Версия для печати

Марсово поле

Советские диверсанты под «безоблачным небом» Испании

Утром 18 июля 1936 года генерал Франко совершил военный переворот в Испании. В гражданской войне его поддерживали фашистские Италия и Германия – как боевой техникой и снаряжением, так и воинскими подразделениями. Советский Союз своей помощи законному правительству не афишировал, но также направил в Испанию своих военных советников.

В 1936 году спецотделение Разведывательного управления (РУ) Штаба РККА решило проверить эффективность диверсионных действий и принципы боевого применения диверсионных групп в боевых условиях. Для этого в Испанию были направлены офицеры специальной разведки РУ Штаба РККА и командиры «саперно-маскировочных взводов», как именовались первые спецподразделения.
Среди них были Ходжи-Умар Джиорович Мамсуров, (после войны – зам.начальника ГРУ), Николай Кириллович Патрахальцев (глава специальной разведки после создания спецназа в 1950 году), один из основателей советского спецназа Николай Иосифович Щелоков. Мне посчастливилось познакомиться и подружиться с его сыном Иваном Николаевичем. Именно он создавал знаменитую 9-ю роту спецназа в Рязанском десантном училище.
Как рассказывал ему отец, группа советских офицеров из различных родов войск готовилась отправиться в Испанию морем. Однако немецкая агентура установила этот факт, так что фашистские подводные лодки могли потопить пароход в Средиземном море. Советская контрразведка выявила и обезвредила немецкого агента, а наших «добровольцев» направили в Испанию через Польшу, Германию и Францию под видом туристов. Из Франции в Испанию их перебрасывали самолетами. Как выяснилось с соседнего, в пяти километрах, аэродрома отправлялись туда другие «добровольцы» - франкисты.

Н.К. Партахальцев

pinterest.ru


В число наших специалистов по организации партизанской борьбы вошли, кроме перечисленных, такие видные деятели специальной (активной) разведки как В.А. Троян, Х.И. Салнынь, И.Г. Старинов. Все они действовали под псевдонимами. Возглавлял группу Ян Карлович Берзин, создатель и руководитель советской военной разведки, действовавший под фамилией Гришин. Для республиканцев он оказался бесценным военным советником. Их нерегулярным и слабо обученным частям противостояли кадровые воинские формирования франкистов, итальянский экспедиционный корпус и немецкий легион «Кондор», имевшие значительный перевес. Берзин оказывал помощь правительству, неоднократно лично выезжал на линию фронта, организовал разведку и разведывательно-диверсионную деятельность.

Наиболее уязвимым местом противника были растянутые коммуникации снабжения. Из-за большой протяженности организовать их эффективную охрану было невозможно в принципе, к тому же службу в тыловых частях нес менее боеспособный контингент. Пришли к выводу, что хорошо организованная и координируемая из центра диверсионная деятельность может существенно нарушить транспортную сеть противника и отвлечь на ее охрану боеспособные части с фронта. Организовал и руководил партизанскими действиями в Испании «македонец, международный террорист Ксанти».На самом деле, под этим псевдонимом с 1936 года действовал секретный уполномоченный Специального отделения «А» (активная разведка) РУ штаба РККА майор Ходжи Мамсуров. В ноябре 1936 года он был ранен в руку и контужен, но, поправившись, вновь стал лично ходить в рейды по франкистским тылам. Неустрашимый «Ксанти» скоро стал национальным героем Испании.

Н.И. Щелоков

pinterest.ru


Николай Иосифович Щелоков, действовавший под кличкой «Альфред», был одним из его ближайших помощников. До Испании он служил инженером полка 26-й Самаро-Ульяновской стрелковой дивизией и занимался подготовкой личного состава саперно-маскировочного взвода. По его рассказу, как-то Ходжи вызвал его к себе, чтобы отправить на задание. Преодолеть предстояло около двадцати километров, где легко можно было напороться на франкистов. Из-за нехватки оружия Николай Щелоков отдал свой маузер переводчику, а сам остался только с навахой – испанским складным ножом. Увидев подчиненного безоружным, Мамсуров напустился на него. Николай Иосифович возразил, что чувствует себя достаточно уверенно и с одной навахой. Что тут же продемонстрировал, молниеносно метнув нож в тонкий ствол дерева метрах в двадцати.

Увиденное произвело на горца настолько сильное впечатление, что на своей фотографии, подаренной уже в декабре 1941 года, Ходжи-Умар Джиорович написал: «Товарищу по борьбе и работе «Альфреду», который в пределах 20 метров лучше владеет навахой, чем маузером».
Илью Григорьевича Старинова руководство ГРУ направило советником-инструктором частей специального назначения для отработки методов ведения диверсионной войны и применения минно-взрывных средств. Прикрепили его к разведгруппе Доминго Унгрия. В декабре 1936 года на первом же боевом задании разведчики сумели разрушить автомобильный и железнодорожный мосты, вывели из строя линию связи между городами Теруель и Калатадом.
Под Хаеном в их ряды влились бойцы интербригады, численность отряда выросла до 100 человек. Теперь он назывался батальоном, и после соответствующей подготовки в тыл противника стали одновременно ходить несколько групп. На территории неприятеля создавались базы с запасами взрывчатки и мин. Уходили налегке, что сохраняло физические силы и позволяло выполнять несколько боевых задач за один выход.
Старинов дотошно анализировал результаты работы, успехи и неудачи, изучал и готовил новые технические средства. Он отработал применение гранат с замедленным действием для отрыва от преследования. Занимался минами. Купив за свои деньги несколько карманных часов, сделал взрыватели замедленного действия. Впервые изготовил и применил малые магнитные мины для подрыва цистерн с горючим.

 

Фото Х.Д. Мамсурова с автографом на обороте

pinterest.ru


Вскоре совместными усилиями советников от РУ РККА батальон капитана Доминго Унгрия превратился в XIV партизанский корпус, состоявший из 7 бригад общей численностью 5000 человек. Три находились в Каталонии на Восточном фронте, четыре действовали на Центральном и Южном фронтах в тесном контакте с Андалузской и Эстремадурской армиями. Корпус имел две специальные школы в Барселоне и в Валенсии, где готовились кадры снайперов, минеров-подрывников, радистов, войсковых разведчиков. Курсантов обучали действиям в тылу врага, военной топографии, движению по азимуту, маскировке и т. п.

Корпус подчинялся разведоргану генштаба Республиканской армии. Резидент советской военной разведки в Испании докладывал: «Для борьбы с диверсиями фашисты вынуждены держать в тылу значительные воинские силы и вооруженные группы фалангистов». Действовали на коммуникациях: минировали дороги и мосты, подрывали воинские эшелоны, выводили из строя электростанции и средства связи. Через линию фронта переходили пешим порядком, как мелкими (5-8 человек) группами, так и крупными отрядами (35-40 и более человек) – в зависимости от задачи.
Продолжительность действий составляла от 10 суток до трех месяцев. Силами корпуса были подорваны почти сотня поездов, хотя не всегда это заканчивалось крушением. Группы уничтожили несколько сот автомобилей, около 2000 солдат и офицеров противника, множество мостов и линий связи. Вот некоторые наиболее громкие результаты:
в Гранаде – взорван водопровод и мост;
в лесу под Мадридом – уничтожено большое количество личного состава франкистов, техника и боеприпасы;
под Кордовой – выведен на пять суток тоннель, отправлен под откос эшелон с солдатами-марокканцами.
Еще об одной операции под Кордовой следует рассказать подробнее. Незадолго до диверсии нашей группе удалось взять военнопленных – недавних крестьян. Им объяснили, что, если хотят жить, то должны быстро и скрытно вывести группу в нужное место. Что и было исполнено. Участок пути у поворота, который подходил к 15-тиметровому обрыву, был удобен для минирования. Сначала прошел пассажирский состав, который пропустили. После него ждали воинский эшелон. Под наружный рельс заложили две мины и всю имеющуюся взрывчатку. Отойдя на безопасное расстояние, стали ждать… Рвануло так, что в Кордове погасли огни. Эшелон перевозил итальянскую авиадивизию.
Илья Григорьевич Старинов был мастером сюрпризов. Так, для подрыва моста через реку Аликанте, он оставил на середине его захваченную кухню, заполненную взрывчаткой. В боях за один из опорных пунктов в брошенном монастыре Старинов использовал «троянского коня». Ящики со взрывчаткой навьючили на мула, и обороняющиеся впустили его внутрь. После взрыва республиканцы без труда взяли монастырь. Для уничтожения состава с боеприпасами мину установили таким образом, что паровоз подхватил ее буфером и въехал с ней в тоннель, где и произошел взрыв.
В конце мая 1937 года Берзина отозвали в Москву, а на его место был назначен комдив Григорий Михайлович Штерн - «генерал Григорович». Старинова в октябре 1937 года сменил Христофор Интович Салнынь – «Колонель Хугос», который находился в Испании до 1938 года. С апреля 1938 года старшим советником корпуса стал Н.К. Патрахальцев, а с июня 1938 г. — В.А. Троян. Советниками корпуса также были Андрей Эмильев, Александр Кононенко и Григорий Харитоненко.
Несмотря на смену руководящего состава и усиленные меры противника по защите коммуникаций, масштаб операций XIV корпуса только возрастал. В ходе наступления республиканцев на Каталонском фронте была проведена операция «Эрбо». Василий Троян вспоминал, что в тыл выводились не только группы и отряды, но бригады в полном составе. Они совершали налеты на штабы и склады, нарушали линии связи, пускали под откос поезда, минировали крутые повороты автодорог. Особенно эффективными были подрывы на горных дорогах, где машина после подрыва летела в пропасть. Поскольку масштаб действий превышал имеющиеся запасы минно-взрывных средств, ставили ложные мины. Благодаря действиям диверсантов движение на некоторых направлениях, например, Сарагоса – Ларида было парализовано.
Практический опыт действий в Испании открыл новые возможности для применения диверсионных формирований и позволил советским специалистам разработать способы ведения партизанской войны на случай вероятной агрессии. Те, кто воевал в Испании, понимали, что схватка с фашизмом неизбежна.


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 650
0 Комментариев