Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Сегодня в прошлом

Когда из солдата делают убийцу. К годовщине бомбардировки Дрездена

13 февраля 1945 года союзная авиация разбомбила Дрезден.

Стройный хор американских генералов вот уже пару недель исполняет перед новым президентом США арию «А-а-а-а, мы все умрём! Срочно дайте денег». Во многом это, конечно, борьба за бюджеты. Но есть в этих жалобах и здравое зерно. Поскольку воевать Америке особо не с кем, расходы на оборону урезаются. А боеготовность – это не тушёнка, её нельзя купить прямо завтра, если вдруг выясняется, что не хватает.

Сегодня мы фиксируем 72-ю годовщину разрушения неважного в военном отношении Дрездена британскими ВВС. Это было сделано только затем, чтобы попугать Красную армию и Сталина. Стоит поговорить о том, что война с гражданскими – не слишком удачный способ держать армию в тонусе. Зато один из способов перестать быть сверхдержавой.

Нет целей? Это не оправдание

До февраля 1945 года Дрезден бомбили дважды. Первый раз – в октябре 1944 года на него налетела небольшая группа «Летающих крепостей», у которых он значился запасной целью. Второй – 16 января 1945-го. В этот раз был довольно крупный налёт на сортировочную станцию.

По этому графику видно, что союзники не рассматривали город как значимую военную цель. Другие крупные города Германии по тоннажу сброшенных бомб значительно опережают Дрезден. Так, Берлин и Лейпциг, которые союзники бомбили в феврале наряду с Дрезденом, получили за время войны 67,6 и 11,6 тыс. тонн бомб – Дрезден только 7,1 тыс.

Есть ещё один признак того, что в смысле военного производства Дрезден, мягко говоря, ничего из себя не представлял. Удар по промзоне города был нанесён только один раз. В апреле 1945 года. Восемью самолётами, сбросившими 28 тонн бомб.

Итак, союзники знали, что, по большому счёту, бомбить там нечего. Немецкое командование тоже знало, что союзники это знают. Поэтому зенитное прикрытие города было не слишком плотным – потери авиации союзников это подтверждают. Так, 13-15 февраля город пережил 3 мощных налёта: 772+316+211 самолётов, 1477+487+465 тонн бомб. Потери при этом составили всего 20 самолётов.

Логичный вопрос: а зачем тогда?

«...В середине зимы, с потоками беженцев, направляющимися на запад, и войсками, которые где-то должны быть расквартированы, жилые помещения в дефиците, поскольку требуется не только разместить рабочих, беженцев и войска, но и правительственные учреждения, эвакуированные из других районов… Целью атаки является нанести удар противнику там, где он почувствует его сильнее всего, позади частично рухнувшего фронта… и заодно показать русским, когда они прибудут в город, на что способны Королевские ВВС».

Это выдержка из меморандума, который зачитали британским пилотам перед налётом. Почти 1,5 тыс. тонн бомб и 772 самолёта – это вот они. Более того, во время 6 из 8 налётов на город целью была сортировочная станция. Крупный транспортный узел, ударить по которому – значит внести хаос в перемещение войск. Это единственная логика бомбёжки города. Нарушили её только Королевские ВВС, планомерно бомбившие сам город.

Город пострадал не только от авиаударов. К тому времени британские ВВС отработали практику уничтожения городов путём создания огненных смерчей. Вначале волна фугасных бомб. после них – зажигательные, чтобы разгорелось, следом снова фугасные. Множество пожаров постепенно сливаются в один.

Вот так, например, это было в Гамбурге (см. рисунок).

Кстати, по поводу количества жертв споры ведутся до сих пор и вряд ли утихнут. Современная немецкая оценка – 18-25 тыс. человек, в нашей историографии принято оценивать в 135 тыс. Сложность в том, что в Дрездене к февралю 1945-го находилось до 200 тыс. беженцев. В жутком пожаре совершенно реально было сгореть дотла. Как тут подсчитать?

Ещё раз. Это не случайное сочетание событий, которые привели к такому результату. До Дрездена практика была отработана по меньшей на трёх немецких городах в 1943 году: Вупперталь, Крефельд, Гамбург. Но если в разгар войны это было объяснимо, то в 1945-м зачем равнять с землёй заштатный в военном смысле город? Чтобы показать русским? Что показать?

Это мы видели

Русские к концу войны навидались этой самой европейской культуры по ноздри. Взять хотя бы авиаудары по Сталинграду, которые привели к точно такому же результату: половина города в руинах, огненный смерч, 90 тыс. погибших мирных жителей. Немцы убивали гражданских, чтобы массой этих смертей сломить волю защитников города. Не только потому, что ими командовали бесчеловечные упыри. Но и потому, что это было последнее средство сломать всех: армию, народ, руководство СССР. Последнее средство удержать достигнутое и завоёванное к концу лета 1942-го. Без этого все жертвы, гибель каждого немецкого солдата – всё это было бы зря.

Отсюда вопрос: нам ли жалеть немцев и их города? А не в жалости дело. Просто мы так не воевали и не воюем.

Какие цели преследовали наши союзники, демонстрируя, что умеют разрушать города и убивать гражданских не хуже самых руководства Германии? Как ни печально, но примерно те же самые, что и их противник. Вторая мировая война – это ещё и агония Британии как сверхдержавы. «Русские, мы ещё можем кусаться, смотрите на Дрезден». Нашли чем удивить.

Характерно, что результаты в обоих случаях были схожими – в том смысле, что ни Германии, ни Британии удары по гражданским не помогли сохранить могущество.

Проблема больших армий

Это довольно старая ловушка. Сверхдержаве нужна сильная армия. Армия может быть сильной только в том случае, если постоянно находится в боевой готовности, то есть воюет с достойными противниками. Но где в нынешнее время взять столько противников? В результате армия начинает воевать с кем попало, в том числе и с мирными жителями, взять хотя бы операцию НАТО в Югославии. Аппетиты растут, армия следом. США, как Римская империя, двигает по карте мира свои легионы...

А затем заместитель командующего штабом сухопутных сил США, генерал Дэниэл Аллин вынужден признавать, что из 58 бригад армии США полностью готовы к выполнению боевых задач только 3. Остальные нужно либо готовить, либо перевооружать. Или вдруг оказывается, что почти ⅔ палубной авиации ВМС США в случае чего не смогут взлететь – тоже вполне официальные сведения. А для тех, что взлетают, запчасти снимают с самолётов, переданных в музей. Здесь, конечно, есть изрядная доля искажений: одни прибедняются, другие преувеличивают в патриотическом раже, – но, в общем, закономерность подмечена верно.

Это всё взаимосвязано. Если армия воюет с противником, который не может ей адекватно отвечать, со временем это ведёт к её деградации. Низший командный состав теряет сноровку, руководство урезает финансирование («и так справитесь»). Но как только  противник получает поддержку – вся стройная система рушится. В Корее, Вьетнаме, Анголе.

***

Любая сверхдержава носит в себе ген саморазрушения, постоянно рискуя утратить баланс и слишком предаться самоуспокоению. Сегодня ты бомбишь город, который практически ничем не может ответить, а завтра обнаруживается, что только с городами ты и умеешь воевать.

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история Военная история История международных отношений и дипломатии История Второй мировой войны

0 Комментариев


Яндекс.Метрика