Фильм о Зое Космодемьянской. Сделать пожертвование

Фильм о Зое Космодемьянской

Пожертвовать

Где правда?

Вера в эволюцию. О чем спорят ученые и Церковь?

Споры об эпохальном труде Чарльза Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь» не утихают по сей день. До сих пор мы пытаемся разобраться: теория эволюции – это всего лишь теория или установленный факт?

На самом деле в этом вопросе не больше смысла, чем во фразе: теория гравитации – всего лишь теория? Значения слова «теория» в науке и обиходе несколько разнятся. В обиходе теория является синонимом предположения, в науке это – высшая форма организации научного знания.

Что касается теории эволюции, то она является одной из самых проработанных и досконально изученных теорий в современной науке, и мнение научного сообщества на ее счет однозначно: эволюция – это научный факт.

С момента публикации в 1859 году теория эволюции, предложенная Дарвином, была существенно переработана и дополнена. Она нашла множество подтверждений в палеонтологии, молекулярной биологии и генетике. В современном ее виде она носит название «синтетическая теория эволюции» и находится на стыке различных дисциплин.

Тем не менее у эволюционизма до сих пор есть масса противников, и большинство из них – это люди церковные. Утверждая, что человек был сотворен Богом, они приводят свои доводы против учения Дарвина.

До конца примирить Церковь и эволюцию вряд ли удастся, но мы решили попытаться вникнуть в точку зрения каждой из сторон. Для этого мы опросили трех совершенно разных экспертов, у каждого из которых – свой взгляд на эволюцию.

Мнение богослова

Доктор богословия, профессор Московской духовной академии, член Межсоборного присутствия Русской православной церкви и академик РАЕН Алексей Ильич Осипов считает, что эволюция – отнюдь не доказанный факт, и спорит с учеными.

– Алексей Ильич, какие изъяны, на ваш взгляд, имеет теория эволюции Дарвина? И чем их можно аргументировать?

– Основной изъян заключается в том, что само зарождение жизни на Земле до сих пор остается проблемой, для науки совершенно неведанной и непонимаемой. Наука не знает ни одного факта возникновения жизни из неживой материи. А теория эволюции в конечном счете имеет это самым главным пунктом в своем содержании. Я считаю, что самый главный момент здесь – начало жизни на Земле – остается нерешенным, и не знаю, будет ли он решен когда-нибудь. Но, по крайней мере, теория эволюции просто заставляет нас верить в то, что неживая материя вдруг породила жизнь. И потом если теория эволюции действительно является фактом, законом природы, то почему мы сейчас ее не наблюдаем?

– Что, по-вашему, мы должны наблюдать?

– Мы должны были бы видеть сейчас все переходные стадии во всех формах жизни. Как, например, овечка превратилась в козу? Или медведь в слона? Мы практически нигде не видим этих переходных форм.

– Но ведь существуют многочисленные палеонтологические открытия, которые подтверждают теорию эволюции. Например, археоптерикс, обнаруженный еще в 1860 году, который представлял собой смесь птицы и рептилии. Разве это не доказательство теории Дарвина?

– Дело в том, что если эволюция – это закон природы, то мы должны были бы наблюдать его и сейчас. Посмотрите на человека: он рождается, развивается – все стадии налицо, мы всё это видим. Так и здесь мы должны видеть все стадии развития. А мы занимаемся только раскопками, которые показывают, что когда-то было «что-то», похожее на «это», и из этих останков пытаемся сделать выводы. Но закон есть закон, и он должен быть сейчас, мы должны его видеть. И, наконец, скажу последнее по этому поводу. Друг Дарвина Уоллес (Альфред Рассел Уоллес – британский натуралист, одновременно с Дарвином разработал учение о естественном отборе, был его соавтором; по некоторым свидетельствам, Дарвин считал Уоллеса своим главным соперником. – Прим. ред.), когда тот написал «Происхождение видов», послал ему записку с таким содержанием: «А зачем обезьяне ум философа?»

– Как вы сами толкуете это послание?

– Основная идея Дарвина заключалась в том, что развитие происходило в силу необходимости все большей приспособляемости к условиям жизни. Но зачем же обезьяне такой уровень развития? Бананов ей хватало, у нее была полная обеспеченность жизни. Более того, она во многих отношениях превосходит человека: человек не может пройти по канату над пропастью, а обезьяна спокойно пройдет, и голова у нее не закружится. И вообще, наука говорит о том, что все виды жизни, которые существуют сейчас, – абсолютно, стопроцентно целесообразны и удовлетворяют всем необходимым условиям своего существования.


Археоптерикс

– Какие, на ваш взгляд, существуют альтернативы теории эволюции?

– Я вам скажу так. С религиозной точки зрения не имеет абсолютно никакого значения то, как возникли все формы жизни. Важен только один момент, он заключается в том, ЧТО является источником жизни – Бог или природа. Моя точка зрения такая: Бог мог дать законы, по которым развитие происходило эволюционным образом, мог сразу творить виды, мог творить по каким-то периодам, которые в Библии называются днями (шесть дней творения). Это не имеет абсолютно никакого значения для религиозного понимания, это неважно. Важно одно: религиозные люди считают, что Бог является источником жизни, а не неживая материя. То есть источником жизни является жизнь. А остальные точки зрения не имеют никакого значения. Пусть этим занимаются ученые, изыскивают, как и что произошло, – это уже детали.

– Значит, вы все-таки допускаете, что когда-нибудь ученые смогут дать четкий ответ на вопрос о происхождении человека? Наука ведь постоянно продвигается вперед: появляются новые сведения о вымерших животных, палеонтологи находят новые останки, активно развивается генетика…

– Смотря какого рода исследования. Дело в том, что многие исследования небезопасны. Они не всегда проходят спокойно и без каких-то последствий. Например, современные исследования в области генетики, исследование генома человека, обещают не только положительные результаты, но и грозят тем, что человек по своему любопытству (как обезьяна) сразу начнет думать так: «Давайте теперь создадим нового человека!»

– Вы имеете в виду клонирование и искусственный интеллект?

– Да, другие формы жизни! Мы считаем, что мы-то уж лучше знаем, какие формы жизни наиболее приемлемы, чем кто-либо, тем более чем «какой-то Господь Бог». И создадим человека с рогами, ушами и копытами. Так что опасность очень большая.

– Как Русская православная церковь относится к теории эволюции? Я читала, что еще в начале XX века церковные издательства стали выпускать книги, в которых эволюционистские убеждения сочетались с христианской верой. И многие церковные деятели, в том числе православные, считают, что учение Дарвина вовсе не противоречит Библии. Возможно ли это?

– Я впервые слышу о том, что Церковь признала теорию эволюции. Ведь это все только предположения, они очень неопределенны. Как я уже сказал, для христианской церкви не имеет никакого значения, по каким законам развивалась жизнь. Имеет значение только то, кто или что являлось источником жизни. И повторяю: Бог мог или сразу создать все живое, или создать те закономерности, по которым развивалась жизнь; может быть, она даже развивалась эволюционно, как говорил Дарвин. Хотя теория Дарвина сейчас уже претерпела существенные изменения в связи с открытиями в области генетики. Но признать теорию Дарвина в качестве нормальной Церковь не может, потому что где же тогда Бог?

– Но, насколько мне известно, жесткую позицию креационистов Церковь тоже до конца не разделяет. А вы как относитесь к их учению?

– Я не разделяю точки зрения некоторых наших креационистов, которые утверждают, что Бог создавал весь мир по дням – именно по дням, то есть имеется в виду 24 часа. Мне кажется это каким-то подобием примитивизма. Даже с точки зрения текста Библии только на четвертый день были созданы Солнце, Луна и звезды, благодаря которым можно говорить о дне и ночи. Креационизм в такой форме – это, конечно, неприемлемо. Он приемлем только с одной точки зрения: согласно креационизму, источником существования мира и жизни, творческим началом всего существующего является высший разум – Бог. По-моему, это единственная разумная точка зрения. Потому что никаких объяснений порядка, закономерностей и особенностей потрясающего устройства жизни пока еще нет, кроме веры (в теорию эволюции. – Прим. ред.). Но тогда не надо утверждать, что это наука.

– Вы можете назвать каких-то авторов, которых считаете авторитетными и на труды которых вы опираетесь в этом вопросе?
– В 2008 году вышла моя книга «Путь разума в поисках истины». Там есть параграф, посвященный происхождению земной жизни, он так и называется – «Творение или (и) эволюция». Там я, в частности, говорю о креационистах и эволюционистах и привожу ряд авторитетных источников – как богословских, так и научных. Среди первых я бы выделил следующих: святитель Григорий Нисский, блаженный Аврелий Августин, преподобный Серафим Саровский, святитель Феофан Затворник (Георгий Васильевич Говоров). Кроме того, в своей книге я ссылаюсь на тексты известных ученых, таких как: канадский профессор-биолог Майкл Рьюз, американский профессор Генри Кастлер, биолог Бен Хобринк, философы Генри Моррис, Томас Хайнц, профессор Василий Зеньковский и другие.

Мнение ученого

В качестве защитника эволюционизма выступил научный журналист, популяризатор науки и разоблачитель псевдонауки, основатель и главный редактор научно-просветительского портала «Антропогенез.ру», посвященного проблеме происхождения человека, Александр Борисович Соколов.

– Александр Борисович, до того как звонить вам, я побеседовала с профессором Московской духовной академии Алексеем Осиповым и попросила его изложить свою точку зрения на тему происхождения земной жизни. Среди аргументов, которые он выдвигает против теории Дарвина, есть, например, такой: наука не знает ни одного факта возникновения жизни из неживой материи. Что вы на это скажете?

– Это очень распространенная ошибка. Дело в том, что теория эволюции не имеет никакого отношения к проблеме возникновения жизни из неживой материи. Эволюционная биология изучает эволюцию жизни, а не ее зарождение. Даже если допустить, что земная жизнь была кем-то создана искусственно (например, Богом или инопланетянами), это не отразится на эволюционной биологии, которая рассматривает жизнь как данность. Проблема зарождения жизни из неживой материи исследуется в рамках другой теории – абиогенеза. Что касается замечания профессора Осипова о том, что «наука не знает…», то такая наука на самом деле есть, она называется «пребиотическая химия» и в последние годы претерпевает бурный расцвет.

– Хорошо, а что насчет переходных форм? Осипов утверждает, что сегодня мы должны наблюдать все переходные стадии во всех формах жизни – к примеру, видеть, каким образом «овечка превратилась в козу» или «медведь в слона».

Никакой переходной ступени между овцой и козой или слоном и медведем быть не может, это совершенно разные животные. Овца не является предком козы, и наоборот. Эволюция множества млекопитающих хорошо изучена. Если бы все «переходные ступени» поголовно сохранялись, то биосфера не смогла бы функционировать, так как мы бы ходили по горам останков предков, а живым существам не из чего было бы строить свои тела и брать энергию. 99 % погибающих существ разбираются обратно на молекулы и включаются в обмен веществ, дав возможность жизни следующих поколений.

Филогенетическое дерево (эволюционное дерево, дерево жизни). Дерево жизни демонстрирует установленные эволюционные взаимосвязи между различными видами. Каждый его лист отображает некоторый вид живых организмов, каждый узел – разделение предкового вида на два или более, корень представляет общего предка всех рассматриваемых объектов. Наиболее полные деревья жизни описывают связи между 2 миллионами видов и строятся на основании анализа ДНК и РНК.

– А что насчет человека? Алексей Ильич считает, что все эволюционные процессы мы должны видеть так же ясно, как видим развитие человека сегодня – от рождения и до смерти.

Общая картина эволюции человека восстановлена уже более 40 лет назад. В каталоге нашего портала есть информация о примерно 400 ископаемых находках, притом что это только часть материалов. По мнению профессора Осипова, если эволюция – факт, то наблюдать ее должно быть столь же легко, как любой момент жизни нашего соседа по комнате. Если бы любые явления были столь же легко наблюдаемы, как прорезывание молочных зубов у ребенка, наука была бы простым и приятным занятием. Можно было бы продолжить: почему мы можем показать любой момент полета мяча над футбольным полем, но не можем показать любой момент полета электрона вокруг атомного ядра?

– А может ли наука объяснить, для чего эволюция подарила человеку такой высокоразвитый мозг?

– Эволюция не подарила человеку высокоразвитый мозг, развитие мозга в процессе эволюции – длительный процесс. Эволюция мозга человека хорошо изучена. Хотя мозг в ископаемом состоянии не сохраняется, его строение давно и успешно изучается по слепкам внутренней полости черепа – эндокранам, воспроизводящим форму мозга.

– Разве развитие, согласно Дарвину, не происходило в силу необходимости все большей приспособляемости к условиям жизни? Наш собеседник полагает, что обезьяна вполне могла выжить и без такого высокого уровня развития мозга, поскольку «бананов ей хватало» и она была всем обеспечена.

Неверно. Развитие происходило не в силу «все большей приспособляемости к условиям», а в силу того, что эти условия менялись. К тому же, вы не допускаете, что в какой-то момент «бананов стало не хватать»? Допустим, 
испортился климат – началась засуха, лесов стало меньше, а с ними – вкусных плодов. Вот и пришлось обезьянам слезать с деревьев в поисках пищи. Именно такая картина и получается: около 10 миллионов лет назад началось миоценовое похолодание, которое привело к засухе в Африке. Площади лесов сокращались. И именно тогда появились первые прямоходящие приматы.

– Вы согласны с тем, что обезьяна в некоторых вещах превосходит человека? Например, как отмечает Осипов, она может спокойно пройти по канату над пропастью, то есть физически более приспособлена к выживанию, чем люди?

– Обезьяны вообще очень разные, их сотни видов. Взрослая горилла, допустим, по канату над пропастью не пройдет, она просто очень тяжелая и большая. А у человека свои преимущества. Например, ни один примат не сравнится с человеком в способности к выносливому бегу по жаркой саванне. Шимпанзе быстро выдохнется, а африканские охотники до сих пор таким образом преследуют и изматывают добычу. Про очевидные преимущества человека – его хитрость, ловкость рук, способность к кооперации – наверное, не нужно напоминать.

– Многие противники эволюционизма утверждают, что все виды жизни, которые есть сейчас, удовлетворяют всем необходимым условиям своего существования (по Осипову – «стопроцентно целесообразны»).

– И как это они вымирают? А вымерших видов во много раз больше, чем существует сейчас на планете. Следует учитывать, что условия могут резко меняться, а любая приспособленность относительна.

– Как вам кажется, учение Церкви может сочетаться с теорией эволюции?

– Да, конечно. Более того, католики эволюцию официально признают. Немало эволюционистов и среди православных. Например, один из основателей синтетической теории эволюции Феодосий Григорьевич Добржанский был православным.

– Теория Дарвина за последние годы претерпела ряд изменений. Что в его учении устарело? И что такое синтетическая теория эволюции?

– Теория эволюции претерпела изменения не только в последние годы, а меняется и развивается постоянно, как любая научная теория. Важно понимать, что сама эволюция – это действительно не теория, а явление, природный процесс. Другое дело – теории, описывающие это явление. Одна из них – синтетическая теория эволюции. Это современная эволюционная теория, которая является синтезом различных дисциплин, прежде всего генетики и дарвинизма. Она также опирается на палеонтологию, систематику, молекулярную биологию и другие. Синтетическая теория эволюции стала результатом переосмысления ряда положений классического дарвинизма с позиций генетики начала XX века. Этому способствовало переоткрытие законов Менделя, доказательства дискретной природы наследственности и особенно создание теоретической популяционной генетики трудами Рональда Фишера, Джона Б. С. Холдейна-младшего и Сьюэла Райта. После этого учение Дарвина приобрело прочный генетический фундамент.


Грегор Иоганн Мендель – австрийский биолог и ботаник, монах-августинец, аббат. Основоположник учения о наследственности, позже названного по его имени менделизмом, которое стало первым шагом на пути к современной генетике.

– Насколько часто вы сталкиваетесь с попытками отрицать и запретить изучение теории эволюции?

– В последнее время с такими попытками я не сталкиваюсь. С этим сталкиваются, например, в Турции, где в школах эту тему просто изъяли из учебников.

– А лично ваши слова или высказывания ваших коллег по этому поводу когда-либо подвергались искажениям?

– Ну конечно, это постоянно происходит.

– Вы можете привести хотя бы один пример здравой критики теории эволюции не с точки зрения богословия, а с точки зрения науки?

– Критика в науке – это великое благо, так как благодаря критике наука развивается. Просто ее можно понимать по-разному. Факт эволюции специалисты давно сомнению не подвергают. По поводу каких-то деталей 
могут спорить. Например, род человеческий возник в Восточной Африке или Южной? Или этот процесс охватывал всю Африку? Когда вид Homo sapiens впервые мигрировал из Африки – 70, 60 или 50 тысяч лет назад? На эти темы могут вестись вполне научные дискуссии.

– Как вы думаете, почему уже полторы сотни лет креационистов и других противников теории эволюции не удается переубедить?

– Всех переубедить сложно, но всё же, по-моему, их постепенно становится меньше, даже в России. А переубедить сложно, потому что очень велика сила предрассудков и догм.

– Но ведь противники эволюции постоянно спотыкаются на одних и тех же ошибках, на которые ученые им указывают. Не кажется ли вам, что попытки переубедить их заранее обречены на провал?

– Нет, не кажется, потому что фанатиков все-таки меньшинство, а очень много людей просто колеблются или никогда не задумывались над этими вопросами. Но если ученые не будут разъяснять широкой публике суть современной науки, то их место могут занять различные мракобесы.

Мнение священника

Наш последний собеседник, возможно, вызовет наибольший интерес у читателей, поскольку таких людей встретишь нечасто. Третье интервью нам дал священнослужитель, который много лет посвятил служению Богу и при этом признает теорию эволюции и категорически отвергает учение креационистов. Это протоиерей Роман (Братчик), настоятель Успенского храма города Курчатова Курской области, выпускник биологического факультета МГУ.

– Отец Роман, почему, в отличие от многих священнослужителей, вы доверяете теории Дарвина?

– Во-первых, я, в отличие от многих, биолог по образованию. В биологии есть разные направления: физиология, ботаника, молекулярная биология и т. д. А я – зоолог и работал в лаборатории популяционной генетики Биолого-почвенного института ДВНЦ во Владивостоке. Этой лабораторией руководил эволюционист Николай Николаевич Воронцов. То есть мы занимались непосредственно проблемами эволюции. Поэтому, как и в любой области, человек, который занимается чем-то специально, всегда более информирован, чем люди, которые этой областью не занимаются. Поэтому у меня отношение к этому профессиональное. Эволюция на данный момент – это факт, реальный примерно настолько же, насколько реален факт того, что Земля шарообразная. Хотя у нас есть общество «плоскоземельщиков»! И их немало, у них есть свои сайты, они выступают с научными объяснениями…

– Но как вам удается сочетать это с верой в Бога?

– Как видите, это вполне совмещается с моим религиозным подходом. Как это в итоге сложится, я не знаю, и, думаю, никто не знает. Но, например, в области физики нам известны такие примеры, как корпускулярно-волновая природа электрона – электрон ведет себя то как волна, то как шарик. Казалось бы, это несовместимые вещи, но тем не менее у нас есть такое представление об этих частицах, поскольку есть факты. А у церкви есть библейские тексты.

– Каким образом картина сотворения мира, описанная в Библии, может соотноситься с теорией эволюции?

– Все-таки Библия писалась несколько тысяч лет назад, когда люди вообще не имели знаний в области биологии, физики, химии и т. д. Поэтому искать там подробное, современное представление об устройстве мира явно не рационально. Давались какие-то самые общие представления о развитии жизни на Земле, которые, как это ни поразительно, вполне совпадают с современными.

– Поясните.

– Во-первых, Библия говорит о том, что Бог создал мир из ничего. В представлении космологов Вселенная тоже возникла из вакуума. Далее, в Писании сказано, что сначала на Земле не было никакой жизни, это тоже совпадает с научным видением. Затем стали появляться первые организмы. Это происходило в течение нескольких библейских дней, но какова их продолжительность – никто не знает, есть разные мнения по этому поводу. Тем не менее в Библии описаны несколько этапов развития жизни, и они практически совпадают с тем, что утверждают палеонтология и палеоботаника. Разделение примерно такое же: сначала простейшие организмы, потом растения и все более сложные, более совершенные существа, а венцом всего был человек. Поэтому в Библии тоже присутствует некая этапность развития, причем структурно усложняющаяся. Сказать, что наука – это заговор или обман, я не могу, потому что занимался наукой и вижу, что там сидят не обманщики и не заговорщики. Они наблюдают факты и строят некую теоретическую конструкцию, которая эти факты объясняет.

– Кто-то из ваших знакомых священников поддерживает эти воззрения? Или вам все время приходится с ними спорить?

– Понимаете, я ни с кем и не спорю. Спорить о том, как правильно варить борщ, с людьми, которые никогда борща не варили, – странное занятие. Это всем понятно. А почему-то в области биологии и эволюции все считают себя специалистами. Поэтому участвовать в этих разборках у меня нет никакого желания. Мне и моей религии это никак не мешает. Кстати, когда я уже стал священником, мне сказали, что профессор Воронцов перед смертью крестился. А это был один из наших главных эволюционистов! Известный советский палеоботаник Сергей Мейен тоже принял крещение. Это примеры того, что были люди, которые специально занимались эволюцией, но это не мешало их вере в Бога.

– Сейчас во многих школах пытаются запретить преподавать теорию Дарвина, это происходит повсеместно – и в России, и в других странах. Как вы к этому относитесь?

– Я думаю, что это неправильно. Это касается и обычных, и православных школ. Я сам преподавал в Курском государственном университете, на факультете теологии и религиоведения. И когда доходило до этого, я рассказывал студентам про эволюцию, что это реальный факт, и мы не можем его отрицать. Так что, я считаю, преподавать надо так, как оно есть, как это подтверждается фактами, а что касается библейской истории... Когда-нибудь мы поймем, как эти две истории сочтутся. И то и другое будет правильно. Но чтобы достичь этого уровня понимания, надо выйти за пределы и того и другого.

– Католическая церковь в лице папы римского официально признала теорию эволюции в 2014 году. А у Русской православной церкви есть какая-то официальная позиция по этому вопросу?

– Я не слышал, чтобы было официальное общецерковное решение по поводу того, что эволюция – это ересь. Отдельные ревнители чистоты православия высказываются довольно категорично. Но, как правило, когда с ними начинаешь говорить, выясняется, что они о биологии и эволюции ничего не знают и знать не хотят, но очень активно высказываются против.

– Откуда такое резкое неприятие? Ведь факты налицо, а Библия, как вы сказали, не так уж противоречит эволюционной теории.

– Проблема обострилась, когда стало ясно, что сам человек как биологический вид возник эволюционно. Я думаю, что если бы не было этого момента, то всем было бы начхать на эволюцию. А вот то, что человек произошел от обезьяны… Ладно бы хоть от льва или пингвина, а тут обезьяна – комический образ. Поэтому все и восстают. Но нельзя же было ожидать в тексте, написанном несколько тысяч лет назад, подробного описания того, что мы даже сейчас до конца не знаем. Но те факты, которые есть, тоже нельзя голословно отрицать. Школа готовит людей к тому, чтобы они думали, а не принимали готовые рецепты. По крайней мере, должна готовить именно так. К сожалению, это не всегда получается…

Вместо заключения

Итак, мы видим, что в подавляющем большинстве случаев нападки на теорию эволюцию вызваны не религиозным фундаментализмом, а банальными пробелами в знаниях. Это серьезная проблема современного образования, и говорить об этом, очевидно, надо. Ведь именно на почве безграмотности зиждется повальное увлечение населения различной «паранормальщиной», оттуда же проистекают нападки на науку, вопреки призывам ученых и здравому смыслу. Все мы с удовольствием пользуемся плодами, которые принесли нам ученые, но при этом, не имея достаточной компетенции, готовы накинуться на них с кулаками, если какие-то их ответы нам непонятны или неприятны. В современном мире свободного слова каждый может высказаться, да вот только не каждый может отличить правду от лжи, науку от лженауки. Поэтому, прежде чем из альтернатив выбрать ту правду, которая вам больше нравится, стоит разобраться в вопросе. И самый простой и понятный ответ – далеко не всегда правильный...

1 Комментарий

Ромашова Галина

Очень интересный материал. Но у меня вызывают недоумение такие люди как Осипов, что у него в голове? И еще не понятно, как можно быть верующим, обладая современными научными знаниями о происхождении и развитии жизни на земле??