Главная / Статьи /Вы здесь

Испанский урок. Как советские танкисты воевали с франкистами

0
1956
1
Испанский урок. Как советские танкисты воевали с франкистами

За что 21 доброволец из танковых частей РККА получил после гражданской войны в Испании звание Героя Советского Союза

В гражданской войне в Испании в 1936-39 годах принимали участие свыше двух тысяч советских добровольцев. Они представляли практически все рода и виды войск – от авиации и танковых частей до саперов и разведчиков-диверсантов. Больше всех было летчиков – 772 человека, а вторыми по численности стали танкисты. За два года в Испании побывал 351 танковый специалист из СССР и 53 добровольца. Каждый седьмой (!) навсегда остался в испанской земле.

«Танки посылаем: 50 штук»

Решение оказать «активную военную помощь республиканской Испании» советское руководство приняло 29 сентября 1936 года на заседании Политбюро ЦК ВКП(б). Хотя еще 27 сентября нарком обороны СССР Клим Ворошилов докладывал Сталину: «Подготовлены к отправке 100 танков, 387 специалистов; посылаем 30 самолетов без пулеметов, на 15 самолетов полностью экипажи, бомбы. Пароход идет в Мексику и заходит в Картахену. Танки посылаем: 50 шт.»

Республиканский Т-26 в Мадриде, 1936 год

Этими танками были легкие Т-26, составлявшие основу бронетанковых сил РККА. Все понимали, что самостоятельно освоить управление ими и тем более тактику применения испанцы вряд ли смогут. Значит нужно организовывать специальную школу для республиканских танкистов. Ее решили открыть в курортном городке Арчена на юго-востоке Испании, в провинции Мурсия. В качестве советников и преподавателей школы из СССР отправлялись 55 добровольцев: командир бригады, два батальонных, пятеро ротных, семнадцать взводных, два штабных и 28 младших командиров.

Танки Т-26 республиканской армии перед началом наступления под городом Бельчите, сентябрь 1937 года

Выбор места объяснялся просто: оно располагалось относительно недалеко от порта Картахена, куда первые пятьдесят советских танков прибыли 12 октября 1936 года на транспорте «Комсомол». Вместе с бронированными машинами приплыли и советские танкисты под руководством полковника Семена Кривошеева, служившего в ту пору командиром 6-го механизированного полка 6-й казачьей дивизии РККА. Именно этим людям и пришлось стать первыми республиканскими танкистами: танки срочно требовались на фронте, на рубежах обороны Мадрида, и времени на полноценную подготовку испанских экипажей уже не оставалось.

Первый бой

Первое танковое подразделение республиканской армии Испании сформировали 26 октября 1936 года в Арчене. Им стала танковая рота из 15 танков Т-26 под командованием капитана РККА Поля Армана. Командирами машин и механиками-водителями были советские добровольцы, а заряжающими стали испанцы, которые успели хотя бы немного освоить эту специальность за имевшиеся в их распоряжении две недели.

Т-26 танковой роты капитана Поля Армана перед началом своего первого боя под Сесеньей, 29 октября 1936 года

Рота капитана Армана, носившего в Испании псевдоним «капитан Грейзе», уже через три дня оказалась на фронте и под Мадридом приняла участие в первом для республиканской армии бою с применением танков. Танкистам предстояло поддержать наступление пехоты на городок Сесенья в 30 км южнее Мадрида. Увы, первый опыт оказался печальным. Не имевшая никакого навыка атаки при поддержке танков республиканская пехота, как только был прорван фронт, оторвалась от Т-26 и довольно скоро оказалась отброшена на исходные позиции. Сесенью обороняли марроканские части, имевшие репутацию наиболее боеспособных и упорных в войсках генерала Франко. В итоге танкисты почти десять часов находились в рейде по тылам противника и лишь к вечеру прорвались в расположение республиканцев.

Лейтенант Семен Осадчий, под чьим командованием танк Т-26 совершил первый в мире танковый таран

Сам Поль Арман в своих незаконченных воспоминаниях писал, что «появление танков в Сесенье оказалось совершенно неожиданным для франкистов». Настолько, что их артиллеристы даже не успели открыть огонь, увидев незнакомые бронированные машины. И в результате самому «капитану Грейзе», вылезшему на броню, удалось заболтать ошеломленного противника, пока не подтянулась вся рота, и только после этого он отдал приказ атаковать. Республиканским танкистам удалось уничтожить и рассеять до двух батальонов пехоты и двух эскадронов кавалерии, дюжину орудий и четыре итальянских танкетки «Ансальдо», воевавших на этом участке фронта. Одну из них экипаж лейтенанта Семена Осадчего, которого испанцы называли Симоном, ударил в борт и сбросил с дороги, совершив первый в истории танковый таран.

Бойцы испанской 11-я интербригады на советском легком танке Т-26 в боях под городом Бельчите, сентябрь 1937 года

Но и собственные потери роты оказались весьма существенными. Из рейда не вернулись три танка, причем один из них, которым командовал лейтенант Николай Селицкий, был подожжен бутылкой с бензином – прообразом будущего «коктейля Молотова». Лейтенант Селицкий успел выскочить из горящей машины и отстреливался из пистолета, пока не кончились патроны. Его не стали брать в плен: разъяренные громадными потерями марроканцы убили советского танкиста, вырезали ему на груди звезду и отрезали язык. Всего же в том первом бою погибли шестеро советских и четверо испанских танкистов.

Как воевать без пехоты

Первые бои с применением танков республиканской армии принесли не только потери, но и важный опыт. Стало понятно, что для эффективного использования танковых подразделений, необходимо прежде всего научить пехоту взаимодействовать с танкистами. Увы, но до самого конца гражданской войны в Испании решить эту проблему так и не удалось. Как только танки начинали атаку, пехота быстро отставала, десант буквально ссыпался с брони, и дальше танкисты вынуждены были действовать без прикрытия, что заметно увеличивало их потери. Так было под Мадридом в 1936-м, и так было под Теруэлем в 1937-м, где в результате неудачной атаки было потеряно 16 танков.

Танк Т-26 с советско-испанским экипажем, участвовавший в боях под Брунетте, июль 1937 года

Все это не было причиной отказываться от применения танков на фронте, и численность республиканских танковых частей постепенно росла. Кроме роты «капитана Грейзе», была сформирована танковая группа под командованием полковника Кривошеина численностью в 23 танка Т-26 и девять бронеавтомобилей. Эта группа приняла участие в отражении наступления франкистов под Мадридом 3 ноября, которое вылилось во встречное сражение. Добиться успеха республиканцы не смогли, хотя и задержали продвижение противника. После этого советские танки со смешанными экипажами стали применяться для нанесения внезапных ударов по наступающему противнику, что позволяло если не оставить, то задержать его.

Советские танкисты у могил своих боевых товарищей — младшего командира Ивана Никифоровского (слева) и младшего командира Владимира Мустейкиса (справа), погибших в начале июля 1937 года в боях под Брунете

Вскоре на фронте оказался и танковый отряд под командованием лейтенанта Дмитрия Погодина, основу которого составили испанские экипажи из «старого», еще королевского 1-го танкового полка армии Испании. Техника отряду тоже досталась в основном старая, в том числе несколько откровенно устаревших танков «Рено» FT-17. Поскольку самостоятельно двигаться они почти не могли, по распоряжению лейтенанта Погодина, их поставили на грузовики и катали по ночам вдоль фронта с заведенными моторами, создавая видимость перегруппировки танковых подразделений.

Группа советских добровольцев-танкистов. Январь 1937 г.

Почти через год, 1 августа 1937 года, в Картахену прибыла первая партия колесно-гусеничных танков БТ-5. Эти машины отправились в распоряжение вновь формируемого 1-го отдельного интернационального танкового полка. Его костяк составили советские добровольцы, в основном командиры и механики-водители танков, состав усилили испанцами и добровольцами-интербригадовцами преимущественно славянского происхождения. Первое боевое крещение этого соединения, которым командовал комбриг Степан Кондратьев, окончилось провалом. Танки, вынужденные действовать на узких улицах городка Фуэнтес-дель-Эбро без бросившей их пехоты, оказались легкой добычей. В первом же бою полк потерял от 16 до 28 машин и шестнадцать полных экипажей. По той же причине провалилось и наступление под Теруэлем в октябре 1937 года. В нем участвовали не только 1-й отдельный интернациональный танковый полк, но и несколько рот танков Т-26 со смешанными экипажами. В этом наступлении, которое завершилось взятием города, танкисты потеряли до 60% личного состава и существенную часть машин, некоторые из которых, правда, потом удалось восстановить.

Опыт горький, но важный

К концу марта 1938 года советские танкисты-добровольцы практически полностью были выведены из Испании. Их места в Т-26 и БТ-5 заняли экипажи, состоявшие из испанцев и бойцов интербригад, освоивших профессию танкиста. В стране оставались в основном технические специалисты, помогавшие ремонтировать и восстанавливать изношенную технику, и военные советники, продолжавшие подсказывать испанцам наиболее эффективные методы применения танков.

Командир танкового взвода Николай Селицкий — участник первого боя советских танкистов в Испании, посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза

Возвращавшиеся на родину советские танкисты привозили не только горькую память о погибших в Испании товарищах, но и ценнейший опыт, полученный в реальных боевых условиях. И это не было побочным результатом выполнения интернационального долга. Указание проверить на практике основные положения танковой тактики они получили еще в Советском Союзе, отправляясь в испанскую командировку. Среди задач, которые нужно было решить «командированным», были и такие: «проверка в условиях современного боя взаимодействия танков с артиллерией», «выявить возможность сопровождения атакующих танков тягачами с боеприпасами», «определить приемы и способы атаки танков ночью как самостоятельно, так и вместе с пехотой».

Майор Поль Арман — командир первой танковой роты, сформированной из советских добровольцев, — после присвоения ему звания Героя Советского Союза, 1937 год

Один из первых докладов по итогам полученного в Испании опыта сделал 5 февраля 1937 года в Кремле майор Поль Арман. К этому времени он уже носил звание Героя Советского Союза: 31 декабря 1936 года Арман стал первым из советских танкистов, удостоенным этой высшей награды. Вместе с ним был награжден лейтенант Дмитрий Погодин, а еще четверо получили звание посмертно – лейтенанты Семен Осадчий и Николай Селицкий, младшие командиры Сергей Быстров и Павел Куприянов. Всего же звания Героя Советского Союза удостоен 21 танкист из числа добровольцев, воевавших в Испании и оказавших бесценную помощь республиканской армии, накопивших уникальный опыт, который потом оказался востребован в годы Великой Отечественной войны. Достаточно сказать, например, что полковник Кривошеин закончил войну в звании генерал-лейтенанта, командира 1-го механизированного корпуса, а зампотех 1-го интернационального танкового полка Александр Ветров – тоже генерал-лейтенантом и начальником одного из отделов Главного управления ремонта танков РККА. Кстати, именно Александр Ветров был одним из тех людей, которые на основе своего испанского опыта настаивал на создании для Красной армии нового чисто гусеничного танка – будущего легендарного Т-34.

Рекомендуем

Выразить мнение

Марко Поло
Напишите что-нибудь...
Свежие
🔥
😐
👎

Книги

Самые обсуждаемые

Спецпроекты

100 великих полководцев

Спецпроект: 100 великих полководцев

Любители и знатоки военной истории вместе с учеными историками, начиная с 9 Мая 2013 г., выдвигали в список 100 великих тех военачальников, которые ст...

Спецпроект: Ржевский мемориал

Мемориальный комплекс в память обо всех солдатах Великой Отечественной войны возведен на месте кровопролитных боёв подо Ржевом 1942-1943 гг., он созда...