Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

100-летие Революции

Как заключался Брестский мир?

Известный ученый в интервью «Истории.РФ» – о причинах и последствиях Брест-Литовского мирного договора 1918 года.

У социалистической революции 1917 года в России было немало предпосылок, и одним из весомых факторов, усугубивших народное возмущение, стала Первая мировая война.

Это противостояние, ставшее одним из самых кровопролитных вооруженных конфликтов в истории, не только не смогло отвлечь внимание русского народа от уже назревавших в нем революционных настроений, но лишь усугубило их.

Свергнутая большевиками монархия оставила после себя не самое приятное «наследство». Ленин и его сторонники хотели как можно скорее заключить мир с Германией и ее союзниками, дабы наконец прекратить войну, которая большинству россиян уже давно казалась бессмысленной.

Однако переговорный процесс порядком затянулся, и в ходе заключения мирных договоренностей большевики показали себя не самыми удачными дипломатами. Переговоры о мире начались 3 декабря (20 ноября по старому стилю) 1917 года: в этот день мирная делегация советского правительства во главе с Адольфом Иоффе (позднее ее возглавлял Троцкий) прибыла в нейтральную зону и проследовала в Брест-Литовск, где находилась Ставка германского командования на Восточном фронте. Там советские дипломаты встретились с делегатами от австро-германского блока и приступили к обсуждению условий. Официально мирный договор был подписан лишь 3 марта 1918 года в Брест-Литовске.

Братание русских и немецких солдат на Восточном фронте

Свой взгляд на то, почему большевики были готовы заключить мир любой ценой, как Первая мировая война помогла Ленину и его партии и какие уроки мы сегодня можем извлечь из тех событий, в интервью «Истории.РФ» изложил научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков.

«Ни мира, ни войны»

– Михаил Юрьевич, все ли большевики единогласно выступали за прекращение Первой мировой войны? Или все-таки были те, кто не поддерживал Ленина в его устремлениях?

– Среди большевиков не было единогласия. Часть сторонников Ленина выступала за мир в любом случае и считала, что, если немцы предъявят ультиматум, необходимо заключать мирный договор и уступать территорию. Другая часть большевиков (левые коммунисты) выступала за то, чтобы продолжить войну, теперь уже революционную, мир не заключать; они надеялись, что мировая война перерастет в войну гражданскую и пролетариат Западной Европы нас поддержит. Но эти левацкие настроения были малообоснованны на тот период времени.

– А какую позицию занимал Троцкий? Судя по тому, что он называл свое участие в мирных переговорах «визитами в камеру пыток», ему не очень нравился весь этот дипломатический процесс…

На начальном этапе переговоров Троцкий был главой советской делегации, так как занимал пост наркома иностранных дел. Позицию, которую занимал Троцкий, можно описать так: «Ни мира, ни войны»; то есть мир не заключаем, но армию распускаем. Собственно говоря, такая позиция Троцкого и привела к тому, что советская делегация ушла с переговоров после того, как немцы выдвинули ультимативные требования. После этого немцы начали наступление: заняли Минск, практически всю Украину, дошли до Крыма, Кавказа. Соответственно, следующая делегация, которая была послана советским правительством на мирные переговоры в Брест-Литовск, заключила договор, по которому 3 марта 1918 года мы отдавали в руки врага 1 миллион квадратных километров территории. До войны здесь проживало огромное количество населения и находилось около половины нашей промышленности, железнодорожного транспорта. То есть советское государство сразу оказалось ослабленным, и ему фактически грозило полное уничтожение.

«Для офицеров это был позор»

– Разве ленинское правительство не понимало этого? 

Большевики пошли на эти условия, желая сохранить свою власть. Естественно, брестские договоренности вызвали бурю возмущения среди русских офицеров и многих других граждан России, которые видели в этом предательство интересов своего государства.

– Да, и ярким подтверждением этого является трагический случай с генералом Владимиром Скалоном, который был назначен военным консультантом на мирных переговорах в Брест-Литовске и во время одного из совещаний застрелился… Как вы думаете, его подвигла к этому попранная офицерская честь?

– Конечно, русское офицерство видело в этом перемирии позор для своей страны. Ведь что произошло? Русская армия более чем достойно воевала в Первой мировой войне, мы не понесли военного поражения. Лишь революция и смена власти привели к тому, что страна была ослаблена, ввергнута в революционный хаос и был заключен Брестский мир. Если бы не было революции, то, скорее всего, Россия вышла бы из войны в числе победителей. Естественно, русские офицеры воспринимали Брестский договор как удар по национальным интересам России, за которую они воевали, за которую проливали кровь. Поэтому споры о Брестском мире продолжаются до сих пор и будут продолжаться далее. С одной стороны, Брестский договор в любом случае потом был отменен, и Германия вывела свои войска из России. С другой стороны, как мы можем расценивать эти мирные договоренности, когда огромное количество людей в нашей стране восприняли этот договор как предательство? И страна была лишена своих жизненных сил, большой части своей промышленности, военного потенциала – можно ли оправдать такой договор? Это остается большим вопросом.

– Вы говорите: «Если бы не было революции…» Но, может быть, наоборот? Если бы не Первая мировая война, которая так измотала страну и весь ее народ, то и революции бы не случилось?

– Конечно, многие историки сейчас связывают развитие революционных событий с участием России в Первой мировой войне. Но хотел бы подчеркнуть: революция стала следствием не только Первой мировой войны, у нее было много других социальных, политических причин – крестьянский вопрос, рабочий вопрос… Конечно, война до предела обострила все эти противоречия. Но здесь мы вправе задаваться вопросом: возможно ли идти на подобный договор, который противоречит интересам страны и против которого выступает значительная часть ее населения?

– Во время военных действий большевики проводили активную агитацию, призывая русских бросать оружие и прекратить войну. И в самом деле многие откликались на эти призывы. Но все же, как считает ряд историков, влияния Ленина и его партии на народ было недостаточно, чтобы как-то серьезно изменить ход войны. А вы что думаете?

– После февральских событий роль партии большевиков, действительно, усилилась, и люди на фронте и в тылу хотели скорейшего заключения мира. Но конечно же, не такой ценой, какой был заключен Брестский договор, когда огромные территории отдавались в руки врага. Сегодня мы должны выносить уроки из Брестского договора и задаться вопросом: возможно ли ущемление национальных интересов ради достижения политических целей? Этот вопрос неоднозначный, поскольку после ухода Троцкого из процесса переговоров у большевиков оставалось мало возможностей для маневров – немцы уже начали наступление. Однако, мне кажется, в данной ситуации в любом случае следовало руководствоваться интересами государства, а следовательно, интересами народа.

Мировая революция или советский строй?

– А что было главной целью большевиков в этом перемирии? Они лишь хотели утверждения своей власти в России или преследовали и другую выгоду?  

– Они надеялись не только на поражение Германии, но и на то, что разразится мировая революция, которая начнется с Европы. Но их расчеты оказались несостоятельными – мировой революции не произошло. 

– На что Ленин рассчитывал? Ведь, насколько я понимаю, восстания рабочих, которые то и дело возникали в Европе, были не столь значительны, чтобы ожидать свержения существующего строя.

– Нет, они были значительны, но их не хватило для мировой революции, в том числе европейской. Но большевики были готовы на любые жертвы ради мировой революции, и одной из таких жертв, возможно, могла стать Россия. Это была одна из главных идей Ленина, но сегодня нам сложно ее оправдывать. С другой стороны, заключая договоренности в Брест-Литовске, Ленин думал о том, чтобы сохранить советский строй, но и мировое восстание рабочих тоже занимало его мысли.

Второй состав советской делегации в Брест-Литовске.
Сидят, слева направо: Каменев, Иоффе, Биценко. Стоят, слева направо: Липский В. А., Стучка, Троцкий Л. Д., Карахан Л. М.

– Получается, Ленин находился между двух огней?

Он считал, что если мировая революция не развернется сей же час, то необходимо сохранить советскую власть, заключив договоренности с враждующими странами. Также Ленин рассматривал возможность революционизировать немецкие войска, которые находились на нашей территории. А левые коммунисты хотели начать революционную войну немедленно. Разница в этих позициях есть, но в любом случае и Ленин, и левые коммунисты держали курс на мировую революцию.

– Вообще, как видно, Первая мировая война была большевикам очень на руку, как и любой крупный военный конфликт. Хотя Ленин и его сторонники всегда называли империалистические войны преступлением, они охотно воспользовались одной из них для установления своей диктатуры.

– Да, мировая война должна была перерасти в войну гражданскую. Многие историки сегодня говорят (и достаточно справедливо) о том, что в конце концов Германия потерпела поражение, и мы вышли из Брестского мира, а немцы уже в ноябре 1918 года отвели свои войска. Но давайте представим на секунду, что Германия бы не вышла из войны и оказалась в числе победителей, либо страны Антанты заключили с ней какой-то компромиссный мир. В этом случае мы лишились бы огромных территорий. Поэтому сегодня, еще раз повторю, мы должны извлекать уроки из Брестского мира и понимать, что национальные интересы должны стоять на первом плане.

Теги: Военная история История международных отношений и дипломатии Новейшая история История русских революций История переходных периодов Октябрьская революция

0 Комментариев


Яндекс.Метрика