Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Сверхновая история

Отравленный гегемон: зачем Америке больной президент

Американский паталогоанатом Беннет Омалу в своём Твиттере сначала объяснил причину болезни Хиллари Клинтон: отравлена. А потом предал гласности имена отравителей: «Я не доверяю Путину и Трампу. С этими двумя всякое возможно».

На эту «пикейную» пародию в стиле Ильфа и Петрова, можно было бы махнуть рукой, если бы не одно «но». «Пародию» на полном серьёзе перепечатала уважаемая во всем мире газета «Вашингтон Пост», охарактеризовав автора твита как «хорошо известного своими заслугами и упорством» специалиста.

Заслуги и упорство паталогоанатома, по всей видимости, должны придать значимость его информации об отравителях. Но они никак не отвечают на вопрос, зачем отравленного человека истязать предвыборной гонкой? Первое, что приходит в голову, – повторные выборы Ельцина в 1996 году.

Русский опыт

В своё время бывший глава Службы безопасности президента Александр Коржаков рассказывал мне, как проводились предвыборные совещания правительства и Администрации президента для демонстрации по ТВ дееспособности главы государства. На Ельцина в ЦКБ надевали рубашку, галстук и пиджак. Сажали его прямо в постели, под спину клали подушку, вокруг кровати рассаживались премьер, глава АП и прочие видные в стране лица. Снимали все строго по пояс. И вот в таком виде, буквально без штанов, Ельцин раздавал указания прилежным исполнителям и устраивал разносы нерадивым.

Меньше всего хотелось бы проводить аналогии, но они, как всегда, сами собой напрашиваются. И дело вовсе не в сердце Бориса Ельцина и пневмонии Хиллари Клинтон. Дело в пресловутом «What?». Чтобы понять, зачем сегодня американская элита тащит больного человека в президенты, надо понимать, зачем в свое время это делала российская элита.

В случае с Ельциным ответ известен. Необходимо было легитимизировать приватизацию, которая прошла мимо судебных и парламентских процедур в надзаконном (противозаконном) режиме через президентские указы. Когда странообразующая собственность регулируется не в залах суда, а в кремлевских кабинетах, борьба за эти кабинеты (выборы) превращается в бойню. Тут не только больного человека можно на краю ямы попридержать, но и зомби из могилы вытащить.

Выбирай долларом

Чуть сложнее с Клинтон, хотя тоже не бином Ньютона. Надо лишь по аналогии с Ельциным понять, что именно (какую собственность) хотят легитимизировать в Вашингтоне. В США со времён суда над «Стандарт Ойл» (1911), всё давно поделено, а отношения государства и странообразующих собственников зарегулированы. Однако есть нюансы.

Один из них – статус доллара как мировой резервной валюты и вытекающий отсюда статус американских Транснациональных корпораций, пользующихся долларом фактически под нулевой (с учетом инфляции, отрицательный) процент. Всем остальным странам и корпорациям каждый доллар необходимо заработать, долго складывать ассигнацию к ассигнации, и только потом можно думать об инвестициях и приватизациях.

Когда ФРС США «затоваривала» дешёвой ликвидностью свой рынок, расчёт делался не на внутренние активы. По-моему, ещё Милтон Фридман отмечал, что «вертолётные деньги» создают дополнительный спрос, но не дополнительное предложение (рост производства). Количественное смягчение расширило спрос внутри США, а рост обеспечили Китай, Индия и другие развивающиеся рынки.

Внутри США сегодня нет активов, способных обеспечить официальный государственный долг в 18 трлн. долларов. Официальный, потому что реальный госдолг, по словам бывшего главы Счётной палаты США Дейва Уолкера, намного выше – он достигает 65 трлн. долларов. Точно так же забалансовая эмиссия Федрезерва в период количественного смягчения превысила официально объявленные суммы.

Чтобы заполнить раздувшийся на «вертолётных деньгах» финансовый пузырь, Америке (читай, ТНК США) необходима не просто экспансия на рынки развивающихся стран, но и их расширение за счёт охвата государственных услуг, включая госзаказ. Это факт математический. Фактически речь о десуверенизации или денационализации мировых рынков, их приватизации американским капиталом. Именно этим задачам отвечают Транстихоокеанское и Трансатлантическое партнёрства. И именно этим задачам служит протаскивание Клинтон в президенты в остром соперничестве с Трампом.

Реакция американской политической элиты на Дональда Трампа показывает, что он не погружён в проект «великой американской мечты», который призван обеспечить мирную победу рынка США над всеми остальными рынками. А электоральный феномен Трампа свидетельствует, что единства внутри этой самой элиты уже нет.

Что произойдёт в случае победы Трампа? Под угрозой провала окажется не только глобальный проект новой приватизации – под угрозой ухода с политической сцены окажется сила, которая двигала этот проект. И это будет не партия демократов или республиканцев, а почти весь финансово-политический класс (публичный его спектр, по крайней мере). По сравнению с уходом в небытие советской элиты (всё-таки от аналогий никуда не деться), на этот раз речь идёт не о госдачах и привилегиях, и даже не о триллионах долларов. Речь о господстве. Так что пулю для президента никто ещё в американской истории не отменял.

***

Главное, что необходимо сегодня понимать: глобальный проект в его прежнем виде реализовать можно только в формате новой мировой войны в новом веке. Любой другой вариант предусматривает переговоры по самому широкому спектру и пересмотр принципов раздела мировой прибыли в пользу развивающихся стран. Впрочем, война это тоже предусматривает, но только постфактум.

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История международных отношений и дипломатии Экономическая история Государственные,политические,социальные институты

0 Комментариев


Яндекс.Метрика