Где правда?

Насильно превращенный в легенду: история Павлика Морозова

14 ноября 1918 года на Урале родился мальчишка, которого сделали первым советским пионером-героем

Существовавший в Советском Союзе культ пионеров-героев — подростков, на героических примерах которых воспитывались дети всей страны, — имеет точную дату возникновения. 19 ноября 1932 года в газете «Уральский рабочий» появился материал «Дело об убийстве пионера Павлика Морозова». Именно с него началось превращение биографии обыкновенного уральского мальчишки, успевшего натерпеться бед за свою короткую жизнь, в историю пионера-героя. По странному совпадению, статья, изменившая посмертную судьбу Павлика Морозова, вышла через пять дней после того, как ему должно было исполниться четырнадцать лет.

Кто такие Морозовы

Если описывать историю Павлика Морозова, опираясь исключительно на факты, то она окажется далекой от всего, что напридумывали и наплели о нем после его смерти. Старший из четверых братьев (пятый умер в младенчестве), он очень рано принял на себя обязанности по содержанию семьи. Сделать это Павлику пришлось не по доброй воле — просто больше некому было.

Портрет Павлика Морозова, созданный на основе его единственной прижизненной фотографии

Портрет Павлика Морозова, созданный на основе его единственной прижизненной фотографии

Источник: commons.wikimedia.org


Семья его отца, Трофима Морозова, поселилась в селе Герасимовка в 1910 году, приехав на Урал по столыпинской программе переселения. Дед Павлика и глава семьи Сергей Морозов успел до Октябрьской революции послужить в жандармах, а Трофим вернулся с Гражданской войны в статусе бывшего красного командира. Этого хватило, чтобы его избрали председателем сельсовета: то ли других желающих занять новый пост не нашлось, то ли никто не решился спорить с Морозовыми, которые фактически подмяли под себя всю Герасимовку. Дальнейшая история характерна для тогдашней российской глубинки. Получив в руки власть, бывший красный командир быстро научился пользоваться ею с пользой для себя. Главным источником дохода для Трофима Морозова стали справки, которые он выдавал спецпереселенцам — сосланным за Урал раскулаченным. Оформление их стало приносить ему серьезный доход, и потерявший голову от дармового заработка председатель пустился во все тяжкие. Пристрастившийся к выпивке, он вскоре ушел от своей жены, которую искренне ненавидели его родители, а хозяйство и четверо детей остались на руках у бывшей супруги, Татьяны Морозовой.

Родня, обрекшая на смерть

Необыкновенно большое число справок, выданных якобы жителям села Герасимовка, привлекло внимание ОГПУ, и начавшееся следствие без труда вышло на Трофима Морозова, он был уличен в подлогах и продаже документов. Во время суда в качестве свидетеля выступала и Татьяна Морозова, которую своими показаниями поддержал сын Павлик. Правда, ему судья даже не дал договорить до конца: свидетельства несовершеннолетнего к рассмотрению в суде решили не принимать. Но все равно такое «предательство» со стороны семьи, не знавшей, кстати, жалости и регулярно испытывавшей на себе тяжелый характер и тяжелую руку отставного краскома, вызвало откровенную ненависть у Морозовых-старших. И после того, как Трофим Морозов был приговорен к десяти годам исправительных работ и отправился на строительство Беломорканала, его родители и их близкие решили отомстить непокорной невестке и ее детям, спланировав и организовав убийство Павла и его брата Федора — старших из мальчишек. Трогать Татьяну Морозову родственники не решились или, очевидно, не захотели: они наверняка чувствовали, что убийство сыновей будет для нее гораздо более страшным ударом, чем собственная смерть.

Убийца и жертва: Павлик Морозов (в центре в фуражке) и его двоюродный брат Данила Морозов (слева во втором ряду) среди одноклассников. Фотография конца 1920-х годов

Убийца и жертва: Павлик Морозов (в центре в фуражке) и его двоюродный брат Данила Морозов (слева во втором ряду) среди одноклассников. Фотография конца 1920-х годов

Источник: commons.wikimedia.org


Дождавшись, пока 2 августа 1932 года женщина уедет в ближайший город продавать теленка, они подстерегли ушедших в лес за ягодами Павлика и Федю и несколькими ударами ножа расправились с обоими. Тела убитых мальчиков нашли на пятый день, когда обеспокоенная их пропажей мать настояла на том, чтобы местный милиционер организовал поиски. Очень быстро обнаружилось и орудие убийства — нож, спрятанный в доме Сергея Морозова, и испачканная кровью одежда Данилы Морозова, приходившегося убитым двоюродным братом. Именно он, как установило следствие, и нанес мальчишкам смертельные раны, пока дед и его свояк Арсений Кулуканов держали Павлика и Федю. 19 ноября 1932 года начался суд над Сергеем, Ксенией и Данилой Морозовыми и Арсением Кулукановым, обвинявшимися в организации и исполнении убийства мальчишек. Двое — Данила и Арсений — были приговорены к смертной казни, а престарелых Сергея и Ксению отправили в тюрьму, из которой они уже не вышли. А через два года в Герасимовку вернулся досрочно освобожденный за ударный труд Трофим Морозов и жил, стараясь не напоминать о себе и тяжелой истории своей семьи.

Дом в селе Герасимовка, в котором родился и жил Павлик Морозов. В 1948 году этот дом, в котором располагался музей пионера-героя, был уничтожен пожаром

Дом в селе Герасимовка, в котором родился и жил Павлик Морозов. В 1948 году этот дом, в котором располагался музей пионера-героя, был уничтожен пожаром

Источник: pinterest.ru


Покрытые бронзой

Убийство мальчиков не слишком удивило Герасимовку, сжившуюся с жестокостью старших представителей семьи Морозовых, но зато оно потрясло всю остальную страну. Судебный процесс над убийцами Павлика и Феди широко освещался, и они быстро превратились в жертв кулацкого произвола, пострадавших за свою гражданскую позицию. Скоро Павлик Морозов стал известен на всю страну, тогда как о Феде Морозове если и вспоминали, то лишь как о случайной жертве. Зато его старшему брату стали приписывать и организацию, и руководство первым в Герасимовке пионерским отрядом (хотя Павлик лишь вступил в отряд, организованный его учительницей), и инициативно-обличительную речь на суде над отцом (хотя он лишь свидетельствовал о его продажности и жестокости), и чуть ли не долгую и кропотливую работу по разоблачению кулацкого подполья, которого в их селе не было и быть не могло. В 1936 году в Москве решили поставить памятник пионеру Павлику Морозову (который воздвигли лишь в 1948 году на Пресне), его именами начали называть пионерские отряды, школы, детские лагеря отдыха, корабли… А когда в позднем послевоенном СССР начали говорить и писать о пионерах-героях, мальчишка из уральского села встал в один ряд с Леней Голиковым, Маратом Казеем, Зиной Портновой и Валей Котиком — четверкой подростков, удостоенных звания Героя Советского Союза.

Пример смелого пионера, который не побоялся выступить против своих родственников, поскольку считал честность дороже семейных уз, пропагандировался по всей стране. Это закономерным образом вызвало попытки после крушения СССР пересмотреть миф о Павлике Морозове. Его стали обвинять в доносах на отца и чуть ли не в участии в операции ОГПУ, а само его имя превратили в синоним предательства, появились разоблачительные книги, а потом и книги, в которых разоблачались разоблачители… Последнее слово в этих страстях поставил Верховный суд, который в 2001 году на основании материалов Генеральной прокуратуры отказал в реабилитации всех четверых осужденных по делу об убийстве Павлика и Феди Морозовых. Основанием для этого решения стало то обстоятельство, что дело носило чисто уголовный характер — как, впрочем, и вся эта история.

Плакат «Павлик Морозов» из серии «Пионеры-герои», выпускавшийся в позднем СССР

Плакат «Павлик Морозов» из серии «Пионеры-герои», выпускавшийся в позднем СССР

Источник: olw.ru.net


Обложка: Карина художника Никиты Чебакова «Павлик Морозов», 1952 год. Источник: olw.ru.net


Смотрите также:

Неизлечимо больной гений партизанщины: пять фактов из биографии Нестора Махно

Красный Робин Гуд: история жизни и славы Котовского

Семен Буденный — это не только усы: 8 фактов о легендарном маршале

Климент Ворошилов — человек за золотом маршальского мундира

От НЭПа к сталинской индустриализации: к 90-летию старта «первой пятилетки»


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 13521
3 Комментария

Белоусова Лариса

Историю пишут победители и просто грамотные люди( народы).

Михайлов Людовик

эту историю выучить надо депутатам гос думе чуть что напыжившись клянут павлика

Злобина Ольга

Ну, уже хорошо, что не облили грязью, как тут написано, было после перестройки. Очень хорошо, что ничего, собственно, нового не придумали: слово в слово, как всегда и говорили нам, бывшим пионерам, и писали в детских книжках. А вот, что двигало Павликом в момент дачи показаний, то есть, мотив, мог знать только он. Мы привыкли домысливать за других. Может, обида на отца, а, может, и гражданская позиция - ведь вступил же он в пионеры. Тогда вступление в пионеры было зовом сердца и делом чести. Я думаю, что он и его мать отдавали себе отчет в том, что могло последовать за дачей показаний против отца. И это был осознанный выбор. Пусть на одного героя в стране будет больше. "Уголовщина", правда, защищает его имя от нападок современных перестройщиков. Но и этот строй, согласно эволюции, тоже не вечен.