Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

гум_лв.jpg

Гумбинненское сражение

20 августа 1914

20 августа 1914 г. русские войска одержали победу над германской армией в Гумбинненском сражении.

20 августа 1914 г. 1-я армия генерала П.К. фон Ренненкампфа под Гумбинненом была атакована 8-й немецкой армией генерала П. фон Притвица. Немцы добились ограниченных успехов на нашем правом фланге, где нанесли поражение 28-й пехотной дивизии. На русском левом фланге 30-я дивизия генерала Колянковского отразила наступление целого вражеского корпуса. А в центре три дивизии под общим командованием генерала Н.А. Епанчина не только отбили атаки противника, но и на некоторых участках опрокинули его. Под вечер немецкая армия отступила. Это решениГумбинненское сражение стало не только первой победой русского оружия в Первой мировой войне. Оно открыло дорогу русским солдатам в Восточную Пруссию, а наряду с другими успехами заставило немецкое руководство ослабить давление на наших союзников Францию и Великобританию, что в итоге внесло вклад в их стратегическую победу на Марне в сентябре 1914 г.: немецкий блицкриг был сорван, а Германия была обречена на затяжную войну.

  

ДОКУМЕНТЫ

 

Донесение командующего 1-й армией генерала Ренненкампфа начальнику штаба Верховного Главнокомандующего генералу Янушкевичу

 

В боях 4 и 7 августа наибольшее число потерь относится на счет артиллерийского огня противника.

Подтвердилось, что немцы, как ожидалось, ищут решения участи боя на флангах, стараясь обходить таковые.

На фронте противник выдвигает сильную артиллерию, вплоть до тяжелой артиллерии, стараясь получить перевес в огне, причем последнюю располагает против того нашего фланга, который ими предполагалось обойти. Огонь немецкой артиллерии отличается большой действенностью, что до некоторой степени объясняется определенностью, очевидно, заранее измеренных расстояний до некоторых рубежей и местных предметов, но, как выяснили бои и опросы пленных и раненых, огонь нашей артиллерии нисколько не уступает по губительности немецкому, нанося большие потери и в короткий промежуток сметая подверженные огню цели.

Что касается ружейного огня, то бои 4 и 7 августа подтвердили несомненное наше преимущество в этом отношении. Ружейный огонь немцев меткостью не отличается ииз опросов участников выяснилось, что противник предпочитает обстреливание площадей прицельному огню.

Имеется предположение, что противник вводит в бой пулеметы на бронированных автомобилях. Если не эти автомобили, то во всяком случае артиллерия на обходящем фланге выезжала на близкие дистанции, открывая огонь.

На фронте вообще противника нетрудно остановить; подталкивание залегших целей способом Драгомирова, примененное немцами, видно, не удалось; бросаемые вперед батальоны, дойдя до своих цепей, залегают и не подвигаются вперед, боясь своего же огня сзади.

Общее впечатление: там, где немцам удается получить на своей стороне преимущество техники, там они задерживаются нас и наносят нам большие потери; я полагаю, в отношении же искусства ведения боя и морального настроения преимущества немцев не обозначилось. Ренненкампф.

Источник: Восточно-Прусская операция: сборник документов. М. ,1939.

 

ГЕОРГИЕВСКИЕ КАВАЛЕРЫ

 

Генерал-лейтенант Павел Булгаков (начальник 25-й пехотной дивизии): «…в бою 4-го августа сего года, лично командуя войсками дивизии и находясь под сильным и действительным огнем, при упорном в начале сопротивлении, а затем и по отходе соседней дивизии и сильном натиске противника, своими спокойными и настойчивыми действиями совершенно очевидно способствовал успеху действий всего корпуса, заставив противника не только прекратить свой натиск, но и вынудив его к отступлению, последствием чего явилось занятие 5-го августа гор Сталюпенена. Кроме того генерал-лейтенант Булгаков,  лично предводительствуя дивизией и находясь все время в сфере действительного огня, не только сдержал натиск противника , но обратил его в бегство и тем способствовал успеху армии 7-го августа в бою под гор. Гумбинненом».

Полковник Михаил Виноградов (командир батальона 117-го пехотного Ярославского полка): «… командуя батальоном 160-го пехотного Абхазского полка, в бою 7-го августа 11914 года, по Киаутен проявил личную инициативу, не ожидая распоряжения начальника дивизии повернул свой батальон с пулеметами в новом направлении, затем быстрым движением против превосходных сил выручил соседнюю дивизию от грозившей опасности, с бою захватил неприятельскую позицию и удержал ее до конца боя, чем значительно способствовал достижению успеха»

Полковник Александр Гранников (командир 109-го пехотного Волжского полка): «…6-го августа 1914 года, в бою у д. Пакольнишкен, лично ведя полк под огнем противника, провел через трудноодолимые искусственные  преграды, выбил немцев штыками из д. Ужбален и преследовал их на протяжении версты, чем и обеспечил успех атаки, при этом сам был смертельно ранен».

Подполковник Павел Белоусов(командир 4-й батареей 28-й артиллерийской бригады): «…в бою 7-го Августа 1914 года под Гумбиненом, когда пехота под напором превосходных сил начала отходить, вся наша артиллерия подверглась сосредоточенному огню артиллерии, пулеметов и ружейному, он с батареей до конца расстреливал противника. Геройски погиб со всем личным составом офицеров и нижних чинов, но выручил свою пехоту).

Подполковник Владислав Закржевский (118-й Шуйский пехотный полк): «…в бою 7 августа 1914 г. при деревне Курненен, будучи выслан с командуемым им батальоном из резерва для поддержания правого фланга боевого расположения полка, сильно теснимого противником, он под сильным ружейным и артиллерийским огнем, безостановочно повел батальон вперед, но при подходе к высоте юго-восточнее д. Курненен был встречен вдвое большими силами противника, а потому занял эту высоту и приказал на ней держаться; позиция эта вскоре, вследствие отхода остальных частей полка под напором немцев и продвижения последних вперед, оказалась в тылу неприятеля и поражалась как с фронта, как и с тыла; не смотря на столь выдвинутое положение, на ряд непрерывных настойчивых атак противника и на тяжелые потери, подполковник Закржевский не отошел, а оставался на своей позиции до конца боя, расстреливая с своей стороны во фланг и тыл зарвавшихся немев, которые (оборот) вследствие энергичных действий подполковника Закржевского и го стойкости при обороне занятой на высоте позиции, были вынуждены остановиться в своем наступлении, что дало возможность подвести к правому флангу 2 батальона 117 пех. Ярославского полка, а затем и оттеснить противник».

Подполковник Александр Попов (командир 2-й батареи 27-й артиллерийской бригады): «…. В бою 7-го августа 1914 года под Гумбиненом своим огнем против тяжелой и полевой артиллерии неприятеля, а затем и наступающей немецкой пехоты, упорно атакующей наши части, уничтожил две батареи противника и способствовал отражению атаки».

Капитан Владимир Воронов (99-й пехотный Ивангородский полк): «…командуя в бою под Гумбиненом своей ротой, стремительно атаковал и выбил противника из занимаемых им окопов и захватив при этом пулемет, хотя тут же был убит, но сильно помог общему успеху».

Капитан Юлий Гибшман(99-й пехотный Ивангородский полк): «…в бою 7-го августа 1914 года под Гумбиненом, командуя ротой, перешел в энергичное наступление, улек за собой соседние части, выбил противника с позиций и взял с боя пулемет».

Капитан Владимир Телепнев (114-й пехотный Новоторжский полк): «… 6-го августа 1914 года при наступлении на Гумбинен, несмотря на сильный шрапнельный, пулеметный и ружейный огонь, лично ведя роту, во главе ее бросился в штыки, выбил противника из сильно укрепленной деревни, все выходы в которую были забаррикадированы».

Штабс-капитан Валериан Зак (118-й пехотный Шуйский полк): «…в бою 7 августа у д. Курнене, когда под натиском противника рота дрогнула и начала отступать, штабс-капитан  Зак со своим взводом кинулся вперед, отразил атаку противника, что повторялось несколько раз, пока не был сильно ранен в живот. Своей храбростью, хладнокровием и распорядительностью штабс-капитан Зак подал пример и соседним ротам, что повлияло на исход боя и позиция до конца боя осталась в наших руках и противник принужден был отойти по всему фронту»

Штабс-капитан Виктор Измайлович (4-я батарея 28-й артиллерийской бригады): «…в деле 7-го августа 1914 года под Гумбиненом в состае 4-й батареи 28-й артиллерийской бригады, под убийственным артиллерийским и пулеметным огнем, на позиции, мужественно и храбро выполнял свой долг, этим выручил свою пехоту, но вместе со всем личным составом батареи геройски погиб». Штабс-капитан Виктор Каменский II (97-й пехотный Лифляндский полк): «… в бою 7-го августа у гор. Гумбинена, находясь с ротою под жестоким обстрелом ружейным огнем противника и тяжелой артиллерии, подойдя к проволочным заграждениям укрепленной позиции и видя колебание роты, в виду сильного поражения неприятельским огнем, презрев смертельную опасность, бросился вперед резать проволоку, дабы обеспечить роте дальнейшее наступление. Столь доблестный пример командира роты сразу поднял дух нижних чинов, которые стремительно бросились вперед и, перерезавши проволочное заграждение, открыли путь к дальнейшему наступлению, что в свою очередь увлекло соседние роты и в значительной степени способствовало общему успеху. Во время атаки был тяжело ранен в голову осколком бризантного снаряда.

Штабс-капитан Борис Плещинский (118-й пехотный Шуйский полк): «…в бою 7 августа у дер. Говайтен под сильным ружейным и шрапнельным огнем противника быстро ринулся с пулеметами вперед и занял позицию открыл губительный огонь, а затем, не смотря на то, что был ранен, сам втащил пулеметы на гору во фланг противнику и обстреляв его заставил очистить окопы, чем воспользовались наши передовые войска и отбросили противника к дер. Говайтен».

Поручик Автоном Дружиловский (4-я батарея 28-й артиллерийской бригады): «… в деле 7-го августа 1914 года под Гумбиненом, в составе 4-й батареи 28-й артиллерийской бригады, под убийственным артиллерийским и пулеметным огнем на позиции, мужественно и храбро выполнял свой долг, этим выручил свою пехоту, но вместе с личным составом батареи геройски погиб».

Поручик Борис Левитский (4-я батарея 28-й артиллерийской бригады): «… в деле 7-го августа 1914 года под Гумбиненом в составе 4-й батареи 28-й артиллерийской бригады, под убийственным артиллерийским и пулеметным огнем, на позиции, мужественно и храбро выполнял свой долг, этим выручил свою пехоту, но вместе со всем личным составом батареи геройски погиб».

Поручик Иван Шиманский (120-й пехотный Серпуховский полк): «…в бою 7-го август 1914 года, у гор. Гольдапа, когда один из батальонов полка под напором превосходных сил противника вынужден был отойти, удержался, несмотря на натиск германцев на вверенном ему участке позиции и тем не только предотвратил отход всего полка, но способствовал переходу в контратаку и восстановлению полком первоначального положения. Подавая пример беззаветной храбрости, мужества и исполнения долга, ыбл убит».

Кавалеры Георгиевского оружия

Полковник Александр Ильясевич (командира 1-го дивизиона 27 артиллерийской бригады): «… в бою 7 августа 1914 года под г. Гумбинненом, находясь на наблюдательном пункте, обстреливаемом неприятелем, настолько успешно руководил действиями своего дивизиона, что отбил все неприятельские атаки, подбил часть неприятельской артиллерии, а другую, - бросившую ящики и задние хода, заставил отступить» (РГВИА. Ф. 2106. Оп.2. Д.1. Л. 225)

Полковник Петр Караулов (командир 159-го пехотного Гурийского полка): «…в бою 7 августа 1914 г.  у г. Гумбиннена, командуя батальоном на позиции у дер. Зоденен, отразил штыками и огнем все атаки немцев и, удержавшись на позиции с 8,5 часов утра до глубокой ночи, не допустил прорыва нашего расположения следствием чего было то, что немцы понеся огромный урон и разбившись о наши позиции вынуждены были начать общее отступление».

Полковник Георгий Тихменев (начальник штаба 30-й пехотной дивизии): «… в бою 7 августа 1914 года у дд. Курненен и Мазутчен, находясь под сильным и губительным огнем противника, приводил в порядок отходившие части, формировал из отдельных людей команды и направлял их в бой; при атаки же противником д. Курненен, указал батареям позиционный район для обстреливания левого фланга противника; в то же бою своевременно сделал распоряжение о выходе частей 160 пех. Абхазского полка на левый фланг неприятеля, чем содействовал успеху боя. При отдаче этого распоряжения находился сильным и губительным огнем противника».

Полковник Владимир Черемисов (командир 120-го пехотного Серпуховского полка): «… командуя полком, у дер. Мазутчен 7 августа 1914 года под сильным и губительным огнем противника остановил пришедший в замешательство полк и вернул его на прежнее место, что дало возможность задержать натиск противника и выиграть время для подвода к позиции соседних частей, что и заставило противника отступить на всем фронте».

Капитан Владимир Барановский (исполняющий должность старшего адъютанта штаба 25 пехотной дивизии): «… в бою 7 августа 1914 года будучи послан в передовые части для выяснения обстановки и с приказаниями и подъезжая к д. Ионасталь, по собственной инициативе указал позицию для батарей и передал им приказание артиллерийским огнем поддержать отходившие части. В тот же день по собственной инициативе, останавливал некоторые отходившие части, восстанавливал в них порядок , ориентировал начальников их в общем положении дел и направлял части вперед, подвергая себя все время опасности, чем в значительной мере способствовал успеху и достижению поставленной цели»

 

ОЦЕНКИ ИСТОРИКОВ

А.А. Керсновский (историк-эмигрант):

И 7 [20] августа разыгралось сражение под Гумбинненом. Наш правый фланг, застигнутый врасплох, был смят и отброшен – положение в XX корпусе, атакованном 1-м германским армейским корпусом и кенигсбергским ландвером, весь день было критическое. Зато в центре 17-й германский корпус генерала Макензена был расстрелян нашим III корпусом и в панике бежал с поля сражения. На левом фланге огневой бой нашего IV корпуса с 1-м резервным германским фон Белова имел нерешительный характер. Весь удар 1-го корпуса приняла 28-я пехотная дивизия, понесшая огромные потери (104 офицера, 6 945 нижних чинов, 8 орудий и 23 пулемета). Положение восстановлено было 29-й дивизией, а германская кавалерийская дивизия, захватившая у нас в тылу Пилькаллен, разбита 116-м Малоярославским полком. Решительный успех был одержан нами в центре – в 25-й пехотной дивизии генерала Булгакова и особенно в 27-й пехотной дивизии генерала Адариди. Эта последняя действовала как на полигоне, расстреляв корпус Макензена, обратив его в бегство и захватив (уфимцы и саратовцы) 15 орудий, 13 пулеметов и до 1 500 пленных. 17-й германский корпус бежал 15 верст. К сожалению, конница Нахичеванского бездействовала в глубоком тылу, а генерал Адариди смог преследовать лишь накоротке, остановленный Епанчиным. Бой нашей 40-й пехотной дивизии был безрезультатным.<…>

Успех наш был полный, и лишь робость командира III корпуса генерала Епанчина, удержавшего рвавшиеся вперед войска, не превратила его в решительную победу. Штаб же 1-й армии сразу не отдал себе отчета в размерах этого успеха, не сообразил, на что были способны им же подготовленные превосходные полки с сотыми и стодесятыми номерами. Весь день 8 [21] августа утомленные войска отдыхали и продвижение свое вперед – по обыкновению ощупью – возобновили только 9-го [22–го] пополудни. За эти два дня в неприятельской армии произошли решительные события. Генерал фон Притвиц, ошеломленный разгромом Макензена, пал духом. Силу русских он переоценил в четыре раза, между Ренненкампфом и Самсоновым ему мерещилась еще одна русская армия, наступающая от Гродно. Он донес в Главную квартиру о своем решении очистить Восточную Пруссию и отступить за Вислу. Для обеспечения отхода от надвигавшейся на его сообщения Наревской армии (то есть нашей 2-й армии генерала Самсонова) он предписал перебросить на усиление 20-го еще 1-й армейский корпус.

Источник: Керсновский А.А. История русской армии. Т.3. М., 1994.

С.Г. Нелипович: Итоги Гумбинненского сражения

К 20 часам (20 [7] августа) сражение завершилось. 8-я германская армия не смогла разгромить русские войска одним ударом. Ее 17-й армейский корпус потерпел поражение. Но фланговые корпуса занимали выгодное охватывающее положение. Правда, их фланги в свою очередь могли подвергнуться угрозе обхода русской кавалерией: правый фланг 1-го резервного корпуса был совсем открыт, а 1-я кавалерийская дивизия (левый фланг) не представила бы серьезного затруднения для четырех кавалерийских дивизий Хана Нахичеванского. Потери германцев за 20 [7] августа достигали 1250 убитых, 6 414 раненых и 6 943 пропавших без вести (из числа последних – по русским оценкам – до 4 тыс. погибших). Правда, было захвачено более 9,5 тыс[яч] пленных, 40 пулеметов, 12 орудий. Эти обстоятельства дали возможность военному совету, собранному ночью на 21 августа, высказаться за возобновление атаки на русских с 3 часов ночи.

Однако мощной радиостанцией в Кенигсберге ночью был перехвачен приказ войскам 2-й русской армии о переходе германской границы для действий в тыл армии Притвица. Штаб 8-й армии решительно высказался за отступление за реку Висла, как это и было предусмотрено оборонительным планом действий. Мнение корпусных командиров не было учтено. «Ввиду наступления крупных сил противника от Варшавы, Пултуска и Ломжи я не могу использовать обстановку на своем фронте и начинаю отход за Вислу. Перевозка, по возможности, по железным дорогам», - распорядился Притвиц. 1-му армейскому корпусу было приказано идти в Кенигсберг, а оттуда по железной дороге направляться в Грауденц, 17-му – отходить к Висле через Алленштайн, 3-й резервной дивизии – на Ангербург, 1-му резервному корпусу, ландверу и кавалерии – прикрывать отход на рубеже реки Ангерапп.

Источник: Нелипович С. Н. Первый блин комом: Восточно-Прусская операция 1914 г. Саарбрюкен, 2012

Рудольф Франц, немецкий полковник:

7 [20] августа, впервые после полутора столетия, встретились прусские и русские войска в большом бою; русские выказали себя как очень серьезный противник. Хорошие по природе солдаты, они были дисциплинированны, имели хорошую боевую подготовку и были хорошо снаряжены. Они храбры, упорны, умело применяются к местности и мастера в закрытом расположении артиллерии и пулеметов. Особенно же искусными оказались они в полевой фортификации: как по мановению волшебного жезла вырастает ряд расположенных друг за другом окопов

 

ВОСПОМИНАНИЯ УЧАСТНИКОВ

Генерал К.М. Адариди, начальник 27-й пехотной дивизии

На высоту, находившуюся юго-восточнее Риббинена, вынеслись 12 германских орудий и быстро снялись с передков. Дерзость эта дорого обошлась отчаянно храброму немецкому дивизиону. На него обрушился огонь всех батарей 1-го дивизиона со стороны Варшлегена, части батарей 2-го дивизиона из-за Маттишкемена и пулеметов Саратовского полка, расположенных в одном из домов первого из названных селений. Под ураганным огнем всех этих частей немецкий дивизион погиб, успев выпустить лишь несколько выстрелов. Через несколько минут там, где он только что вынесся на позицию, осиротело стояли орудия и зарядные ящики, вокруг которых недвижно лежали трупы людей и запряжек.

Гибель дивизиона, высланного на открытую позицию с очевидною целью вдохнуть новую энергию в фронтальную атаку, произвела столь сильное впечатление на готовившиеся броситься вперед части, что они остановились. Общей фронтальной атаки не последовало, и только местами безуспешно пытались продвинуться вперед отдельные группы и небольшие единицы.

Источник: Адариди К. М. 27-я пехотная дивизия в бою под Сталлупененом и в сражении под Гумбинненом // Военно-исторический вестник. Париж, 1964. № 24.

Капитан А.А. Успенский (106-й Уфимский полк)

Приблизительно в это время, как потом показывали пленные офицеры, явился сюда к немцам сам командир XVII корпуса - знаменитый впоследствии генерал-фельдмаршал Макензен, и «искусству вопреки, наперекор стихиям» вместо атаки цепями двинул свои войска сомкнутым строем, непрерывными колоннами, причем развивались знамена и играла музыка! Их артиллерия в это время развила ураганный огонь.

Не могу забыть этого неожиданного и опасного момента! Генерал Макензен хотел подействовать на психику противника: несмотря на огромные потери, сразу запугать, ошеломить его воображение и могучим ударом опрокинуть врага!

Но наша дивизия не растерялась: открыт был такой точный и планомерный огонь по всей линии, - а цель была такая большая! - что немцы, понеся огромные потери, остановились и залегли. Хорошо поработали здесь и наши пулеметы, и наша артиллерия! Бой продолжался.

В 12 ч[асов] и в 2 ч[аса] немцы пытались опять таким же открытым штурмом опрокинуть наши полки, но и на этот раз это им не удалось, несмотря на полное презрение к смерти храбрых сынов Германии. Много полегло их здесь во время этих открытых (в сомкнутом строю колоннами!) атак!

Как совместить, что эти же мужественные воины в бою под Гумбинненом опозорили себя нечеловеческим зверским преступлением: во время одной из атак они поставили в первые ряды своих атакующих горсть несчастных русских пленных, безоружных... пока они не были все расстреляны!..

Источник: Успенский А. А. На войне: Восточная Пруссия – Литва. 1914-1915 гг. (Воспоминания).  Каунас: Тип. В. Ф. Бутлера, 1932

Артиллерийский бой (воспоминания участника)

2-й дивизион 28-й артил[лерийской] бригады 6 [19] августа вел бой, стоя в 9½ верстах восточнее Бракупенена. Ночь на 7-е прошла совсем спокойно. Но утром на 28-ю дивизию обрушился удар германского корпуса, подкрепленного частями Кенигсбергского гарнизона. Долго и упорно держалась наша пехота. Отдельных выстрелов слышно не было, казалось, что кипело что-то в гигантском котле. Все ближе и ближе, и вот на батарее стали свистать ружейные пули. Под страшным огнем, наполовину растаявшая и потерявшая почти всех офицеров, медленно отходила 28-я дивизия за линию артиллерии, 4, 5 и 6-й батарей. Менее чем в версте перед батареями тянулось шоссе, и через минуту, насколько хватал глаз, на шоссе хлынула серая волна густых немецких колонн. Батареи открыли беглый огонь, и белая полоса шоссе стала серой от массы трупов. Вторая волна людей в остроконечных касках; снова беглый огонь, и снова все легло на шоссе. Тогда до дерзости смело выехала на открытую позицию германская батарея, и в то же время над нашими батареями пролетел аэроплан с черными крестами. На батареях стал ад. Немецкая пехота надвигалась на батареи и обходила 4-ю, которая била на картечь, и в ее тылу трещал неприятельский пулемет; она погибла. С фронта немецкая пехота подошла к батареям на 500-600 шагов и лежала, стреляя. Батареи били по противнику лишь редким огнем, ибо уже не было патронов. Понесшие большие потери немцы дальше не пошли, и поле боя осталось ничьим. С большим трудом 5-я и 6-я батареи были выведены из боя.

Источник: Краткий стратегический очерк войны 1914-1918 гг.: Русский фронт. М.: 1918.

Литература:

Связанные материалы:

Сибирские стрелки в боях за Восточную Пруссию

Сибирские стрелки в боях за Восточную Пруссию

0 Комментариев


Яндекс.Метрика