Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

1732_bot_Gavriil.jpg

Открыта Аляска

1732

Экспедиция И. Федорова и М. Гвоздева на боте «Гавриил» обследовала Аляску. На более ранних русских картах она изображалась в виде острова.

РОССИЙСКИЕ КОЛУМБЫ. ГВОЗДЕВ

Русские географические открытия на тихоокеанском севере, плавание Ивана Федорова и Михаила Гвоздева (1732) и особенно вторая Камчатская экспедиция Витуса Беринга и Алексея Чирикова (1741), в ходе которой мореплаватели достигли побережья Северной Америки и открыли многие из островов Алеутской гряды, давно уже тщательно изучаются учеными различных стран. <…>

Между тем, «Большая Земля» (Аляска) была все же открыта как раз напротив Чукотки, но честь этого открытия принадлежала уже не Витусу Берингу, а Михаилу Гвоздеву и Ивану Федорову, которые отправились в район Чукотки летом 1732 г. на том же самом боте «Св. Гавриил», на котором в 1728 г. плавали участники Первой Камчатской экспедиции.

Со времен первой работы А.П. Соколова о плавании русских к Америке в 1732 г. широкое распространение получило мнение о том, что командиром бота был подштурман Федоров, а его помощником - геодезист Гвоздев. В той или иной степени это мнение разделяли А.С. Сгибнев (1869), Л.С. Берг (1946), А.В. Ефимов (1948, 1971), В.А. Дивин (1956, 1971) и др. Пожалуй, лишь Ф.А. Голдер в 1914 г. впервые серьезно усомнился в том, что тяжело больной Федоров, которого внесли на борт «Св. Гавриила» на носилках, мог в полной мере исполнять свои обязанности. «Бремя ответственности за экспедицию, - писал Голдер, - пало на геодезиста Гвоздева и отчасти на Мошкова, который до этого служил у Беринга». Наконец, уже в наше время Л.А. Гольденберг на основе всей совокупности архивных и опубликованных источников показал, что по распоряжению капитана Д.И. Павлуцкого М.С. Гвоздев «стал единоличным руководителем морского похода к Большой Земле», а его действительным помощником по навигационным делам был опытный мореход К. Мошков.

23 июля 1732 г. «Св. Гавриил» вышел из Нижнекамчатского острога, а 13 августа подошел к восточной оконечности Азии (ныне мыс Дежнева). Осмотрев азиатский берег, экспедиция отправилась к острову Св. Диомида, ранее открытому В. Берингом, и установила, что в действительности там не один, а два острова (ныне о-в Ратманова и о-в Крузенштерна). 21 августа мореплаватели подошли к «Большой Земле» в районе северо-восточнее современного мыса Принца Уэльского, но из-за плохой погоды высадиться на берег не смогли. Затем «Св. Гавриил» «пошел подле земли к южному концу» (по всей видимости, этого мыса). Дальнейшее плавание вдоль американского побережья описано М. С. Гвоздевым следующим образом: «От южного конца к западной стороне видели юрты - жилья версты на полторы, и ко оным де юртам за ветром блиско подойтить было нельзя, и пошли подле земли на южную сторону, и стало де быть мелкое место, бросили лоты, глубины 7 и 6 сажен, и с того места возвратились назад и стали лаверить подле Большой Земли, чтоб к земле подотить, и стал де быть ветр велик от земли противной. И сказал подштюрман (И. Федоров), что надлежит им итить и держать курс зюд-вест. И от оной Большой Земли таким великим ветром отнесло, а ветр де был норд-норд-вест. А с четвертого де острова (о. Кинга) пригреб к борту чюкча в малом ялыче, по их называетца кухта, а от боту был в растоянии сажен в шести, и он де, Гвоздев, ево чрез толмача спрашивал о Большой Земли: какая земля, и какие на ней живут люди, и есть ли лес, также и реки, и какой зверь. И он де, чюкча, сказывал толмачу и назовал Большой Землей, и на ней де живут их же чюкчи, и лес де имеетца, также и реки, а про зверей сказывал, что имеетца алень дикой, куницы и лисицы, и бобры решные».

Такого же мнения придерживался и С. П. Крашенинников, писавший в своей знаменитой книге «Описание земли Камчатки»: «Народ, который живет по островам около Чукотского носа, и имеет с чукчами обхождение, с сими людьми конечно одного роду: ибо и у онаго вставливать кости за красу почитается». Ученый был убежден, что ввиду близости Азии и Америки на севере «никто не скажет, что из Азии нельзя было переселиться жителям в Америку».

В связи с поздним временем, нехваткой продуктов и течью бота продолжать плавание оказалось невозможным, и «с обсчего согласия» было принято решение о возвращении. С огромными трудностями экспедиция в конце сентября добралась до устья р. Камчатки.

Хотя оригиналы рапортов и журналов, поданных в Охотскую канцелярию, не сохранились или, во всяком случае, до сих пор не обнаружены, результаты экспедиции к «Большой Земле» известны по более поздним документам, написанным по памяти или с черновиков, и получили, в частности, отражение на сводной карте М. П. Шпанберга, составленной при участии Гвоздева в 1743 г. Как явствует из легенды, «Карта мелкоторская (т. е. Меркаторская. — Н. Б.) от Охоцка до Лопатки и до Чукотского носу» была составлена по результатам Первой Камчатской экспедиции Беринга, «а приобщение острова и часть земли против того Носу - по журналу бывшего подштурмана Ивана Федорова в 1732 году». На самой карте у берегов «Большой Земли» имеется надпись: «Здесь был геодезист Гвоздев 1732 года».

 

РОССИЙСКИЕ КОЛУМБЫ. ЧИРИКОВ

Гораздо большее значение для открытия и колонизации северо-западной части Америки имело, однако, не плавание Гвоздева и Федорова 1732 г., а знаменитая Вторая Камчатская экспедиция Беринга - Чирикова 1741 г. Уже весной 1732 г. Сенат предписал Адмиралтейств-коллегии «построить суда и идтить для проведования новых земель, лежащих между Америкою и Камчаткою». В дальнейшем Адмиралтейств-коллегия дала Берингу подробные инструкции о снаряжении экспедиции, постройке судов в Охотске и на Камчатке, исследовании побережья Америки и поисках пути в Японию. В задачу различных отрядов экспедиции входило исследование огромной территории Сибири, включая Чукотку и Камчатку, плавание вдоль Курильских о-вов к Японии.

Грандиозность поставленных задач дала основание назвать Вторую Камчатскую экспедицию Беринга «Великой Сибирской» или «Сибирско-Тихоокеанской». Эта экспедиция проводилась при активном участии основанной в 1725 г. в Петербурге императорской Академии наук, а в ее состав входили, в частности, Г.Ф. Миллер, Г.В. Стеллер, И.Г. Гмелин, С.П. Крашенинников, которые внесли выдающийся вклад в изучение Сибири, Камчатки и всего Тихоокеанского Севера, включая Северо-Запад Америки. Около 600 русских моряков участвовали в работе различных отрядов экспедиции, а 5000 человек обеспечивали доставку грузов в Тобольск, Якутск, Охотск и на Камчатку. Без преувеличения можно сказать, что мир еще не знал такой грандиозной экспедиции, осуществлявшейся к тому же при прямой поддержке правительства и Петербургской Академии наук.

Из записки обер-секретаря Сената И.К. Кирилова видно, что в С.-Петербурге преследовали не только научные, но и важные практические цели. Берингу поручалось, в частности, «везде сыскивать новых земель и островов и неподвластных, сколько можно, в подданство приводить». В качестве руководства Берингу и Чирикову предлагалось использовать карту профессора И.Н. Делиля, «а когда самые американские берега там, как чаетца, найдете, то на оных побывать и разведать подлинно, какие на них народы, и как то место называют, и подлинно ль те берега американские». Позднее выяснилось, что на этой карте были нанесены и некоторые несуществующие земли «Компании», «Жоао де Гама» и другие, что привело к напрасным поискам, к потере ценного времени и затруднило выполнение основной задачи.

Вторая Камчатская экспедиция началась 4 июня 1741 г., когда Витус Беринг на пакетботе «Св. Петр» и Алексей Чириков на пакетботе «Св. Павел» из Авачинской губы поплыли на юго-восток в направлении мифической земли Жоао де Гама, «о которой чаели, что оная часть Америки». Спустя 8 дней экспедиция достигла 46° с. ш., «и потому открылось, что земли Иан де Гаммы нет, - писал Чириков, - понеже мы место, где надлежало ей быть, перешли все через. И 13-го числа июня поворотились для искания американских берегов» в направлении на северо-восток.

Через неделю экспедицию «за обычайными тамошними всегдашними туманами с при лучившимся жестоким ветром» постигла еще одна неудача - «Св. Петр» и «Св. Павел» потеряли друг друга и после трех дней безуспешных поисков продолжили свой путь раздельно. Первым 15 июля 1741 г. к берегам неведомой до того времени земли (у нынешнего о-ва Бейкер - 55°20' с. ш.) подошел «Св. Павел». «В 2 часа пополуночи впереди себя увидели землю, - записано в корабельном журнале Чирикова, - на которой горы высокие, а тогда еще не очень было светло, того ради легли на дрейф; в 3-м часу стало быть землю свободнее видеть!!!» Это была Америка! «Признаваем без сумнения, - писал А.И. Чириков, - что оная часть Америки, понеже по картам издания норимбергского географа Иоанна Баптиста Гоммана и по протчим от сего места отстоят уже не очень далече известные некоторыя американские места». Поднявшись вдоль американского побережья до 58° с. ш., капитан Чириков «послал на ялботе управляющего должность флоцкого мастера Аврама Дементьева з 10 человеки служителей вооруженных на берег» для ознакомления с ближайшими окрестностями и возможных переговоров с местными жителями. Поскольку к установленному сроку Дементьев и его товарищи не вернулись, 24 июля решено было послать на берег ялик с боцманом Сидором Савельевым и тремя другими членами экипажа. Но и они на корабль не вернулись. На следующий день у берега были замечены две небольшие лодки с туземцами, которые, однако, подойти к кораблю не решились. В конечном итоге Чириков пришел к заключению, «что с посланными от нас людьми... на берегу поступлено неприятельски: или их побили, или задержали». Судьба пропавших участников экспедиции навсегда осталась одной из неразрешенных загадок Севера. На корабле «не осталось ни одного малого судна», и послать кого-либо на берег Чириков уже не мог. Пришлось возобновить плавание, но запасы продовольствия и воды подходили к концу (воды оставалось 45 бочек, а пополнить запасы без гребных судов было невозможно).

Всего вдоль американских берегов русские моряки прошли «около 400 верст, видели китов, сиучей, моржей... и чаек множество разных родов... По земле оной везде высокие горы и берега к морю имеет крутые и весьма приглубы, а на горах близ того места, где пришли к земли... лесу довольно большого росту, на них же и снег изредка виден был, а что севернее шли, то больше на горах снегу оказывалось». 27 июля «учинили консилиум» и решили возвращаться на Камчатку. На обратном пути экспедиция открыла ряд островов Алеутской гряды. В сентябре у о-ва Адах состоялась встреча с местными жителями, которых одарили разными подарками. Наконец, 12 октября 1741 г. тяжелейшее путешествие закончилось - «Св. Павел» вернулся в Петропавловскую гавань. Из 75 человек экипажа на Камчатку возвратилось только 51 (15 пропали на американском берегу, а остальные скончались во время плавания).

Н.Н. Болховитинов. Открытие Россией Северо-Запада Америки (1732-1741)

 

СУДЬБА ПЕРВЫХ РУССКИХ В АМЕРИКЕ

«…увидели мы идущия от той губы, куды посланы от нас бот и лотка, две лотки на гребле, одна – малая, другая – побольше, о которых мы надеялись, что наш бот и лотка возвратились. И пошли к ним навстречю. Потом разсмотрели мы, что лотка гребущая – не наша, понеже оная корпусом остра и гребля не роспашная, а гребут веслами просто у бортов, которая к пакетботу так не приближалась, чтоб в лицо человека можно видеть, токмо видели, что сидело в ней четыре человека: один на корме, а протчия гребли, и платья видно было на одном красное, которые, будучи в таком разстоянии, встали на ноги и прокричали дважды: агай, агай и махали руками и тотчас поворотились и погребли к берегу. А я тогда приказал махать белыми платками и кланяться, чтобы они к нашему судну подъехали, что и чинено от многих служителей, токмо, несмотря на то, скоро погребли к берегу, а гнаться за ними было неможно, понеже ветр был тих, а лотка оная гораздо скороходна, а другая большая лотка, далече не подгребши к пакетботу, возвратилась, и вошли обе опять в ту заливу, ис которой выгребли. Тогда мы утвердились, что посланныя от нас служители всеконечно в несчастье, понеже штюрману Дементьеву, как отправлен, уже настали осьмые сутки и было довольно время, способнаго к возврату, и мы к тому месту ходили в самой близости, токмо он не возвратился. А по отправлении боцмана мы от того места не отлучались, а погода была все тихая, и ежели б несчастия какова им не случилось, то б по настоящее время уже к нам возвратились. И можно чаять по тому, понеже американцы к нашему пакетботу не смели подъехать, что с послаными от нас людьми от них на берегу поступлено неприятельски: или их побили, или задержали. Однако ж мы еще до вечера близ того места ходили, поджидая своих судов, токмо ночью для опасения от берегу поудалились, да и ночью имели на кормовом флакштоке фонарь с огнем, дабы, ежели, паче чаяния, выдут, то чтоб могли к нам и ночью притить. А пополуночи в 11-м часу поворотили и стали держать к земле, протязающейся меж N и W…»

1741 г. декабря 7. - Рапорт А.И. Чирикова в Адмиралтейств-коллегию о плавании к берегам Америки

 

ПАТРИАРХ КАМЧАТСКОГО МОРЕХОДСТВА

Особое место в ряду знаменитых российских кораблей занимает бот «Святой архангел Гавриил» - первое морское судно, построенное в 1728 г. на Камчатке из местного леса. До «Св. Гавриила» лишь два российских судна плавали в Охотском море, но построены они были в Охотске: «Восток» в 1716 г. и «Фортуна» в 1727 г. В XVIII в. были построены несколько кочей, способных ходить по морю вблизи берегов, на которых плавали С. Дежнев, Ф. Попов, М. Стадухин и другие.

«Св. Гавриил» служил на Тихом океане 27 лет, до 1755 г. В документах того времени его называли по-разному: «Святой Гавриил», «Гавриил» и даже «Гаврила» или «Гаврил». С ними связаны многие открытия и славные исторические события. Такие, например, как плавание первого европейского судна за северный полярный круг в Чукотском море в 1728 г., открытие Аляски в 1732 г., участие в обследовании юго-западного побережья Охотского моря, Шантарских островов в 1730 г., участие в подавлении восстания ительменов и основании нового Нижне-камчатского острога, первое посещение русскими Японии в 1739 г., исследование Авачинской губы и основание в 1740 г. одного из старейших городов на русском Дальнем Востоке - Петропавловска-Камчатского.

21 августа 1732 г. можно считать историческим. Первые европейцы достигли северо-западного побережья Америки. … Рассказывал об этом бывший в плавании на «Св. Гаврииле» служилый Илья Скурихин, допрошенный 8 апреля 1741 г. в канцелярии Охотского порта. Подойдя к Большой земле «…рассмотрели, что не остров, но земля великая, берег желтого песку, жилья юртами по берегу и народу ходящаго по той земли множество; лес на той земле великий лиственничной, ельник и топольник. И пошли де подле ту землю в левую сторону. Шли дней с пять, однако ж де конца той земли не дошли».

Земля, к которой подходил «Св. Гавриил» - это мыс Принца Уэльсского на полуострове Сьюарда. Сильный северный ветер относил судно на юг. С провизией было плохо, пресная вода кончалась, команда устала, едва успевала откачивать воду. Служилые подали Гвоздеву и Федорову прошение, «которым объявя многие свои нужды просили, чтоб для тех их нужд и поздности времени из того вояжа возвратиться на Камчатку». 28 сентября 1732 г. «Св. Гавриил» вернулся на зимовку в Нижнекамчатск.

К сожалению, подробности этого исторического плавания остаются неизвестными, так как подлинные документы - вахтенный журнал и карты - не сохранились. 19 декабря 1732 г. Гвоздев отправил в Анадырский острог Д.И. Павлуцкому подробное донесение о походе и «надлежащие описи», но Павлуцкого в это время там не было, он находился в Якутске. К рапорту прилагалась копия вахтенного журнала (лагбуха). Подлинный лагбух был отправлен летом 1733 г. в канцелярию Охотского порта, но без карты. Гвоздев объяснял, что карта похода не была составлена из-за отсутствия согласия с подштурманом Федоровым, который считал, что его дело - сочинение морской карты, а геодезиста - ландкарты, то есть карты суши.

Сам Федоров скончался в Нижнекамчатске в феврале 1733 г., а М. С. Гвоздев оставался до лета 1735 г. на Камчатке, выполняя поручения «при строении вновь острогов». В 1735-1738 гг. он был под следствием по ложному доносу, а после освобождения выполнял различные обязанности во время Второй Камчатской экспедиции.

Неизвестно, почему ни Павлуцкий, ни канцелярия Охотского порта не информировали ни Адмиралтейств-коллегию, ни Тобольскую губернскую и Иркутскую провинциальные канцелярии о результатах плавания «Св. Гавриила» к большой Земле. Видимо, они не придали итогам экспедиции особого значения.

Лишь в 1738 г. информация об этом плавании дошла до Адмиралтейств-коллегии. Случилось это так. В 1735 г. участник плавания на «Св. Гаврииле» матрос Л. Петров обвинил руководителей экспедиции Я. Генса, М.С. Гвоздева и И.Г. Спешнева в государственных преступлениях, за что все они были арестованы и посажены в Тобольскую тюрьму. Донос оказался ложным, и сам Петров попал в кронштадскую тюрьму. Здесь он подал донесение командиру Кронштадского порта о плавании к берегам Америки в 1732 г. и о необыкновенном пушном богатстве открытой ими земли. Это сообщение заинтересовало Адмиралтейств-коллегию. 14 февраля 1738 г. она вынесла решение об освобождении из заключения М.С. Гвоздева и Я. Генса и о немедленной отправке Генса в Петербург с журналами, описями и картами. Но Генса уже не было в живых, - он умер в тюрьме 23 октября 1737 г.

22 апреля уже Сибирская губернская канцелярия направила указ о немедленной присылке в Адмиралтейств-коллегию всех материалов плавания «Св. Гавриила» в 1732 г., так как в имуществе Я. Генса после его смерти никаких бумаг, относящихся к плаванию, не обнаружили. В декабре 1738 г. последовал новый указ Адмиралтейств-коллегии сибирским властям о розыске и присылке в Петербург описей, журналов и карт плавания. Их снова не нашли. Лишь в 1743 г. М.П. Шпанберг обнаружил журнал, который во время плавания неофициально вел И. Федоров. По приказанию Шпанберга М.С. Гвоздев в октябре 1743 г. составил карту плавания 1732 г. Оригинал карты был доставлен Шпанбергом в Иркутскую канцелярию и также утерян. Сохранилась лишь копия, посланная в Адмиралтейств-коллегию. Позднее были составлены и другие карты, основанные на устном описании плавания.

Вопрос об открытии М.С. Гвоздева возникал в 1741 г. в связи с показаниями участника плавания И. Скурихина, данными им в апреле 1741 г. в канцелярии Охотского порта. Там же был допрошен в 1743 г. и сам Гвоздев. Командир Охотского порта А. Дивиер в 1741 г. предлагал направить на небольших судах экспедицию Беринга для исследования островов против Чукотского Носа. В 1743 г. предполагалось отправить туда Гвоздева, но в этом же году Вторая Камчатская экспедиция завершила свою деятельность.

Аров В.Н. Патриарх камчатского мореходства. Вопросы истории рыбной промышленности Камчатки. Историко-краеведческий сборник. Выпуск 3, 2000 г.

 

ШЕЛЕХОВ И БАРАНОВ

14 августа 1784 года Григорий Шелехов, русский купец, торговавший шкурками пушных зверьков, основал первое русское поселение на Аляске, на острове Кадьяк, в заливе Св. Троицы. Первые два года Шелехов жил там со своей женой. За это время к ним присоединилось еще около двухсот поселенцев. Их крепость стала центром исследования Аляски, откуда стартовали многие экспедиции вглубь полуострова. Жители крепости были инициаторами основания новых населенных пунктов вдоль побережья. Большинство из них также были русскими купцами. 

В 1786 году Григорий Шелехов возвратился в Россию. Здесь он предложил Александру Баранову заняться делами Шелехова на родине, пока тот находился на Аляске. Баранов согласился, и уже в 1799 году в Российской империи появилась Российско-Американская компания, которой было даровано монопольное право на ведение всех торговых операций на Аляске. Баранов расширил сферу деятельности компании и охватил большую территорию, так что русские купцы теперь свободно работали вдоль всего западного побережья северной Америки. В 1812 году Александру Баранову удалось, после нескольких неудачных попыток, основать русское поселение на севере Калифорнии. Однако такое положение дел явно противоречило интересам англичан и американцев в этом регионе, и после нескольких конфликтов русским купцам пришлось возвратиться на прежние территории.

ural.ru

Литература:

Связанные материалы:

Когда Аляски мало. К 195-летию указа о Русской Америке

16 сентября 1821 года Александр I подписал указ о владениях России в Америке. Сегодня, когда мы справляем 195-ю годовщину неудачной, но, по итогу, всё равно выгодной попытки расширить владения России примерно до нынешнего Сан-Франциско, стоит поговорить о том, что во внешней политике нет дружбы, есть только интересы.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика