Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

На злобу дня

Что ждать от сериала Netflix про Романовых?

Интерес к жизни последнего русского императора и его семьи в последнее время активно подогревается с разных сторон – кинематографистами, СМИ, политиками и общественными деятелями. К этому располагает и текущий год – год 100-летия революции и падения русской монархии.

Этот интерес, впрочем, проявляют не только у нас, но и за рубежом. Так, 8 ноября американский телеканал Netflix объявил о съемках документального сериала, посвященного семье Николая II.

Права на экранизацию сериала канал перекупил у британской кинокомпании Nutopia, основанной известным продюсером Джейн Рут. В основу фильма ляжет документальный проект, который Nutopia начала еще 10 лет назад, но по неизвестным причинам забросила.

Представители Netflix заявили, что на работу над этим сериалом их вдохновил успех сериала «Корона», который рассказывает о личной жизни и правлении британской королевы Елизаветы II и пользуется большой популярностью у зрителей.

Новый проект телеканала получил рабочее название «The Last Czars» («Последние цари»). Сериал будет состоять из шести эпизодов, а премьерный показ, по словам продюсеров, намечен на 2018 год.

Вопрос только в том, стоит ли радоваться такому интересу к истории российской царской династии со стороны зарубежных киноделов, и надо ли ждать от них исторической достоверности. Своими мыслями на эту тему с нами поделился известный российский киновед, доктор искусствоведения, действительный член киноакадемии «Ника» Валерий Фомин.

«Надежда на адекватное кино исчезла после холодной войны»

– Валерий Иванович, насколько хорошо американцы могут снять фильм о нашей, отечественной истории?

– Если они захотят сделать честное, хорошее, доброжелательное кино, то они могут это сделать. Американцы это показывали в годы Великой Отечественной войны – тогда они тоже снимали фильмы о России. Снимали неплохо, с большим почтением, очень позитивно, доброжелательно. Но это и понятно – ведь тогда мы очень долго были союзниками.

– Как западное кино воспринимал советский зритель?

У нас эти фильмы показывали, все шло довольно неплохо, зрителям нравилось. Было даже несколько очень приличных документальных фильмов про войну, которые сняли в Америке. Так что такие случаи были не единичными – это было настоящее союзничество. А потом, когда началась холодная война (и идет до сих пор), надежда на то, что кто-то сделает про нас что-то более-менее адекватное, у меня, например, исчезла. Может, когда-нибудь наступит эта полоса, когда всем надоест грызть нас, а нам – огрызаться… Тогда, возможно, будут делать хорошие, действительно интересные картины. Хотя на Западе и сейчас снимают так, что отдельные элементы фильма все равно могут быть интересны для нас. К примеру, Оливер Стоун же сделал хороший фильм про Путина и до этого снимал другие интересные картины, направленные не против России. То есть исключения есть, но они очень редкие, и основная тенденция такова: ждать чего-то хорошего, добросовестного и честного у меня лично оснований нет. На это указывает долгий опыт наших отношений. Кстати, сейчас я заканчиваю большой документальный телесериал про то, как русское кино гостило за границей, начиная с дореволюционных времен, и, соответственно, про зарубежные связи советского кино. И мне хорошо видно, что очень редкими были случаи, когда в наш адрес с той стороны распространялись доброжелательные улыбки.

– В последнее время историческая тематика в кино очень популярна. Как думаете, с чем это связано?

Сейчас очень сильно обостряются споры вокруг истории. Причем в них втягивают и широкую публику – где-то нормально и естественно, а где-то неестественно и неорганично. То есть теперь не только какие-то узкие специалисты друг с другом «боксируют», но и широкие массы в это втянуты – прежде всего через СМИ, которые тоже подливают масла в огонь. Поэтому, конечно, есть объективный интерес к истории. Дело в том, что мы очень долго пребываем с нерасставленными оценками по очень сложным историческим периодам. Народ живет в каком-то шизофреническом раздвоении: одни ученые говорят так, другие – этак. И так они до сих пор раскачивают народ – никак не договорятся.

– Кино пытается как-то решить эти вопросы? Или все-таки его задача – не давать оценок, а показывать художественное видение тех или иных событий?

– К сожалению, основная тенденция все-таки направлена на то, чтобы продолжать «гражданскую войну» в этой сфере. В стране идет очень ожесточенная идейная борьба.

«Если бы царицу играла Чурикова…»

– Противоречий, конечно, много, в том числе в истории династии Романовых – наверно, потому это так интересно. А какие фильмы о последней царской семье вам лично больше запомнились?

– Очень сильная, очень качественная и справедливая картина – это «Романовы. Венценосная семья» Глеба Анатольевича Панфилова.

– Так и думала, что вы отметите это кино – многие критики ставят его в пример современным режиссерам.

К сожалению, иностранные актеры подпортили эту работу. Если бы там в роли царицы была Инна Чурикова…

– Ну, она почти сыграла ее – Чурикова озвучивала британку Линду Беллингем. Кстати, ее тогда многие раскритиковали. Чем же вам так не угодили зарубежные актеры?

– Я думаю, они не очень потянули свои роли. А Панфилов – «актерский» режиссер... Но в целом это очень сильная и вполне приличная работа – объективная и высокохудожественная.

– Занятно, что и в последнее время на роли русских монархов периодически берут иностранных актеров, как в той же «Матильде». Тенденция или простое совпадение?

– «Венценосная семья» – это был совместный проект с англичанами, поэтому участие иностранных артистов было прописано в условиях договора. Глеб Анатольевич, конечно, к этому не стремился, он бы и здесь нашел актеров получше. Но это было условие английской стороны.

«Мы могли бы снять сотни фильмов про освоение Сибири»

– Как вы думаете, на что главным образом должны опираться режиссеры, которые берутся за историческое кино: стараться соблюсти историческую точность или передать общую атмосферу эпохи и рассказать интересную историю?

– Для документального кино, конечно, нужно поменьше художества. Все-таки следует держаться за факты и хотя бы стараться быть объективным. На все сто процентов это никому не удается, но все-таки нужно стараться не отбрасывать факты, которые «не лезут» в твою концепцию. В художественном кино, по-моему, нельзя обойтись без того, чтобы не отойти от этого. Другое дело – с какой целью и зачем? И хватит ли художественного вкуса этому автору, который отходит от каких-то буквально точных вещей? Конечно, мы знаем, как тот же Эйзенштейн и другие классики нашего кино (и не только нашего) в своих фильмах гуляли по истории как следует. Но все дело в таланте – талантливый человек все сделает достойно.

– Снимать историческое кино, безусловно, трудно, но все же хорошо, что оно есть и пользуется спросом.

Конечно, это все полезно смотреть, сравнивать – лишь бы это все было основано на хорошем, не испорченном художественном вкусе. К сожалению, у нас неравномерный интерес и к истории нашего отечества, и к мировой истории вообще.

– В каком смысле?

– К примеру, мы могли бы сделать сотни фильмов про то, как русские осваивали Сибирь. Это же потрясающая страница истории, про которую мы практически ничего не знаем и очень мало увидели. Конечно, есть фильм «Ермак», но ведь, кроме Ермака, там было столько интересного. Почему бы не показать, как мы сходились с местными народами, какие это были отношения?

– Получается, что у нас есть интерес только к каким-то громким событиям и ярким фигурам, но не к жизни простых людей?

Да! То на Ивана Грозного навалятся, то теперь со столетием революции… А какие-то очень большие исторические периоды как будто остались без внимания. Например, никто не показал, как русские жили под Золотой Ордой – об этом мы ведь тоже ничего не знаем. Знаем только, как ее били и с ней воевали, но ведь мы жили под татаро-монголами два века! Как это все было? Так интересно было бы на это посмотреть! Мы обращаем внимание на кульминации вроде Куликовской битвы, а как народ жил между ними, что было помимо войны? Ведь мы не только рубили друг другу головы, а как-то сожительствовали друг с другом…

Теги: История кино Николай II Культура Новейшая история История Российской империи История культуры Имперская история

0 Комментариев


Яндекс.Метрика