Версия для печати

Россия. Военная история

Навстречу «Ледяному походу»: как дроздовцы пришли на Дон

11 марта 1918 года начался двухмесячный марш бригады полковника Михаила Дроздовского от Ясс до Новочеркасска

История Добровольческой армии, превратившейся позднее в Вооруженные силы Юга России и сопротивлявшейся Красной Армии вплоть до ноября 1920 года, ведет свой отсчет от знаменитого Ледяного похода 1918 года. Но в то же самое время в столь же тяжелый и дальний — 1200 верст (почти 1300 км) — поход отправилась Первая Отдельная бригада русских добровольцев. Сформированная полковником Генерального штаба Михаилом Дроздовским в Яссах, эта бригада начала свой путь 11 марта (26 февраля по ст. ст.) 1918 года. А 8 мая (25 апреля по ст. ст.) бригада полковника Дроздовского вошла в Новочеркасск, завершив поход присоединением к Добровольческой армии.

Фронт, который держался

Румынский фронт Первой мировой войны к исходу 1917 года оказался одним из самых спокойных с точки зрения революционных событий. Хотя и сюда сумели добраться большевистские агитаторы, да и дисциплина среди солдат, воевавших третий год, была далека от строгой, здесь все-таки сохранилось подобие военного порядка. Во многом это определялось тем, что командиры частей, воевавших в Румынии, и командование фронта активно противодействовали пропагандистам. Дошло, в частности, до того, что созданный под давлением солдатских масс фронтовой комитет депутатов в ответ на октябрьские события в Петрограде принял резолюцию о непринятии Советской власти! А заключение перемирия между русско-румынскими и австро-германскими войсками позволило разоружить и распустить наиболее распропагандированные большевиками части, что тоже положительно сказалось на общей обстановке на фронте.

Однако сохранить фронт как боевую единицу уже было невозможно. Уставшие от войны солдаты и офицеры все больше оглядывались на восток, стремясь добраться до родных мест. Этому в большой степени способствовали тревожные известия, приходившие оттуда: разгоравшаяся Гражданская война захватывала все новые и новые губернии. Массового дезертирства из действующих частей не было, офицеры по-прежнему сохраняли влияние в них, да и солдаты, огражденные от пропагандистов, тоже не стремились немедленно покинуть Румынию, но тенденция была очевидна.

В этих условиях и начали складываться первые тайные офицерские организации на Румынском фронте. Они ставили своей целью возвращение на родину не поодиночке, а отрядами, способными к организованной борьбе с Советской властью. Этот процесс шел тем активнее, чем чаще в Яссах, где располагался штаб фронта, появлялись эмиссары «Алексеевской организации» — будущей Добровольческой армии. Известие о том, что на недалеком, в сущности, Дону формируется военная сила, готовая противостоять большевикам, сыграло роль катализатора офицерских настроений. Оставалось только найти лидера, который смог бы возглавить стихийно возникавшие офицерские отряды. Им-то и оказался бывший начальник 14-й пехотной дивизии полковник Генерального штаба Михаил Дроздовский.

Ультиматум под орудийными стволами

Первым серьезным шагом полковника Дроздовского стала легализация организации, к тому времени уже вовсю занимавшейся записью добровольцев, стремившихся в поход на Дон. Структура получила название Первой бригады русских добровольцев и заручилась благодаря прекрасным отношения своего лидера с командованием Румынского фронта поддержку с его стороны. В декабре 1917 года в русских газетах, издававшихся в Румынии, даже начали печатать объявления о записи желающих вступить в бригаду, и это увеличило их приток — впрочем, несущественно. И только после того, как был издан приказ по фронту о формировании Отдельного корпуса русских добровольцев, число их стало расти заметно быстрее.

К концу февраля численность добровольческой бригады, формирование которой было поручено полковнику Дроздовскому, дошла до тысячи человек. В ее распоряжении были не только винтовки и пулеметы, но и полевые и горные орудия, бронеавтомобили, а также автотранспорт. Но именно в этот момент Румыния заключила сепаратный мир с Австро-Венгрией и Германией, и положение русских войск, тем более сохранивших боевой порядок, стало двусмысленным. Формально они подлежали разоружению и интернированию, но соглашаться на это Михаил Дроздовский и его подчиненные не собирались. Несмотря на все противодействие румынских властей, на которое добровольцам пришлось ответить жестким ультиматумом и угрозой артиллерийского обстрела королевского дворца в Яссах, 11 марта 1918 года Первая Отдельная бригада русских добровольцев получила в свое распоряжение эшелоны и право покинуть Румынию и тронулась на северо-восток. Поход на Дон начался.

Блуждающий остров, окруженный врагами

К тому моменту половину наличных сил дроздовцев, как стали именовать себя добровольцы, составляли офицеры. Подавляющее большинство из них были фронтовиками и выпускниками ускоренных курсов прапорщиков в званиях не выше капитана, и только два десятка относились к обер-офицерам. В их число входил сам полковник Дроздовский и его ближайшие сподвижники: полковник Михаил Войналович и подполковник Георгий Лесли. Именно они и возглавили соединение, которое после пересечения румынско-российской границы, уже в Дубоссарах, было реорганизовано и стало называться Первой Отдельной бригадой русских добровольцев. Дроздовский стал начальником бригады, Войналович — начальником ее штаба, а Лесли — его помощником. 

Бригада имела в своем составе и пехотные, и кавалерийские, и артиллерийские подразделения, даже броневой отряд из нескольких бронеавтомобилей, автоколонну и радиостанции. Но численность всех этих подразделений была невелика: конный дивизион, например, состоял всего из сотни бойцов. Это с лихвой компенсировалось тем, что многие должности рядовых и унтер-офицеров занимали офицеры-фронтовики с богатым боевым опытом, а главное, безоговорочно верившие своим командирам и разделявшие их монархические взгляды (практически весь офицерский состав бригады состоял в тайном монархическом обществе). Например, бригадной артиллерией командовал генерал-майор Николай Невадовский, бывший командующий 64-й артиллерийской бригадой, поначалу получивший у дроздовцев должность рядового артиллериста.

Всем этим и объяснялась та легкость, с которой бригада Дроздовского рассеивала немногочисленные отряды Красной Армии, которые встречались ей на пути к Ростову-на-Дону и Новочеркасску. А поддерживаемая жесткая дисциплина позволяла полковнику Дроздовскому поддерживать высокий темп движения его бригады. Она преодолевала до 60 верст в сутки, причем пехота либо передвигалась на грузовиках, либо, если мешала распутица, на телегах, чтобы не задерживать остальные части. Сам Дроздовский в своем дневнике позже назовет свою бригаду «блуждающим островом, окруженным врагами»: противостоять в походе приходилось не только Красной Армии, но и вооруженным отрядам независимой тогда Украины, а также оккупировавшим юг России германским войскам.

Воссоединение добровольцев

Несмотря на тяжелые условия марша, вынуждавшие порой бросать отказавшую и не подлежащую ремонту технику, бригада Дроздовского без серьезного сопротивления сумела занять последовательно Мелитополь, Бердянск, Мариуполь и Таганрог и к 4 мая (21 апреля по ст. ст.) 1918 года в полном походном порядке подошла к Ростову-на-Дону. К этому времени численность соединения уже превышала полторы тысячи бойцов, на вооружении которых находились несколько десятков пулеметов, полтора десятка орудий и единственный оставшийся бронеавтомобиль — «Верный». С этими силами полковник Дроздовский решился ночью атаковать располагавшиеся в Ростове и вокруг него красноармейские части, и такой тактический прием позволил быстро овладеть вокзалом и прилегающими к нему улицами, а потом развить этот успех. Но ошибка разведчиков-дроздовцев, оценивших силы противника всего в 5-7 тысяч человек, тогда как их было вчетверо больше, в итоге не позволила бригаде удержать город.

Оставив Ростов, бригада Дроздовского двинулась в сторону Новочеркасска, который уже был атакован казаками полковника Святослава Денисова. С помощью дроздовцев, которые сначала оттянули своей ростовской атакой часть сил Красной Армии, а потом пришли на помощь казачьим партизанским отрядам, к вечеру 8 мая (25 апреля по ст. ст.) город был взят. Именно этот день и стал днем окончания длившегося 61 сутки Ясского похода бригады полковника Михаила Дроздовского. А через две с половиной недели Первая Отдельная бригада русских добровольцев под командованием полковника Генерального штаба Михаила Дроздовского приказом командующего Добровольческой армией генерал-лейтенанта Антона Деникина была включена в ее состав. Надо заметить, что для армии, прошедшей «Ледяной поход», дроздовцы стали существенным пополнением: они почти вдвое увеличили численность добровольцев.

Вскоре соединение стало именоваться 3-й пехотной дивизией Добровольческой армии; его командиром остался полковник Михаил Дроздовский. Сохранившая строгую дисциплину и отличавшаяся высокой боеспособностью дивизия стала одной из самых боевых частей Добровольческой армии, которая использовалась в самых тяжелых сражениях. Неудивительно, что общие потери соединения за два с половиной года его участия в Гражданской войне оцениваются в 15 000 убитых, треть из которых составили офицеры, и порядка 35 000 раненых. Среди погибших оказались и лидеры Ясского похода: ставший генерал-майором Михаил Дроздовский умер 14 января 1919 года от последовавшего за ранением в ногу общего заражения крови, а полковник Михаил Войналович был убит во время штурма Ростова-на-Дону.


Смотрите также

«Ледяной» поход: рождение Белой гвардии

Очерки истории гражданской войны на Дону (февраль – апрель 1918 г.)

Корниловский мятеж. Последняя попытка спасти армию и страну

Первая конная армия: чему белые научили красных

Первые «красные маршалы»: кто они?


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 49
0 Комментариев