia.org


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 798
0 Комментариев