Первая мировая война.jpg

День памяти погибших в Первой мировой войне.

1914 - 1918

1 августа 1914 года Германия объявила России войну.

Фраза: "Никто не хотел войны. Война была неизбежна", - стала классической. Ее относят к Первой мировой, а сказала ее американская писательница и историк Барбара Такман в книге "Пушки августа". Того, что произошло на деле – более чем четырёхлетней бойни с миллионами жертв и, в общем, без внятного результата – разумеется, не хотел никто.

И все же сказанное – красивая ложь. Войны хотели все. Или практически все. Во всяком случае, в главных европейских центрах. Кто не хотел – те в нее и не ввязались – за исключением разве что несчастных стран вроде Бельгии, которым не повезло оказаться на оперативных картах воюющих держав.

Войны хотели – но маленькой и победоносной. Чтобы осенний листопад торжественно кружился над триумфальной аркой, под которую торжественным маршем втягиваются победоносные колонны. На деле разразилась та война, которая во всей Европе до сих пор именуется Великой. Так с недавних пор называем ее и мы. А поначалу, с волны патриотического подъема в 1914-м, ее называли Отечественной. Вот только Великой Отечественной у нас именуют другую войну. И это справедливо, ибо только она принесла победу, полную и безусловную.

Могла ли Россия, не случись революций и останься она в лагере победителей, рассчитывать на подобное в 1918 году? Ответ давно уже дал наш главный союзник, британский премьер Невилл Чемберлен. Это он с удовлетворением заявил, что достигнута одна из главных целей в войне – свергнуто самодержавие в России.

Его страна получила главный стратегический приз. Побеждён, обескровлен и выплачивает громадную контрибуцию главный конкурент – Германия. В победителях, но тоже обескровленная и растерявшая весь потенциал Франция. Быстро набиравшая экономическую мощь Россия растерзана и захлёбывается собственной кровью в гражданской войне. Правда, "владычица мира" нежданно обнаруживает рядом соперника, выросшего на военных заказах и кредитах – Соединённые Штаты Америки. И уже предчувствует, что стоит перед лицом распада.

Немецкие пулеметчики в противогазах

Немецкие пулеметчики в противогазах

Источник: www.pinterest.ru


 

Будем справедливы: не вечные хищнические интересы Англии оказались в тот раз главной причиной мировой бойни. В фундаменте лежала ожесточённая схватка между германским и французским капиталом. Прежде всего – за контроль над российским рынком. Бурно развивающемуся германскому капитализму нужен был рынок сбыта куда более широкий, нежели местечковые немецкие королевства и княжества. А расширяться оказалось некуда. Планета практически полностью поделена между Британией и Францией. Вкладывать деньги в развитие промышленной базы в какой-нибудь Германской Танганьике или в Германской Новой Гвинее – бессмысленно. США грозно предупреждают, что Америка – для американцев. Остаётся Россия – включившаяся в промышленную революцию и жадно поглощающая зарубежные инвестиции: французские, бельгийские и – германские!

Но вот незадача: при дворе в Санкт-Петербурге побеждает франкофильская партия. Дальнейшее известно по учебникам истории. Подзуживаемая из Берлина Австрия довела провокационный теракт в Сараево до войны с Сербией, Россия ожидаемо вступилась за последнюю, в Лондоне несколько дней обнадёживали Берлин намёками на невмешательство, Берлин купился и объявил России войну, в итоге которой рухнули обе империи.

Мы больше не задаем наивных вопросов: А если бы?... Потому что знаем: страна, интересами который управляет иностранный капитал, победить не может. И знание это куплено кровью слишком большой, чтобы его забыть.

 


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 77
0 Комментариев