Фильм о Зое Космодемьянской. Сделать пожертвование

Фильм о Зое Космодемьянской

Пожертвовать

100-летие окончания Первой мировой войны

«Предсмертная агония империи». Почему Австро-Венгрия не смогла пережить Первую мировую?

Историк Олег Чистяков рассказал о причинах падения империи Габсбургов, проблемах национальностей и соперничестве с Россией на Балканах.

О причинах начала Первой мировой войны и столкновении различных политических интересов можно рассуждать много и долго. Тем не менее формально эту войну развязала одна конкретная страна – Австро-Венгрия.

Поводом для объявления войны Сербии, как известно, послужило убийство наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда, который был застрелен в Сараево 28 июня 1914 года. Преступником оказался сербский националист Гаврило Принцип, который в тот же день был схвачен полицией и приговорен к 20 годам каторги. В ответ на эту провокацию власти Австро-Венгрии предъявили Сербии ультиматум, который открыто нарушал конституцию этой страны и который сербы, разумеется, отвергли. Прождав ответа условленные 48 часов и получив отказ, 28 июля 1914 года Австро-Венгрия объявила Сербии войну.

Хотя убийство эрцгерцога и стало для страны трагическим событием, оно во многом развязало Австро-Венгрии руки. Вена давно поставила себе цель утвердить свою гегемонию на Балканах и пыталась развязать войну в Сербии еще в 1913 году, поскольку та считалась основным противником Австро-Венгрии в данном регионе. Однако для развязывания войны не было достаточных оснований, и лучший повод, чем убийство наследного принца, трудно было себе представить.

Главным союзником Австро-Венгрии в начавшейся войне стала соседняя Германия, а Российская империя оказалась одним из ее главных противников.

Для обеих стран эта война оказалась губительной: и в России, и в Австро-Венгрии произошли крупные революции, которые привели к свержению монархии, а в случае с империей Габсбургов – к полному распаду государства.

Почему эта страна дала трещину, вступив в мировой конфликт, какие силы раздирали ее изнутри и как вышло, что Россия стала главной угрозой для Австро-Венгрии на Балканах, порталу «История.РФ» разъяснил кандидат исторических наук, начальник отдела Российского государственного военно-исторического архива Олег Чистяков.

Таких масштабов не ожидал никто

– Олег Вячеславович, правильно ли я понимаю, что такая масштабная война вовсе не входила в планы Австро-Венгрии? Ведь в ее интересах было ограничиться Балканским фронтом, но она оказалась втянута в мировое противостояние. Как это сказалось на дальнейшей судьбе страны?

– Здесь нельзя сказать, что Австро-Венгрия «оказалась втянута» в Первую мировую войну. Она, в общем-то, ее и начала, когда первой объявила войну Сербии. Вообще, ни одна из сторон не ожидала, что конфликт выльется в такие масштабы – ни Россия, ни Германия, ни Австро-Венгрия. Даже термин «мировая война» тогда никто не употреблял.

– Австро-Венгрия не предвидела, какие последствия может иметь нападение на сербов?

– Нет, естественно, Австро-Венгрия прекрасно понимала, что война с Сербией – это война с Россией, а война с Россией – это война с Францией. Но при этом она чувствовала поддержку Германии.

– Насколько Австро-Венгрия была готова к этой войне? Ее можно было считать сильной в военном отношении державой?

– Австро-Венгрия была значительно слабее Германии и даже России, все события на фронте это показывают. В итоге эта война стала определяющей для распада империи. Вообще, Австро-Венгрия – страна очень специфическая. Поэтому вот эти центробежные тенденции к ее распаду и какому-то реформированию были еще перед войной. Страна тяготела к созданию вместо двуединой (то есть Австрии и Венгрии) триединой монархии, включающей в себя еще и Чехию. При этом большая часть чехов тяготела к России, то есть там была очень сложная ситуация.

Лоскутная монархия

– Некоторые историки, говоря о странах – участницах Первой мировой войны, проводят параллели между Россией и Австро-Венгрией. Обе на тот момент представляли собой крупные континентальные державы, которые динамично развивались, но при этом отставали от передовых стран двух альянсов. Кроме того, Австро-Венгрию, как и Россию, обуревали внутренние противоречия, и в итоге в стране произошла революция. Целесообразно ли приводить такое сравнение? И можно ли сравнивать революцию в империи Карла c Октябрьским переворотом?

– Нет, я думаю, тут тяжело сравнивать. Я еще раз повторюсь: Австро-Венгрия – очень специфическое государство. Ведь дело в том, что это государство, в котором не было никакой определяющей национальности. Граждане Австро-Венгрии считались главным образом подданными Габсбургов, а не воспринимались как представители какой-то конкретной национальности. Если в Российской империи все-таки была государствообразующая нация, то в Австро-Венгрии считалось, что такого нет и что все подданные Габсбургов – равноправны. Хотя, конечно, государственным языком был в основном немецкий, но и другие национальные языки были распространены во всех частях страны. Поэтому вот такая лоскутная монархия, которая цементировалась одной только фамилией императора, действительно была намного более «рыхлой», чем Российская империя. И развалилась она именно по национальному признаку, в то время как в России были другие проблемы, стояла острая необходимость политических реформ. Самодержавие не то чтобы изжило себя, но в прежнем виде уже вряд ли могло существовать в то время.

– Все мы знаем, что Николай II оказался недостаточно дальновиден, чтобы предотвратить революцию. А император Австро-Венгрии пытался хоть как-то изменить ход событий? Я читала, что в 1918 году, после волны забастовок, Карл призвал народы империи сплотиться и приказал сформировать национальные комитеты по всей стране. Но и это не помогло, так как комитеты занялись не укреплением и централизацией империи, а отстаиванием интересов ее национальных меньшинств…

–Все верно. Карл I в данной ситуации уже ничего поделать не мог. Это уже была просто предсмертная агония. Теперь мы уже можем сказать, что другого исхода войны для Австро-Венгрии никак не могло быть.

Соперницы на Черном море

– Как сказалась война на отношениях между Советской Россией и государствами, которые возникли на месте рухнувшей Австро-Венгрии?

–Определяющей в этих отношениях стала не Первая мировая война, а то, что произошло в России после войны. Скажем, отношения с Венгрией у России всегда были несколько тяжелыми. Но война, конечно, тоже сказалась определенным образом. Например, первой страной, с которой уже Советская Россия пробила свою международную изоляцию, была Германия, которая в Первую мировую с Россией воевала! То есть тут вопрос просто в изменении политической ситуации, а не в каких-то взаимных обидах.

– А что скажете о наших отношениях с Чехословакией?

– Чехи всегда были настроены пророссийски, и изменение политической ситуации на это не сильно повлияло. Чехословакия, например, не считала, что Россия воевала с ней в Первой мировой войне.

– История знает ряд примеров, когда Россия и Австрия были на одной стороне. К примеру, они вместе противостояли Турции в ходе Османо-габсбургских войн, Россия помогала Австрии сдерживать Францию и Пруссию во время Франко-прусской войны. Можно ли сказать, что до Первой мировой войны Австрия и Россия были традиционными союзниками?

– Нельзя сказать, что именно «традиционными». На самом деле с тех времен, когда Россия прочно утвердилась на Черном море и стала уже проникать на Балканы, Австро-Венгрия была исключительно только ее соперницей, несмотря на какие-то временные перемирия. Последний раз мы были союзниками в XVIII веке: тогда как раз были знаменитые походы Суворова, Россия утверждалась на Черном море.

– Видимо, влияние на Балканах было для Австро-Венгрии одной из ключевых целей, и тут уже Россия превращалась в опасного врага.

– Да, Австро-Венгрия считала Балканы своей территорией и с Россией там всегда конкурировала. Балканский вопрос ведь как раз и был одной из причин начала Первой мировой войны.

Теги: Военная история История военных конфликтов Новейшая история История Первой мировой войны

0 Комментариев