Главная / Статьи /Вы здесь

Информационные войны

10/19/2022
3988
4
Информационные войны

Россия и информационные воины

Информационная война – одно из самых повторяемых за неполную четверть XXI века словосочетаний в официальной риторике, СМИ, а, может, и в бытовом общении.

«Фабрика Троллей»

Разумеется, у информационных войн есть своя история. Но чтобы сделать информацию настоящим оружием, человечеству нужно было изобрести инструменты для её эффективного сбора, обработки и распространения. Поэтому настоящие информационные войны начались только в XIX веке.

Немного предыстории

Конечно, до этого во время конфликтов принимались меры по дискредитации, клевете и очернению образа противника. Но это, скорее, можно назвать информационными кампаниями. В древности люди воевали, как правило, с относительно знакомыми соседями, и образ врага формировался на местах с помощью перемолвок, да и мог не меняться годами. А в случае больших империй, например, гражданин Рима, живущий на Балканах, вероятно, слышал о германских варварах, с которыми легионы воюют далеко на севере. Но едва ли ему было дело до происходящего на другом конце света.

Информация – удел грамотных.

На новую ступень информационные войны восходят в Новое время – начинается эпоха Великих географических открытий и становления абсолютных монархий в Европе. Централизованное государство имело намного больше возможностей влиять на умы своих подданных, чем средневековые Лорды, в первую очередь – через церковь. Идеи о собственной правоте и нечестивости врага должны были цементировать династические державы, укрепляющие свои доменные территории и пустившие побеги далеко за океаны: испанскому гардемарину следует понимать, зачем ему нужно бить голландца в богом забытой Ост-Индии, англичанину нужно осознавать, что французских колонистов он грабит во славу короля.

Проблема той поры в том, что информационное слово было недоступно в печатном виде для большинства неграмотного населения – его распространяли в пересказе через священников, чиновников и глашатаев. Впрочем, с распространением полиграфии языком пропаганды стали картинки: иллюстрации, карикатуры, схемы.

Русь, а затем Россия, поучаствовали в информационных войнах ещё тогда. Например, во время Куликовской войны около 1380 года Московское Государство, стремясь собрать под своими знамёнами русских князей, активно поднимало повестку о небывалой доселе слабости Орды из-за великой замятни. Позже главным противником России в Информационной войне стала объединенная Люблинской Унией Речь Посполита. Первое обострение случилось во время Ливонской Войны 1558—1583 годов, когда воеводы ещё могли сменить сторону, и прибыв в стан бывшего врага, распространяли о противнике очерняющие памфлеты, состоящие чуть менее, чем полностью, из преувеличений и небылиц. Особо отличился в этом перебежчик Андрей Курбский, изданные им записки о России и переписанные позже письма – настоящий артефакт информационной войны «догазетного» периода. Второе обострение случилось во времена Смутного времени начала 17 века, когда правившая в Польше династия претендовала на русский престол, проводя агитационную работу в свою пользу. СМИ в привычном понимании тогда ещё не существовали, главным средством в информационной войне были описательные заметки путешественников, памфлеты, брошюры, распространяемые среди знати, и личные переписки, которые часто публиковались. Противостояние идей разыгралось в переписках Екатерины Великой с величайшими мыслителями и монархами Европы.

Пропагандистский плакат периода Великой Французской Революции.

Но первые события, вокруг которых развернулись настоящие информационные баталии – это Великая французская революция 1789 года и последующие за ней революционные и наполеоновские войны. Просвещённый 18 век дал свои плоды – процент грамотного населения стремительно увеличился, особенно среди горожан. Типографии в Европе и Америке росли как грибы после дождя, предлагая публике газеты разного толка, а, главное, упрощённый вариант источника информации – листовки и брошюры, которые стоили дёшево и отлично распространялись в массах. 

Россия немного отставала в плане средств распространения информации от Англии, Франции и США. Но правительство понимало важность идей во время информационной войны, поэтому всячески контролировало прессу. При Павле Первом были введены строгие цензурирующие законы. Его сын Александр в молодости был человеком либеральных взглядов и отменил многие запреты на свободу распространения информации, однако в целом тон прессы был направлен против тогдашнего врага России – Наполеоновской Франции.

русская пропаганда в 1812 году объявила Наполеона антихристом.

Век информации. Первые выстрелы

Однако, после подавления восстания Декабристов начинается тотальная информационная война против России, которая длится по сути до сих пор. Дело в том, что европейская общественная мысль во второй четверти XIX века переосмыслила идеи просвещения, события французской и американской революций, взяв в целом курс на государственную демократизацию, и даже децентрализацию в пользу малых народов. Научные открытия, рост общественного благосостояния, доступ к материальным и нематериальным благам доказывали идеи внесословного и вненационального равенства. Мысли эти стремительно распространялись по телеграфным проводам и в тиражах изданий, перевозимых на поездах, пароходах и дилижансах.

достижения в области СМИ и связи 19 века.

Сам русский царь Николай Первый был человеком умным, вникающим, но авторитарным. В том смысле, что считал необходимым контролировать лично всё, что функционирует под его началом. Поэтому он был противником распространявшихся в Европе смягчений, свободомыслия и демократизации, свято отстаивая консервативные монархические ценности, что доказал суровой внутренней и внешней политикой: цензура и подавление свобод внутри страны, в том числе сохранение крепостного права, сопровождались карательными военными экспедициями в земли, где народы требовали больше независимости от монархических центров, например в Польские провинции Империи (1830-31 гг.) и в Венгрию (1849 г.).

Если ранее такие мероприятия могли быть неизвестны широким массам, то в век развития СМИ действия Николая не могли оставаться незамеченными: мировая общественность осудила деспотичного монарха, прозвав его «Жандармом Европы». Тогда же сформировался образ «плохих русских» - безвольных, нищих, необразованных крепостных, набранных в солдаты, чтобы проливать кровь народов, потребовавших себе заслуженных свобод, по прихоти тирана-императора, который не щадит ни своих ни чужих. Тут же подключилась зарождающиеся науки антропология и социология, русским мужикам приписали «рабский ген».Пропагандисты иного толка усмотрели в действиях Николая политику «Панславизма», устрашившись возрастающей мощи России.

карикатура на «Жандарма Европы».

Тяжелее всего западная информационная машина бомбардировала Россию в годы Крымской войны. Русскую армию описывали, как голодную толпу полумужиков-полумедведей, вооруженных фузеями времён Екатерины. Рисовали карикатуры на Николая, смаковали, что, казавшаяся грозной Россия, оказалась колоссом на глиняных ногах. Между прочим, движения западников и славянофилов рефлексировали, подвергаясь влиянию иностранных оценок России и русских. Законодателем моды поливания грязью в СМИ была Великобритания. Как известно, Англии не выгодно возвышение и усиление ни одной державы на континенте, а прессу, не считая некоторых тем, в стране никто не контролировал. Поэтому «желтизна» публикаций Викторианской эпохи зашкаливала за разумные пределы, в том числе на темы международной политики.

Русские в Крымской войне. Карикатура.

Огонь, Вода, Медные трубы

После воцарения Александра Второго количество чернухи в западной прессе поубавилось, а к правлению его сына, Александра Третьего, сошло на нет, так как Россия к концу XIX века стала выгодной площадкой для инвестиций. Желающим позлорадствовать оставалось лишь писать, как похорошела дикая азиатская страна, переняв прогрессивные ценности, отказавшись от крепостного права и пустив к себе европейский капитал. Но образ дремучего, диковатого русского, неотёсанного и немного злобного, уже закрепился в сознании обывателя. Перемирием в информационной войне, не считая некоторых эпизодов, было царствование Николая Второго, особенно период Первой Мировой войны. Газеты и агитматериалы расхваливали русского солдата, несгибаемость его духа в совместной борьбе против разбуянившегося пруссака.

 Антанта. Агитплакат.

Поэтому, когда в 1918 году уже советская Россия вышла из Антанты и заключила с Германией сепаратный мир, СМИ бывших союзников с утроенной яростью бросились на Большевиков. Их обвиняли в лучшем случае в вероломстве и предательстве, в худшем объявляли ставленниками тайного мирового сионистского правительства, подготавливающего мир к приходу Антихриста. Первое время и Германия успела отметиться. Коммунисты не были выгодны ни одной державе и организации за пределами страны, наоборот, вредили мировой хозяйственно-рыночной системе. Из России доходили слухи о жестокостях гражданской войны, голоде, терроре, кровопролитии и прочих ужасах, поэтому Большевиков описывали, как зверских поработителей русского народа. Образ «плохого русского с рабским менталитетом» вернулся в новой идеологической обёртке. Сами же большевики вели обширнейшую информационную войну за умы населения России, в которой победили. Но об этом мы расскажем в другой раз.

антибольшевистский плакат 20х годов.

Во время Второй Мировой риторика антигитлеровских стран сменилась. Плакаты говорили «это - русский солдат», «он твой друг по оружию», «ты должен помочь ему, производя военную технику». Разумеется, в Германии лозунги были совершенно другие, но пропаганда Рейха работала в своей уникальной нацистской парадигме, где человек считался бракованным, просто по тому, что не был германцем, а забрать его земли – долг немцев. На том, как пропаганда изображала унтерменшей, мы не будем здесь останавливаться, скажем лишь, что был гипетрофирован образ граждан Советского Союза, как бедных, диких, глупых азиатских недочеловеков, закабалённых и угнетаемых «жидобольшевистским игом».

Заглавная страница советской газеты периода битвы за Москву.

В ходе войны для влияния на массы противника вражескую территорию часто забрасывали листовками с самолётов. В них содержалась пораженческая информация, агитация, призывы сдаться. В условиях информационного вакуума войны – вполне действенное средство воздействия на изголодавшиеся по новостям умы. Советская сторона же однозначно заряжала образ врага чертами завоевателя. Риторика была такая: «Гитлеровцы пришли уничтожить нас, отобрать землю, фабрики и дома! Все на защиту Родины». Боевой дух поднимался агитацией на фронте и на тыловых производствах.

Особую роль в этот период играл кинематограф: движущиеся картинки доносили информацию и вызывали эмоции.

Союзный агитплакат.

Война через занавес

Вторая Мировая война быстро сменилась Холодной – противостоянием социалистического и капиталистического лагерей. Обе стороны всячески пытались возвеличить свой образ жизни и дискредитировать идеологию оппонента. К тому времени появились новые средства связи: дальнодействующее радио, телефоны, а вскоре появятся телевидение и спутники. Картинка прямого репортажа с экрана в каждом доме стала влиять на общественное мнение. Но воздействовать на граждан своих стран оказалось проще, чем на массы оппонентов: мешал железный занавес. По обе его стороны вызревала сочная клюква о том, как же живут «там», при другом принципе социального распределения. Всё это сдабривалась домыслами, анекдотами, просочившейся информацией и смачно поджаривалось журналистскими утками или спланированными правительственными вбросами.

антиамериканский плакат, СССР

В СССР появился мем про «загнивающий Запад…», в США – «а вот в Советской России…». Однако ситуацию накаляло ядерное оружие, в пропаганде каждая сторона пыталась выставить оппонента злодеем или психом с красной кнопкой. СССР осуждал неоколониальную военную политику Штатов, обвинял в несправедливости распределения благ, угнетении своих трудящихся и населения стран третьего мира. В Америке Союз рисовали огромным концлагерем, где образ жизни людей принудительно регламентирован распорядком, диктуемым партией. Сон разума рождает чудовищ: едва ли среднестатистический гражданин страны любого блока мог бы достоверно описать, как на самом деле живут за занавесом. Хотя имел в своем распоряжении множество красочных образов, как демонизирующих, так и идеализирующих.

Особое место, начиная с эпохи гласности 1980-х, заняли пересмотр мемуаров, исторических документов и всевозможные спекуляции на эту тему. Особенно это касалось новейшей истории: Гражданских войн в России, Европе и США, колониальной политики, Первой и Второй мировых войн, геноцидов XX века и репрессий в СССР. Всё это получило название «ревизионизм».

гибридные войны.

К концу XX века занавес пал, а с появлением интернета мир стал более открытым. Люди из разных концов света, разных социальных общностей, разного мышления стали более понятны друг другу. Информация стала как никогда доступной, поэтому Информационные воины ведутся с учётом её изобилия и проверяемости. Простая ложь и фальсификация уже не работают, поэтому пропагандисты играют на акцентах, аналогиях, диалектике, создают иллюзию общественного мнения и работают над формированием повестки. Человечество вступило в эпоху гибридный воин, и сейчас как никогда верно утверждение «кто владеет информацией, владеет Миром».

Обложка: https://rueconomics.ru/

Рекомендуем