Главная / Статьи /Вы здесь

Сарра Фермор с портрета Вишнякова

0
11896
2
Сарра Фермор с портрета Вишнякова

Любите живопись, поэты!

Лишь ей, единственной, дано

Души изменчивой приметы

Переносить на полотно.

Н. Заболоцкий. 

Одним из положительных результатов петровских преобразований можно назвать расцвет светской живописи в России в XVIII веке. Безусловно, живописцы изображали людей и до Петра, были парсуны, портретная живопись существует и в наше время, но именно в XVIII веке портреты стали выразительными, по ним можно судить о характере человека.

Один из самых известных портретов XVIII века – изображение Сарры Виллимовны Фермор работы Ивана Вишнякова, портрет датирован 1749-1750 гг. История самого живописца уже достойна упоминания, так как являет собой пример удивительного упорства – Вишнякову пришлось пробиваться к славе с самых низов. Тем не менее, на этот раз хотелось бы остановить фокус на самой героине портрета. С холста на нас глядит десятилетняя девочка. Взгляд Сарры Фермор пытливый и грустный. О чём же он говорит?

Портрет Виллима Фермора работы Алексея Антропова

Дело в том, что в XVIII веке у детей фактически не было детства. Каждый ребёнок рассматривался как «маленький взрослый». Ровно с того момента, когда здоровье и развитие ребенка позволяли ему помогать взрослому по хозяйству, он, собственно, помогать и начинал. Кроме того, не будем забывать о том, что к середине XVIII века в России ещё не было женского образования – Смольный институт был открыт только в 1764 году. А значит, воспитание девочек в России зависело только от того, насколько богатыми и эрудированными были родители, чтобы нанять учителей. Но учителей могли нанять только аристократы, которым нужно было для девочек не столько образование, сколько воспитание: знание хороших манер, умение танцевать, способность поддержать разговор. Не стоит и удивляться тому, что российские аристократы предпочитали для своих дочерей модные лавки хорошему образованию.

Любая девица, родившаяся в дворянском семействе, должна была уметь присматривать за немалым хозяйством, и это было непросто. Дело в том, что каждый представитель правящего сословия в России до указа Петра III о вольности дворянства обязан был служить. Любой дворянский недоросль должен был готов к тому, чтобы отправиться на службу. Кто же оставался на хозяйстве? Нетрудно понять, это мог быть либо старик-отставник (а век людской в послепетровской России был недолог), либо барыня. Следить за хозяйством было необходимо даже при наличии хорошего старосты: крестьяне часто убегали на волю-вольную к казакам (правда, их разыскивали и часто возвращали), постоянными спутниками подневольного труда был голод, за ним следовали мор и недоимки.

Семейство девочки с печальным и пытливым взглядом было необычным. Отцом Сарры Элеоноры был генерал-аншеф российской императорской армии Виллим Виллимович Фермор (1702-1771). Предки Фермора выехали из Шотландии, семейство Fairmore было хорошо известно в стране гор и озёр. Собственно, неудивительно имя «Сарра» для продолжательницы рода, поскольку в горной стране в XVI-XVII веках прошла Реформация, взятые прямиком из Ветхого Завета еврейские имена (Абигайль, Рут, Ребекка, Дебора, Сарра) приобрели немалую популярность.

Фермор начал служить при Анне Иоанновне под началом Б.-Х. Миниха, успешно командовал в ходе русско-турецкой войны 1735-1739 годов, в 1741 году в ходе русско-шведской войны 1741-1743 годов участвовал в победном штурме Вильманстранда, за что получил орден Александра Невского, затем управлял «Канцелярией от строений». Именно в то время его подчинённый по Канцелярии художник Вишняков и написал портрет его дочери Сарры Элеоноры, о котором и шла речь. Надо сказать, что примерно тогда же живописец написал и портрет сына Фермора Вильгельма Георга (на русской службе – Виллим Виллимович).

Портрет Виллима Георга Фермора работы Ивана Вишнякова

Пиком карьеры полководца стала Семилетняя война. Получивший опыт в войне с турками и шведами, Фермор занял Мемель, участвовал в победе при Гросс-Егерсдорфе. В 1758 году был назначен командующим российской армией вместо отставленного С.Ф. Апраксина. Именно тогда впервые в российской истории были заняты Кёнигсберг и Восточная Пруссия. В то время вся Европа поражалась триумфальными победами России над гениальным прусским полководцем, королём Фридрихом Великим. Императрица Мария-Терезия даровала Виллиму Виллимовичу титул графа Священной Римской империи. Командование Фермором русскими войсками в битве при Цорндорфе 1758 года оценивается историками противоречиво. Императрица Елизавета отставила Фермора от командования, но наградила орденом Андрея Первозванного, высшего в Российской империи. Да и шотландцу носить такой орден приятно, ведь святой Андрей считается покровителем Шотландии. После войны полководец служил генерал-губернатором Смоленска. Знаменитый военный историк Антон Керсновский оставил такую характеристику полководца: «генерал Фермор — отличный администратор, заботливый начальник (Суворов вспоминал о нём как о «втором отце»), но вместе с тем суетливый и нерешительный, прототип Куропаткина»[1].

Виллим Виллимович Фермор женился на Доротее Романовне Брюс, племяннице знаменитого петровского сподвижника Якова Брюса, известного как «Брюс-колдун». Император-преобразователь чрезвычайно высоко ценил своего соратника. Как и Ферморы, представители семейства Брюсов были выходцами из Шотландии. В XIV веке Брюсы занимали трон шотландских королей. Будет нелишним упомянуть, что в 1314 году королю Роберту I Брюсу удалось нанести поражение англичанам в битве при Бэннокбёрне, что до сих пор остаётся для шотландцев легендой.

Портрет Сарры Элеоноры Фермор. Ок. 1750 Иван Вишняков

Несмотря на то, что в жилах Сарры Элеоноры Фермор текла кровь великих полководцев, судьба определила для неё типичную роль женщины-аристократки своего века: в 1765 году она вышла замуж за графа Якова Понтуса Стенбока, супруг был на 4 года моложе, и рожала детей, по некоторым сведениям, всего их было девять. Долгое время семейство Стенбоков проживало в Эстляндии. Дата смерти Сарры Фермор нам точно не известна. После того, как брат Сарры Стенбок умер бездетным, старший сын унаследовал фамилию Фермор и стал именоваться «граф Стенбок-Фермор». Этот род прослеживается до самой революции. В доме Стенбоков в Ревеле (современный Таллин) в наше время располагается правительство Эстонии.

Дом Стенбока в Таллине (ныне здание правительства)

Так о чём же нам может рассказать пытливый, но пронзительный взгляд десятилетней Сарры Фермор с портрета Вишнякова? Почему платье такое роскошное, а девочка – совсем худая? Бывает так, что и знатным, и богатым приходится хлопотно.

[1] Керсновский А.А. История русской армии. М., 2006. Т. 1. С. 96.

Рекомендуем

Выразить мнение

Марко Поло
Напишите что-нибудь...
Свежие
🔥
😐
👎

Книги

Самые обсуждаемые

Спецпроекты

100 великих полководцев

Спецпроект: 100 великих полководцев

Любители и знатоки военной истории вместе с учеными историками, начиная с 9 Мая 2013 г., выдвигали в список 100 великих тех военачальников, которые ст...

Спецпроект: Женщины-герои

Проект посвящен женщинам, чьи поступки могут служить примером всем нам.