Версия для печати

Михаил Кутузов – 275 лет

Светлейший князь и кадетство

Полководец и дипломат, государственный и политический деятель Светлейший князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов-Смоленский отмечен в истории российского военного образования.

Кутузов возглавил Сухопутный Шляхетный кадетский корпус осенью 1794 года по именному указу Императрицы Екатерины Великой, сменив на этом посту графа Федора Евстафьевича Ангальта. Открытое 17 февраля 1732 года, заведение носило наименование «Первый Императрицы Анны Иоановны кадетский корпус». Именно так – «ПЕРВЫЙ» он и значился в официальных документах начала XX века, в то время как номера иных кадетских корпусов писались цифрами.

На момент назначения Михаила Илларионовича корпус насчитывал около шестисот кадет. В составе его, помимо русских дворян, были чужестранные единоверцы и несколько десятков детей мещан для подготовки из них будущих воспитателей. Кадеты в ту пору делились на пять групп возрастов. Младшие находились под женским надзором, остальные – под присмотром офицеров. В корпусе имелись и воспитатели из гражданских лиц – так называемые аббаты. Предметы и дисциплины преподавали обычные учителя, а в помощь офицерам и аббатам назначались избираемые из числа кадет унтер-офицеры.

Принимали в корпус детей в возрасте пяти-шести лет, срок обучения составлял целых пятнадцать лет, а набор производился раз в три года. В такой же срок происходил и переход из возраста в возраст (по нынешнему – из класса в класс).

Рисунок автора. Публикуется впервые


В ту пору, при полном пансионе, отпусков у кадет не было вовсе, и воспитанники учебного заведения не имели права выезжать на каникулы к родителям (о чём те давали письменное согласие). Кадеты, окончившие на отлично 4-й возраст, получали особые серебряные медали, 5-й возраст с отличными оценками – золотые медали. Прошедшие с отличием полный курс имелт возможность три месяца путешествовать по миру за счёт государственной казны.

Система военного образования в России с годами менялась, менялась и жизнь в Первом кадетском корпусе. Почти за два века он взрастил сотни достойнейших и известных военных и государственных деятелей, писателей, композиторов, театральных деятелей и даже духовных лиц.

Михаил Илларионович возглавил Сухопутный Шляхетный корпус не случайно. Его педагогические задатки начали проявляться ещё в стенах Артиллерийской и инженерной школы, которую будущий главнокомандующий закончил в декабре 1759 года. Выпускник был оставлен при учебном заведении для помощи офицерам. Выйдя в дальнейшем в войска, он продолжал совершенствовать свое педагогическое мастерство, зарекомендовав себя как противник формализма и ненужной муштры в обучении солдат. Это особенно проявилось в годы его командования Бугским егерским корпусом. 

Источник: http://lepassemilitaire.ru


Вверенное Кутузову учебное заведение существовало по Уставу Кадетского корпуса 1766 года, составленному генерал-поручиком Иваном Ивановичем Бецким. Военные дисциплины в ту эпоху носили название «военное искусство». Кутузов сумел включить в этот курс специальную дисциплину с наименованием «военная тактика». А про математическую подготовку будущих офицеров Кутузов писал в одном из своих приказов по корпусу: «Кадетам, которые не окажут твердое знание в арифметике, положить в лагерное время удобные часы для скорейшего окончания оной». Как никто другой, он понимал, что без точных наук, в особенности математики, невозможно решить боевые задачи, и в подготовке русского офицера они должны занять достойное место.

Кутузов и сам с удовольствием периодически читал лекции по военной тактике. Под его руководством корпус стал преображаться и обретал новые учебные материалы, пособия, оснащение – это и таблицы логарифмов, и географические карты, и «печатные оригиналы для рисовальных классов» (так называемое «Руководство о машинах» Крафта). Макеты оружия изготавливались по специальному заказу корпуса на Сестрорецком заводе.

Кутузов предпринял попытку сделать из обычного на тот момент полувоенного учебного заведения сугубо профессиональное. Для этого вместо возрастов он предлагал разделить кадет по ротам. Первое упоминание о них относится к началу 1795 года. С воцарением в ноябре 1796 года Императора Павла I будущий генерал-фельдмаршал подал Государю доклад с обоснованием общей системной реорганизации и введения военной дисциплины. В летних кадетских лагерях установили воинский распорядок. Было введено обучение «военной экзерциции».

Новая форма организации жизни и быта в корпусе была утверждена Императором Павлом I 16 января 1797 года. Должность «аббатов» была управзднена, их места заняли офицеры. Из кадет младших возрастов создали малолетнее отделение, прочие были разделены на пять рот, причём одна считалась гренадерской, а четыре остальных - мушкетерскими.

С небольшими изменениями, такая организация кадетских корпусов просуществовала вплоть до 1863 года. Интересно, что с 1811 года в гренадерскую роту стали переводить воспитанников не по росту, как это было ранее, а по «нравственному достоинству» и по успехам в науках.

Воинская организация и воинский дух, введённые М.И. Голенищевым-Кутузовым в Первом кадетском корпусе (кстати, такое наименование он получил лишь в 1800 году), отразились во всей его жизни. Строгое соблюдение дисциплины, четкая субординация – все это считалось основой для формирования российского офицера. «Дисциплина и субординация есть душа службы», - говаривал Михаил Илларионович. А перед строем кадет добавлял: «Граф Ангальт обходился с вами, как с детьми, а я буду обходиться с вами, как с солдатами». Однако жестокости он не допускал.

По словам современников, для Кутузова не существовало мелочей, он всегда проявлял беспримерную «попечительность о благе вверенного ему юношества». Неизменно уделял внимание качеству питания кадет, требовал подавать ему «ежедневно записки, какое прошедшего дня для господ воспитанников было кушанье, и объяснить во оных о доброте припасов».

Нагрудный знак Первого Императрицы Анны Иоановны кадетского корпуса.

Источник: pinterest.ru


В наивысшей степени требовательность директора сказалась в аттестации выпускавшихся. Представляя новоиспечённых выпускников корпуса Императору Павлу I, он составлял список «не по какому другому старшинству, как по наукам и поведению». В одном из таких списков о семерых говорилось: «В науках пред протчими весьма отстали, а потому наравне с другими и не аттестуются. Представляются в унтер-офицеры».

Вышедший в те годы из стен корпуса Сергей Николаевич Глинка в своих мемуарах отметил заинтересованность директора в судьбе воспитанников помимо военной карьеры. Характерный тому пример: присутствуя при чтении сочинений выпускников корпуса, Кутузов заинтересовался сочинением Глинки и, когда тот закончил чтение, обнял его и сказал: «Нет, брат! Ты не будешь служить, ты будешь писателем!»

С переходом Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова на дипломатическое поприще, 14 декабря 1798 года главным начальником тогда ещё Сухопутного Шляхетного кадетского корпуса был назначен Великий Князь Константин Павлович. С ним всё в корпусе пошло, конечно, по-иному. Но нововведения Кутузова-педагога, Кутузова-воспитателя оставили глубокий след в истории славного военно-учебного заведения на много десятилетий вперёд и стали залогом блестящих подвигов воспитанников Кутузова как в Отечественную войну 1812 года, так и в последующих походах и боях Российской Императорской армии.

Литература:
Михайловский-Данилевский А.И. Отечественные записки. СПБ., 1820.
Антонов А.Н. 1-й Кадетский корпус. СПБ., 1906.
Бескровный Л.Г. М.И. Кутузов. Документы. М. 1951.
Записки Сергея Николаевича Глинки. СПБ., 1895.
Бескровный Л.Г. «Примечания о пехотной службе вообще и о егерской особенно». М. 1955.
Рисунки и фото взяты из сети Интернет, где находятся в свободном доступе.

Об автореЕфим Анатольевич Комаровский – кандидат исторических наук, специалист в области военной истории, истории кадетских корпусов, геральдики, фалеристики и других исторических дисциплин.


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 179
0 Комментариев