Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Методические материалы Политическая история

О так называемом «Указе 7-8» или «Законе о пяти колосках»

Скачать

О так называемом «Указе 7-8»
или «Законе о пяти колосках»

 

Важнейшей составной частью модернизации советского общества и государства в соответствии с решениями ХIV (декабрь 1925 г.) и ХV (1928 г.) съездов ВКП(б) стала аграрная реформа, основным элементом которой стала политика «сплошной коллективизации» и на ее базе «ликвидация кулачества как класса»[1]. С аграрными преобразованиями конца 20-х – начала 30-х гг. принято связывать усиление ответственности за хищения общественной и государственной собственности, выразившееся, прежде всего, в принятии Постановления ЦИК и СНК СССР 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности»[2], установившего «суровые меры борьбы с расхитителями социалистической собственности — расстрел или длительное изъятие их из общества»[3].

Это постановление как акт высшей юридической силы вошло в историю, как «Закон от 7 августа 1932 года»[4], в просторечье именовавшийся еще «Указом 7-8» или «Законом о пяти колосках».

Связь Закона от 7 августа с политикой «ликвидации кулачества как класса на основе сплошной коллективизации»[5] несомненна, если принимать во внимание практику применения данного закона, а также ряд Постановлений Пленума и Директивных писем Верховного суда СССР, например Постановление от 25 февраля 1933 г. «Об усилении ответственности за уничтожение лошадей и другого рабочего скота»[6], Циркуляр Прокуратуры, Верховного суда и Наркомзема СССР от 13 июня 1935 г. №354 «О борьбе с потравами»[7], Постановление Пленума Верховного суда СССР от 3 апреля 1940 г. №7/6/у «О квалификации самовольного использования в личных целях земель, принадлежащим колхозам и совхозам»[8]. Из текста названных актов видно, что в 1933–1940 гг. применение Закона от 7 августа было распространено на действия, которые хищениями не являлись[9], что было примером аналогии уголовного закона, в настоящее время признанной недопустимой. Несомненно и то, что часть хищений в сельской местности, на борьбу с которыми был направлен закон, была вызвана необычайно тяжелым положением крестьянства (и даже массовым голодом) в ряде районов.

Нельзя, однако, связывать Закон от 7 августа исключительно с аграрной политикой, т.к. «характер законов, их содержание, цели и задачи, которые они преследуют, являются показателями происходящих в обществе и государстве процессов …они … служат зеркалом этого развития»[10]. Из трех статей рассматриваемого закона целиком относится к аграрной проблематике лишь последняя, предписывающая «провести решительную борьбу с … противообщественными кулацко-капиталистическими элементами»[11]. Ст. 2 закона в числе видов имущества, приравниваемого к государственному, называет имущество колхозов (в т.ч. особо назван урожай на полях). Что же касается ст. 1, то она целиком и полностью посвящена уголовно-правовой охране грузов на железнодорожном и водном транспорте. Кроме того, Закон от 7 августа 1932 г. применялся к таким деяниям, как растраты в особо крупных размерах[12], хищения и растраты в органах связи[13], истребление и хищение леса на корню[14] и др. «Советский суд карал нарушителей законов, бюрократов, нерадивых хозяйственников и администраторов, своими действиями или своей бездеятельностью причинявших ущерб социалистическому строительству»[15]. Истинное назначение и смысл рассматриваемого закона проясняет и секретная инструкция по применению постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности от 16 сентября 1932 года[16].

Судя по документам тех лет, в рассматриваемый период в нашей стране имело место большое число хищений государственного и общественного имущества, совершавшихся, в первую очередь, представителями государственной и партийной номенклатуры. Это не могло не беспокоить высшее политическое руководство. «Еще в 1926 году товарищ Сталин … поставил вопрос об охране социалистической собственности»[17]. Он говорил: «… Вор, расхищающий народное добро … есть тот же шпион и предатель, если не хуже»[18]. Особую остроту вопрос об охране государственной и общественной собственности приобрел, когда хищения стали препятствовать проводимой политике укрепления государственных институтов. Была даже выдвинута (правда, скорее, в пропагандистских целях) идея о том, что  «…покушения на социалистическую собственность — новая форма классовой борьбы»[19]; «…сопротивление свергнутых классов получало свое выражение в организации массового воровства и хищения государственного имущества, кооперативного имущества, колхозной собственности»[20]; «…воровство и хищение на фабриках и заводах, воровство и хищение железнодорожных грузов, воровство и хищение в складах и торговых предприятиях, — особенно воровство и хищение в колхозах и совхозах...»[21]. Таким образом, усиление уголовной ответственности за хищение социалистической собственности в начале 30-х гг. было связано с целым рядом объективных условий.

Итак, причины, вызвавшие появление закона, очевидны. Другой вопрос, обосновано ли с точки зрения целей уголовного права применение столь высоких санкций, как «расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже десяти лет с конфискацией имущества»[22]. Г.Н. Борзенков полагает, что «установленные законом санкции были чрезмерно высокими и почти не оставляли возможности для дифференциации ответственности и индивидуализации наказания. Выражение «не ниже десяти лет» означало абсолютно определенную санкцию, поскольку согласно ст. 18 Основных начал 1924 г. и ст. 28 УК РСФСР 1926 г., лишение свободы не могло назначаться на срок свыше десяти лет»[23]. С такой позицией трудно согласиться, поскольку согласно ст. 53 УК РСФСР и аналогичным статьям кодексов других союзных республик, допускалось назначение наказания ниже низшего предела санкции, установленной законом, чем пользовались суды[24]. Формулировки диспозиций норм закона оставляли большие возможности для усмотрения правоприменителя. Между тем, на практике были распространены случаи игнорирования предписаний уголовного закона относительно малозначительности (Примечание к ст. 6 УК РСФСР[25]), когда суровая уголовная репрессия применялась к деяниям, которые вообще нельзя считать преступными (т.н. «пять колосков» и т.п.). Также в качестве негативного момента следует отметить предусматриваемую вышеуказанной инструкцией[26] возможность придания Закону от 7 августа обратной силы.

Данные касательно применения Закона от 7 августа свидетельствуют не только о широком распространении хищений государственного и общественного имущества, но и многочисленных случаях необоснованного применения Закона от 7 августа. Д.А. Волкогонов утверждает, что к началу 1933 года в результате применения этого закона было вынесено более 50 тысяч обвинительных приговоров[27]. Согласно другим источникам, в первые месяцы применения закона по нему осуждено 54646 человек, из них 2110 — к высшей мере социальной защиты[28]. Достоверность этих данных вызывает сомнения у ряда исследователей.

Особого рассмотрения заслуживает вопрос о предпочтительной охране советским уголовным законом общественной и государственной собственности относительно других ее форм. В работах 30-х гг. это связывается с особым значением социалистической собственности для советского строя. В докладе на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) 7 января 1932 года «Итоги первой пятилетки» И.В. Сталин говорил: «Основой нашего строя является социалистическая собственность так же, как основой капитализма — собственность частная. Если капиталисты провозгласили частную собственность священной и неприкосновенной, добившись .. укрепления капиталистического строя, то мы … должны провозгласить общественную собственность священной и неприкосновенной... Допускать воровство и хищение общественной собственности … и проходить мимо подобных контрреволюционных безобразий, — значит содействовать подрыву советского строя... Из этого исходило Советское правительство, когда оно издало недавно закон об охране общественной собственности. Этот закон есть основа революционной законности...»[29]; «…каждой эпохе соответствуют и свои законы, отличающиеся теми же особенностями, что и эта эпоха. При капитализме «закон» служит интересам капиталистов, частных собственников. При социализме закон служит интересам трудящихся, интересам общества, в основе которого лежит общественная социалистическая собственность. Товарищ Сталин назвал закон от 7 августа 1932 года основой социалистической законности. В этих словах содержится высшее признание значения закона и права в социалистическом государстве»[30]. Учитывая реалии сегодняшнего дня, необходимо отметить еще один немаловажный аспект: государственная и общественная собственность нуждается в особой защите не только в силу своего особого значения, но и просто потому, что на нее посягают сравнительно чаще и с гораздо большим «успехом», нежели на частную. В этой связи повышение защиты государственной собственности целесообразно и в настоящее время. Однако, этому препятствует Конституция Российской Федерации 1993 года, провозгласившая в ч. 2 ст. 8 равную защиту всех форм собственности.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] См. например: Строгович М.С. Вопросы социалистической законности в произведениях И.В. Сталина // Академия общественных наук при ЦК ВКП(б). Ученые записки. Выпуск №8 / Под ред. М.С. Строговича. М., 1951. С.120.

[2] СЗ СССР 1932 г. №62. ст. 360; См. также: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917–1952 гг. М.: Госюриздат, 1953. С. 335-336.

[3] Рубиштейн Б.М. Советский закон и социалистическое хозяйство. М., 1936. С.19.

[4] См.: Курс уголовного права / под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. Т. 3. М.: Зерцало-М, 2002. С.398-399.

[5] См.: Сталин И.В. Сочинения. Т.8. С.89.

[6] См.: Сборник действующих Постановлений Пленума и Директивных писем Верховного суда СССР 1924–1944 г.г. / под ред. И.Т. Голякова. М.: Юридическое издательство Министерства юстиции СССР, 1946. С.7. 

[7] Сборник действующих Постановлений Пленума и Директивных писем Верховного суда СССР 1924–1944 г.г. / под ред. И.Т. Голякова. М.: Юридическое издательство Министерства юстиции СССР, 1946. С.53.

[8] См.: Сборник действующих Постановлений Пленума и Директивных писем Верховного суда СССР 1924–1944 г.г. / под ред. И.Т. Голякова. М.: Юридическое издательство Министерства юстиции СССР, 1946. С.69.

[9] См. также: Курс уголовного права. Т.3. / под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. М.: Зерцало-М, 2002. С.399.

[10] Вышинский А.Я. Вопросы государства и права в трудах товарища Сталина // Вопросы теории государства и права. М.: Госюриздат, 1949. С.238.

[11] СЗ СССР 1932 г. №62. ст. 360; См. также: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917–1952 гг. М.: Госюриздат, 1953. С.335.

[12] См.: Постановление Пленума Верховного суда СССР от 9 июня 1934 г. «О борьбе судебных органов с растратами в торговле и кооперации» // Сборник действующих Постановлений Пленума и Директивных писем Верховного суда СССР 1924–1944 г.г. / под ред. И.Т. Голякова. М.: Юридическое издательство Министерства юстиции СССР, 1946. С.5.

[13] СПостановление Пленума Верховного суда СССР от 25 февраля 1933 г. «О порядке применения мер судебной репрессии по делам о хищениях в органах связи» // Сборник действующих Постановлений Пленума и Директивных писем Верховного суда СССР 1924–1944 г.г. / под ред. И.Т. Голякова. М.: Юридическое издательство Министерства юстиции СССР, 1946. С.6-7.

[14] Постановление Пленума Верховного суда СССР от 25 февраля 1933 г. «О квалификации преступлений по истреблению и хищения леса на корню» // Сборник действующих Постановлений Пленума и Директивных писем Верховного суда СССР 1924–1944 г.г. / под ред. И.Т. Голякова. М.: Юридическое издательство Министерства юстиции СССР, 1946. С.7-8.

[15] История Советского государства и права. М.: Госюриздат, 1949. С.331.

[16] Инструкция утверждена на заседании Политбюро ЦК ВКП (б) 16 сентября 1932 г., протокол №116, пункт 31/16 (РГАСПИ. Ф.17. Оп.3. Д.2014. Л.33-34. Подлинник. Подписной экземпляр).

[17] Братусь С.Н. Вопросы социалистической собственности в работах И.В. Сталина // Академия общественных наук при ЦК ВКП(б). Ученые записки. Выпуск №8 / Под ред. М.С. Строговича. М., 1951. С.99.

[18] Сталин И.В. Сочинения. Т.8. С.136–137.

[19] Рубиштейн Б.М. Советский закон и социалистическое хозяйство. М., 1936. С.19.

[20] История Советского государства и права. М.: Госюриздат, 1949. С.331.

[21] Сталин И.В. Вопросы ленинизма. Изд. 11. С.392–393; Сталин И.В. Вопросы ленинизма. Изд. 10. С.508.

[22] СЗ СССР 1932 г. №62. ст. 360; См. также: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917–1952 гг. М.: Госюриздат, 1953. С.335.

[23] Курс уголовного права. Т.3. / под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. М.: Зерцало-М, 2002. С.399.

[24] ГСм.: Постановление Пленума Верховного суда СССР от 15 августа 1940 г. №29/16/у «О недостатках судебной практики по делам о хищениях социалистической собственности, о спекуляции, хулиганстве и о корыстных должностных злоупотреблениях» // Сборник действующих Постановлений Пленума и Директивных писем Верховного суда СССР 1924 – 1944 г.г. / под ред. И.Т. Голякова. М.: Юридическое издательство Министерства юстиции СССР, 1946. С.8-10. 

[25] Примечание к ст. 6 УК РСФСР 1926 года гласит: «Не является преступлением действие, которое хотя формально и подпадает под признаки какой-либо статьи Особенной части настоящего Кодекса, но в силу явной малозначительности и отсутствия вредных последствий лишено характера общественно – опасного» (аналогичные положения содержали соответствующие статьи уголовных законов других союзных республик).

[26] Инструкция по применению постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности утверждена на заседании Политбюро ЦК ВКП (б) 16 сентября 1932 г., протокол №116, пункт 31/16 (РГАСПИ. Ф.17. Оп. 3. Д. 2014. Л.33-34. Подлинник. Подписной экземпляр).

[27] См.: Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия: Политический портрет И.В. Сталина. Барнаул: Алтайское книжное издательство, 1990. С.282.

[28] См.: Павлова И.В. Механизм власти и строительство сталинского социализма. Новосибирск: Издательство СО РАН, 2001. С.272.

[29] Сталин И.В. Вопросы ленинизма. Изд. 11. С.390; Сталин И.В. Вопросы ленинизма. Изд. 10. С.508.

[30] Вышинский А.Я. Вопросы государства и права в трудах товарища Сталина // Вопросы теории государства и права. М.: Госюриздат, 1949. С.242.


Об авторе:

Денис Владимирович Садовников - выпускник факультета истории и права Тульского государственного педагогического университета им. Л.Н. Толстого (2011), руководитель департамента по работе с государственными и общественными организациями Российского военно-исторического общества.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика