Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

История заблуждений 100-летие Революции Сегодня в прошлом

Распломбированный вагон. К годовщине выезда Ленина в Россию

9 апреля 1917 года В.И. Ленин (который тогда был известен под псевдонимом Н. Ленин) и его соратники по партии выехали из Швейцарии в Петроград.

Как известно приблизительно последние лет тридцать, чтобы вырвать у России верную победу в Первой мировой, Германия набрала в эмиграции толпу русскоязычных революционеров. Усадила их в секретный запечатанный вагон и отправила в Петербург. Вырвавшись на волю, снабжённые немецкими миллионами большевики совершили переворот и заключили «похабный мир».

Чтобы понять, насколько эта версия соответствует действительности – представим, что сегодняшний Запад отловит лучших российских оппозиционеров, от А. Навального до М. Касьянова, запечатает их, даст им много денег на интернет и отправит в Россию выступать. Рухнет ли от этого власть? Да, кстати, все эти граждане уже в России, и с деньгами у них вроде как всё отлично.

Штука вся в том, что объяснимая историческая неприязнь многих наших сограждан к В.И. Ленину не является оправданием безудержному фантазированию. Сегодня, когда мы отмечаем 99-ю годовщину отправления Ленина в Россию, об этом стоит поговорить.

Почему через Германию

С 1908 года Ленин находится в эмиграции. С самого начала Первой мировой войны он был решительным и публичным её противником. На момент отречения Николая II и Февральской революции – находился в Швейцарии. Россия в это время участвовала в войне: в союзе со странами Антанты против Четверного союза (Германия, Австро-Венгрия, Турция, Болгария).

Возможность выезда из Швейцарии для него была закрыта.

1. Через страны Антанты ехать нельзя – большевики требуют немедленного заключения мира, а потому считаются там нежелательными элементами;

2. В Германии же, в соответствии с законами военного времени, Ленин и его соратники могут быть интернированы как граждане враждебного государства.

Тем не менее, прорабатывались все маршруты. Так, фантастическая по логистике возможность проезда из Швейцарии через Англию безуспешно зондировалась И. Арманд. Франция отказала большевикам в выдаче паспортов. Более того, власти Англии и Франции по собственной инициативе, а также по просьбе Временного правительства задержали ряд российских социал-демократов: Л. Троцкий, например, около месяца провёл в британском концлагере. Поэтому после длительных дискуссий и сомнений был выбран единственно возможный маршрут: Германия – Швеция – Финляндия – Россия.

Увеличить карту

Часто возвращение Ленина в Россию связывают с авантюристом (и, предположительно, агентом немецкой разведки) Парвусом — на том основании, что именно он первым предложил немецким властям содействовать Ленину и прочим лидерам большевиков. После чего обычно забывают упомянуть, что от помощи  Парвуса Ленин отказался – об этом свидетельствует его переписка с революционером Я. Ганецким, который и контактировал с Парвусом:

«...Берлинское разрешение для меня неприемлемо. Или швейцарское правительство получит вагон до Копенгагена, или русское договорится об обмене всех эмигрантов на интернированных немцев... Пользоваться услугами людей, имеющих касательство к издателю „Колокола“ (т.е. Парвусу – авт.) я, конечно, не могу».

Проезд в результате согласовали при посредничестве швейцарской социал-демократической партии.

Вагон

Тот самый вагон.

Байка об опломбированном вагоне прижилась с лёгкой руки У. Черчилля («...немцы ввезли Ленина в Россию в изолированном вагоне, как чумную бациллу»). На самом деле опломбированы были только 3 из 4 дверей вагона – чтобы сопровождавшие вагон офицеры могли контролировать соблюдение соглашения о проезде. В частности, право общения с немецкими властями по пути следования имел только швейцарский социал-демократ Ф. Платтен. Он же выступал посредником в переговорах между Лениным и руководством Германии – общения напрямую не было.

Условия проезда русских эмигрантов через Германию:

«1. Я, Фриц Платтен, сопровождаю за полной своей ответственностью  и на свой риск вагон с политическими эмигрантами и беженцами, возвращающимися через Германию в Россию.

2. Сношения с германскими властями и чиновниками ведутся исключительно и только Платтеном. Без его разрешения никто не вправе входить в вагон.

3. За вагоном признаётся право экстерриториальности. Ни при въезде в Германию, ни при выезде из нее никакого контроля паспортов или пассажиров не должно производиться.

4. Пассажиры будут приняты в вагон независимо от их взглядов и отношений к вопросу о войне или мире.

5. Платтен берёт на себя снабжение пассажиров железнодорожными билетами по ценам нормального тарифа.

6. По возможности, проезд должен быть совершён без перерыва. Никто не должен ни по собственному желанию, ни по приказу покидать вагона. Никаких задержек в пути не должно быть без технической к тому необходимости.

7. Разрешение на проезд даётся на основе обмена на германских или австрийских военнопленных или интернированных в России.

8. Посредник и пассажиры принимают на себя обязательство персонально и в частном порядке добиваться у рабочего класса выполнения пункта 7-го.

9. Наивозможно скорое совершение переезда от Швейцарской границы к Шведской, насколько это технически выполнимо.

Берн – Цюрих. 4 апреля (22марта. Н.М.) 1917 г.

(Подписал) Фриц Платтен

Секретарь Швейцарской Социалистической Партии».

Помимо Ленина, в Россию тем же маршрутом вернулись ещё более 200 человек: члены РСДРП (в т.ч. меньшевики), Бунда, эсеры, анархисты-коммунисты, беспартийные.

Надежда Крупская в своих изданных при советской власти воспоминаниях писала о «тайном списке пассажиров» без всякой секретности:

«…Ехали мы, Зиновьевы, Усиевичи, Инесса Арманд, Сафаровы, Ольга Равич, Абрамович из Шо-де-Фон, Гребельская, Харитонов, Линде, Розенблюм, Бойцов, Миха Цхакая, Мариенгофы, Сокольников. Под видом россиянина ехал Радек. Всего ехало 30 человек, если не считать четырёхлетнего сынишки бундовки, ехавшей с нами,— кудрявого Роберта. Сопровождал нас Фриц Платтен».

Кто кого использовал

Характеристику  участия в проезде немецких властей и немецкого же Генштаба дал Л. Троцкий: «...позволить группе русских революционеров проезд через Германию – это была "авантюра" Людендорфа, обусловленная тяжелым военным положением Германии. Ленин воспользовался расчётами Людендорфа, имея при этом свой расчёт. Людендорф говорил себе: Ленин опрокинет патриотов, а потом я задушу Ленина и его друзей. Ленин говорил себе: я проеду в вагоне Людендорфа, а за услугу расплачусь с ним по-своему».

«Расплатой Ленина» стала революция в самой Германии.

Деньги

Средства на оплату проезда поступили из разных источников: касса РСДРП (б), помощь швейцарских социал-демократов (в основном кредит). От предложенной  немецкими агентами финансовой помощи Ленин отказался ещё раньше, чем от организационной, примерно 24-26 марта.

После возвращения в Россию Ленин выступил с Апрельскими тезисами (17 апреля, опубликованы 20-го, к концу апреля приняты партией большевиков в качестве программы), которые стали теоретическим обоснованием Октября.

***

Таким образом, мы видим простые факты:

- для «завоеваний Февральской революции» приезд Ленина действительно оказался фатальным;

- Германскую империю он не спас;

- заключённый годом позже «похабный» Брестский мир Германию тоже не спас, а спас власть большевиков.

Что до России — то существует, конечно, точка зрения, что она была погублена большевиками полностью и совсем, и сейчас мы живём не в ней. Однако тем, кто продолжает упорно жить именно в России, такая точка зрения вряд ли интересна.

 

Читайте также:

Андрей Сорокин. Как правильно заглядывать в будущее. К 72-й годовщине освобождения Одессы

Иван Зацарин. Евросоюз: начало. К 78-летию аншлюса Австрии с Третьим Рейхом

Андрей Смирнов. Политический и культурный выбор Александра Невского: что об этом нужно знать

Олег Кропотов. Россия в XVI веке: как начиналась современность

Валентин Жаронкин. Об оценке триумфальных пятилеток. Нет в русской истории «трудных вопросов»: часть 10

Виктор Мараховский, Иван Зацарин. Как точно узнать, чей Крым. К годовщинам завоевания и освобождения полуострова

Владимир Путятин. Сараевский выстрел Гаврилы Принципа: сербские националисты и русский царь ни при чём

Виктор Мараховский, Иван Зацарин. ГУЛАГ для чайников. К 86-й годовщине «Положения о лагерях»

Андрей Сорокин. Памятка для Европы: чем полезны русские солдаты на постаментах

Виктор Мараховский, Иван Зацарин. Европейская идея. К 92-летию прихода к власти фашистов

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История русских революций

0 Комментариев


Яндекс.Метрика