Фильм о Зое Космодемьянской. Сделать пожертвование

Фильм о Зое Космодемьянской

Пожертвовать

100-летие окончания Первой мировой войны

«Пороховая бочка Европы»: что выиграли Балканы в Первой мировой войне?

Историк-славист – о том, как Первая мировая война и последующее создание Королевства Югославия изменили жизнь стран Балканского полуострова.

В прошлом материале этой рубрики мы рассказывали о причинах распада Австро-Венгрии, который произошел в 1918 году. Развязав Первую мировую войну, некогда могущественная империя Габсбургов вместо желанной гегемонии на Балканах получила экономический кризис, обострение внутренних конфликтов и тем самым подписала себе смертный приговор.

Для южнославянских народов, отстаивавших свою независимость, все закончилось гораздо более оптимистично. 1 декабря 1918 года на территории современных Словении, Хорватии, Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины и Македонии образовалось новое государство – Королевство Югославия. Таким образом, давняя мечта о создании объединенного государства южнославянских народов осуществилась.

И все же Первая мировая война сильно ударила по Балканам, особенно по Сербии. Во время австрийской оккупации гражданское население жестоко истреблялось, а экономика страны пришла в полный упадок.

Сегодня мы говорим о том, как Балканы пережили эту войну, кого действительно можно назвать победителем и что осложнило отношения сербов и хорватов после объединения.

На наши вопросы ответил кандидат исторических наук, научный сотрудник отдела истории славянских народов периода мировых войн Института славяноведения РАН Никита Гусев.

Яблоко раздора

– Никита Сергеевич, недавно я наткнулась на одну очень необычную версию: якобы в Австро-Венгрии заранее знали о готовящемся покушении на Франца Фердинанда, но не помешали этому, чтобы использовать убийство как предлог для объявления войны Сербии. Как относиться к таким скандальным заявлениям?

– Это стоит рассматривать как некую конспирологическую теорию, потому что все-таки прямых документов, подтверждающих это, нет. Конечно, в истории с этим убийством есть некоторые странности: например, очень непонятная перемена маршрута, которым следовал кортеж эрцгерцога, и непонятное совпадение, когда он оказался в нужном месте для террористов. Но в то же время прямых доказательств мы не имеем. Мы можем строить абсолютно любые догадки, но они будут не более чем догадками, ни на чем не основанными.

– Почему Балканы стали называть «пороховой бочкой Европы»? За влияние на полуострове в течение многих лет боролись Турция, Австро-Венгрия, Германия, Англия, а также Россия. Чем этот регион так привлекал мировые державы?

– Во-первых, Балканы – это естественный мост. К примеру, долгие годы для Британии вся вот эта железнодорожная ветка (через Балканы – прим. ред.), и прежде всего проливы, – это была, по большому счету, единственная нормальная связь с Османской империей и Индией. Поэтому Британия весь XIX век боролась за статус-кво, и накануне Русско-турецкой войны она очень опасалась, что русские окажутся на Балканах и это просто разорвет их связь с Индией. Турция же в конце XIX века меняет свою ориентацию, прежде всего экономическую, на Германию. Поэтому для Германии Балканы становятся мостиком в Турцию. И, собственно, самая главная проблема Болгарии в Первой мировой войне или благо, которым она не сумела воспользоваться, – это то, что через нее Россия могла связываться с Сербией, Францией и Италией через железнодорожные пути, а Германия – с Турцией. Поэтому за Болгарию в XIX веке, конечно, боролись.

– А какие интересы преследовала Австро-Венгрия? В чем причины ее длительного конфликта с Сербией?

– Для Австро-Венгрии это был способ продвижения. Она уже со всех сторон была «заперта» сильными соперниками, и ее ползучая колонизация была направлена на юго-восток. Соответственно, ей нужно было удерживать выход к Адриатике, который существовал только через хорватские и боснийские земли. И Сербия со своей идеей о том, что Балканы – это югославянский Пьемонт, объединила вокруг себя южных славян и, естественно, в данном случае лишь раскачивала положение внутри самой Австро-Венгрии. Недаром у ряда публицистов были даже такие полусумасшедшие идеи, что если бы Сербия добровольно вошла в состав Австро-Венгрии, то это, наоборот, было бы хорошо для нее. Тогда Австро-Венгрия объединилась бы с южными славянами и создала таким образом мощную коалицию, которая могла бы сделать дуалистическую австро-венгерскую монархию триалистической – австро-венгеро-славянской. Для Австрии это означало защиту собственных интересов. И даже во время Балканских войн 1912–1913 годов, когда Австро-Венгрия очень сильно давила на Сербию в вопросе Албании, британские дипломаты (не на публике, а в своих закрытых разговорах) рассматривали поведение Австро-Венгрии как вполне нормальное, потому что для империи Балканы были ее «подбрюшьем», ее ближайшими воротами. И британцы цинично считали, что австро-венгры могут как угодно давить на Балканы, потому что они находятся рядом с ними, и империя имеет на это право – это сфера ее влияния.

«Сербская Голгофа»

– Как в целом Первая мировая война отразилась на Балканах и, в частности, на Сербии?

– Сербия очень сильно пострадала. Вся страна была захвачена, и в какой-то момент все сербы были вынуждены эвакуироваться, эти события там называют «Сербской Голгофой». Но с другой стороны, Сербия после войны, с образованием КСХС (Королевство сербов, хорватов и словенцев – прим. ред.), получила довольно развитые земли Австро-Венгрии и прибавила их к своему собственному экономическому потенциалу. В то же время это создало огромное количество сложностей в новом государстве, поскольку народы, входившие в состав бывшей Австро-Венгерской империи, воспринимали сербов как лентяев и не очень работящих людей, а себя как раз считали экономическим «локомотивом» этого государства.

– Это правда, что на каком-то этапе Сербия оказалась почти полностью разорена иностранными оккупантами?

– Оттуда очень много вывозилось. Германия остро нуждалась в ресурсах, в сырье, поэтому Сербия просто эксплуатировалась. Македонские земли были заняты болгарами, которые начали там проводить политику болгаризации. Вкупе с постоянным вывозом сырья это крайне негативно сказалось на состоянии местной экономики. Для болгар Первая мировая война стала второй национальной катастрофой, потому что они все-таки сделали не тот выбор (Болгария воевала на стороне Австро-Венгрии – прим. ред.), и от Болгарии опять отрезали часть территории, вынудив ее несколько изменить границу с Грецией и Сербией. 

– Кстати, о Греции. Я читала, что она вообще довольно неохотно вступила в эту войну, и страны – участницы Антанты фактически вынудили ее начать военные действия. Как война отразилась на греках?

– Греция была наиболее победившей страной на Балканах. Заняв выжидательную позицию, она в итоге вступила в войну тогда, когда смогла что-то получить и при этом понести минимальные жертвы (в сентябре 1916 года – прим. ред.). Тем более ее все-таки защищали союзники: в декабре 1916 года англо-французские войска образовали в Греции Салоникский фронт.

– А ведь в Греции проживало много славян – к примеру, в той же Македонии. Видимо, особого единения с ними греки все же не испытывали…

– Понимаете, в Греции была еще и другая проблема – там был национальный раскол. Премьер-министр Элефтериос Венизелос был ориентирован на Антанту, а правящая династия – это были Глюксбурги, и естественным образом они были ориентированы прогермански. В принципе, никакая из этих стран не хотела участвовать в этой «свалке», потому что объективно не было понятно зачем. За несколько лет до начала войны они достигли всех своих целей: во время Балканских войн они захватили Турцию, а дальнейшая корректировка для них, за исключением Сербии, была номинальной. Для Румынии важно было «раздербанить» Австро-Венгрию, болгары хотели вернуть отделенные от них земли, а туркам просто не повезло быть в этом месте и в это время – они были втянуты в эту войну.

Константин I

Сильные Балканы

– Одним из главных итогов войны для южнославянских государств стало образование Королевства сербов, хорватов и словенцев. Но только ли положительную роль сыграло это новое объединение в жизни славянских народов? Ведь национальные интересы многих оказались ущемлены...

– Проблемы там, конечно же, возникли сразу – прежде всего, как вы правильно сказали, по поводу национальностей, а дальше уже встал вопрос о том, каким будет это государство. Столкнулись несколько идей; помимо национальной идеи, там была еще идея особого устройства государства. Ставший вскоре королем, Александр I Карагеоргиевич явно был сторонником унитарного государства (собственно, и до этого Сербия была унитарным государством). Население же этих территорий требовало, чтобы соблюдались некоторые различия. Кроме того, Александр был человеком монархических убеждений; в скором времени он отодвинул в сторону премьер-министра Николу Пашича и затем стал потихоньку сворачивать все конституционные нормы. А хорваты и словены, и прежде всего Хорватская народная крестьянская партия, выступали именно за то, чтобы соблюдалась конституция. Эти споры ведь начались у них еще на этапе складывания самого государства, во время переговоров! Тем не менее создание этого единого государства для всех вошедших в него стран было огромным плюсом. Дело в том, что Сербия была более плодородна в плане земель и более выгодна с точки зрения сырья, а Хорватия и Словения были более развиты в плане промышленности и имели нормальный выход к морю. Плюс теперь они могли быть вполне самостоятельным игроком, потому что численность населения выросла, а следовательно, возросла экономическая и военная мощь. И они становились уже не кучкой отдельных маленьких государств, а самым большим и сильным государством на Балканах.


Просмотры: 27
Оценить:

0 Комментариев