Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

1928_V_Kolkhoz.jpg

Коллективизация

декабрь 1928 - 1933

Процесс объединения единоличных крестьянских хозяйств в коллективные хозяйства. Цель коллективизации — установление социалистических производственных отношений в деревне, устранение мелкотоварного производства для разрешения хлебных затруднений и обеспечения страны необходимым количеством товарного зерна. Породила массовый голод в начале 30-х годов.

ПРИЧИНЫ И ПРЕДПОСЫЛКИ

Коллективизация имела как минимум четыре цели. Первая, официально провозглашенная партийным руководством - осуществление социалистических преобразований в деревне. Неоднородность и многоукладность экономики воспринималась как противоречие, которое необходимо преодолеть. В перспективе предполагалось создание крупного социалистического сельскохозяйственного производства, которое надежно обеспечит государство хлебом, мясом и сырьем. Способом перехода к социализму в деревне считалась кооперация. К 1927 г. различными формами кооперации было охвачено свыше трети крестьянских хозяйств.

Вторая цель - обеспечение бесперебойного снабжения быстро растущих в ходе индустриализации городов. Основные черты индустриализации проецировались на коллективизацию. Бешеные темпы промышленного роста, урбанизации требовали резкого увеличения в чрезвычайно сжатые сроки поставок продовольствия в город.

Третья цель - высвобождение рабочих рук из деревни для строек первых пятилеток. Колхозы являлись крупными производителями зерна. Внедрение в них техники должно было освободить от тяжелого ручного труда миллионы крестьян. Их ждала теперь работа на заводах и фабриках.

Четвертая цель, также связана с индустриализацией - увеличение с помощью колхозного производства продажи зерна на экспорт. Деньги, вырученные от этой продажи, должны были пойти на закупку техники и оборудования для советских заводов. Иного источника валютных средств у государства в то время фактически не существовало.

В 1927 г. в стране разразился очередной «хлебный кризис». Из-за нехватки промышленных товаров для обмена на зерно, а также неурожая в ряде районов, сократилось количество поступившего на рынок товарного хлеба, а также продажа сельхозпродукции государству. Промышленность не поспевала кормить город через товарообмен. Опасаясь повторения хлебных кризисов и срыва выполнения плана индустриализации, руководство страны решило ускорить проведение сплошной коллективизации. Мнение экономистов-аграрников (А.В. Чаянов, Н.Д. Кондратьев и др.), что наиболее перспективным для экономики является соединение индивидуально-семейной, коллективной и государственной форм организации производства, было проигнорировано.

В декабре 1927 г. ХV съезд ВКП(б) принял специальную резолюцию по вопросу о работе в деревне, в которой провозгласил «Курс на коллективизацию». Ставились задачи: 1) создать «фабрики зерна и мяса»; 2) обеспечить условия для применения машин, удобрений, новейших агро- и зоотехнических методов производства; 3) высвободить рабочую силу для строек индустриализации; 4) ликвидировать разделение крестьян на бедноту, середняка и кулака. Был издан «Закон об общих началах землепользования и землеустройства», по которому из госбюджета выделялись значительные суммы на финансирование коллективных хозяйств. Для технического обслуживания крестьянских объединенных кооперативов в сельских районах организовывались машинно-тракторные станции (МТС). Колхозы были открыты для всех.

Коллективные хозяйства (колхозы) управлялись общим собранием и избираемым им правлением во главе с председателем. Существовали три типа колхозов: 1) товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ), где обобществлялись только сложные машины, а основные средства производства (земля, инвентарь, рабочий и продуктивный скот) находились в частном пользовании; 2) артель, где обобществлялись земля, инвентарь, рабочий и продуктивный скот, а в личной собственности оставлялись огороды, мелкий скот и птица, ручной инвентарь; 3) коммуны, где все было общим, подчас до организации общественного питания.        Предполагалось, что крестьянин сам убедится в преимуществах обобществления, и с принятием административных мер не спешили.

Взяв курс на индустриализацию, советское руководство столкнулось с проблемой нехватки средств и рабочих рук для промышленности. Получить то и другое можно было, прежде всего, из аграрного сектора экономики, где к концу 20-х гг. было сосредоточено 80% населения страны. Выход был найден в создании коллективных хозяйств. Практика социалистического строительства диктовала быстрые, жесткие темпы и методы.

 

«ГОД ВЕЛИКОГО ПЕРЕЛОМА»

Переход к политике коллективизации начался летом 1929 г., вскоре после принятия первого пятилетнего плана. Главной причиной ее форсированных темпов состояла в том, что государству не удавалось произвести перекачку средств из деревни в промышленность путем установления заниженных цен на сельхозпродукцию. Крестьяне отказывались продавать свою продукцию на невыгодных для себя условиях. Кроме того, мелкие, технически слабо оснащенные крестьянские хозяйства были не в состоянии обеспечить растущее городское население и армию продуктами, а развивающуюся промышленность - сырьем.

В ноябре 1929 г. вышла в свет статья Сталина «Год великого перелома». В ней говорилось о «коренном переломе в развитии нашего земледелия от мелкого и отсталого индивидуального хозяйства к крупному и передовому коллективному земледелию».

В духе этой статьи в январе 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». В нем намечались жесткие сроки ее проведения. Выделялись две зоны: первая - Северо-Кавказский край, Среднее и Нижнее Поволжье, в которой коллективизацию намечено было закончить осенью 1930-весной 1931 г.; вторая - все остальные зерновые районы - к осени 1931 до весны 1932 г. К концу первой пятилетки коллективизацию планировалось осуществить в масштабе всей страны.

Для проведения коллективизации были мобилизованы 25 тыс. рабочих из городов, готовых выполнить партийные директивы. Уклонение от коллективизации стали трактовать как преступление. Под угрозой закрытия рынков и церквей крестьян заставляли вступать в колхозы. Имущество тех, кто осмеливался сопротивляться коллективизации, конфисковывалось. К исходу февраля 1930 года в колхозах численность уже 14 млн. хозяйств - 60% общего числа

Зимой 1929-1930 гг. во многих деревнях и селах наблюдалась страшная картина. Крестьяне гнали на колхозный двор (часто просто сарай, окруженный забором) всю свою скотину: коров, овец, и даже кур и гусей. Руководители колхозов на местах понимали решения партии по своему - если обобществлять, то все, вплоть до птицы. Кто, как и на какие средства будет кормить скотину в зимнее время, заранее предусмотрено не было. Естественно, большинство животных погибало через несколько дней. Более искушенные крестьяне заранее резали свою скотину, не желая отдавать ее колхозу. Тем самым по животноводству был нанесен огромный удар. Фактически, с колхозов в первое время брать было нечего. Город стал испытывать еще большую нехватку продовольствия, чем ранее.

 

РАСКУЛАЧИВАНИЕ

Нехватка продовольствия обусловила нарастание внеэкономического принуждения в аграрном секторе - чем дальше, тем больше у крестьянина не покупали, а брали, что вело к еще большему сокращению производства. В первую очередь, не хотели сдавать свое зерно, скотину, инвентарь зажиточные крестьяне, называемые кулаками. Многие из них открыто выступали против местных властей, деревенских активистов. В ответ на местах переходят к раскулачиванию, с 1930 г. возведенному в ранг государственной политики. Аренда земли и использование наемного труда были запрещены. Определением, кто есть «кулак», а кто «середняк» занимались непосредственно на местах. Единой и точной классификации не было. В некоторых районах к кулакам приписывали тех, у кого было две коровы, или две лошади, или хороший дом. Поэтому каждый район получал свою норму раскулачивания. В феврале 1930 г. было издано постановление, определяющее его порядок. Кулачество делилось на три категории: первая («контрреволюционный актив») - подлежала аресту и могла быть приговорена к смертной казни; вторая (активные противники коллективизации) - выселению в отдаленные районы; третья - расселению в пределах района. Искусственное разделение на группы, неопределенность их характеристик создавали почву для произвола на местах. Составлением списков семей, подлежащих раскулачиванию, занимались местные органы ОГПУ и власти на местах при участии деревенских активистов. Постановление определяло, что число раскулачиваемых по району не должно превышать 3-5% всех крестьянских хозяйств.

Страна все гуще покрывалась сетью лагерей, поселков «спецпереселенцев» (высланных «кулаков» и членов их семей). К январю 1932 г. было выселено 1,4 млн. чел, из них несколько сот тысяч - в отдаленные районы страны. Их отправляли на принудительные работы (например, на строительство Беломорско–Балтийского канала), рубку леса на Урале, в Карелии, Сибири, на Дальнем востоке. Многие гибли в пути, многие - по прибытии на место, поскольку, как правило, «спецпереселенцев» высаживали на голом месте: в лесу, в горах, в степи. Выселяемым семьям разрешалось брать с собой одежду, постельные и кухонные принадлежности, продовольствие на 3 месяца, однако общий багаж не должен весить больше 30 пудов (480 кг). Остальное имущество изымалось и распределялось между колхозом и бедняками. Выселению и конфискации имущества не подлежали семьи красноармейцев и командного состава РККА. Раскулачивание стало инструментом форсирования коллективизации: сопротивлявшихся созданию колхозов на законных основаниях можно было репрессировать как кулаков или им сочувствовавших -  «подкулачников».

 

ИЗ ПИСЕМ ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВЦИК М.И. КАЛИНИНУ. НАЧАЛО 1930-Х

«Уважаемый т. Михаил Иванович Калинин! Сообщаю из лагеря Макарихи - г. Котлас. ...Усматривалось ли вами то, что вместе с родителями переселяются и беззащитные дети от 2-х недель и старше и страдают в бараках совершенно непригодных... Хлеб выдается с опозданием на 5 дней. Такой мизерный паек, и то несвоевременно... Мы все, невинные, ждем окончательного рассмотрения дела по нашим заявлениям...».

«Председателю ВЦИК тов. М.И. Калинину. Находясь в ссылке, я насмотрелся на весь ужас этого массового выселения целых семейств... Пусть это кулаки, хотя многие из них имели совершенно ничтожное, ниже середняцкого состояние, пусть вредные элементы, хотя, правду сказать, многие попали сюда только из-за злых языков своих соседей, но все же это люди, а не скотина, и жить им приходится гораздо хуже, чем живет скотина у культурного хозяина...»

 

«ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ ОТ УСПЕХОВ»

Насильственная коллективизация и раскулачивание вызвали протест крестьян. В феврале-марте 1930 г. начался массовый забой скота, поголовье крупного рогатого скота сократилось в результате на треть. В 1929 г. было зарегистрировано 1300 крестьянских антиколхозных выступлений. На северном Кавказе и в ряде районов Украины на усмирение крестьян были брошены регулярные части Красной армии. В армию, в основном состоявшую из крестьянских детей, также проникало недовольство. В то же время в деревнях отмечались многочисленные факты убийства «двадцатипятитысячников» - рабочих активистов, посланных из города организовывать колхозы. Кулаки неоднократно ломали и портили колхозные машины во время весеннего сева и писали угрожающие послания председателям хозяйств.

2 марта 1930 г. в «Правде» вышла статья Сталина «Головокружение от успехов», содержавшая обвинение в перегибах в адрес местного руководства. Было принято постановление о борьбе против «искривления партлинии в колхозном движении». Показательно наказаны некоторые руководители на местах. Тогда же, в марте, был принят Примерный устав сельскохозяйственной артели. В нем провозглашался принцип добровольного вхождения в колхоз, определялся порядок объединения, объем общественных средств производства.

Из статьи И.В. Сталина «Головокружение от успехов», 2 марта 1930 г.: «...Нельзя насаждать колхозы силой. Это было бы глупо и реакционно. Колхозное движение должно опираться на активную поддержку со стороны основных масс крестьянства. Нельзя механически пересаживать образцы колхозного строительства в развитых районах в районы неразвитые. Это было бы глупо и реакционно. Такая «политика» одним ударом развенчала бы политику коллективизации... Дразнить крестьянина-колхозника «обобществлением» жилых построек, всего молочного скота, всего мелкого скота, домашней птицы, когда зерновая проблема еще не разрешена, когда артельная форма колхозов еще не закреплена, - разве не ясно, что такая «политика» может быть угодной и выгодной лишь нашим заклятым врагам? Чтобы выправить линию нашей работы в области колхозного строительства, надо положить конец этим настроениям...»

Статья полностью

 

ГОЛОД 1932-33 ГГ.

В начале 1930-х годов цены на зерно на мировом рынке резко упали. Урожаи 1931 и 1932 гг. в СССР были ниже средних. Однако продажа хлеба за границу с целью получения валюты на закупку промышленного оборудования продолжалась. Прекращение экспорта грозило срывом программы индустриализации. В 1930 г. было собрано 835 млн центнеров зерна, из них экспортировано - 48,4 млн центнеров. В 1931 г. соответственно собрано - 695, вывезено 51,8 млн центнеров.

В 1932 г. выполнить задания по сдаче хлеба колхозы зерновых районов не смогли. Туда были направлены чрезвычайные комиссии. Деревню захлестнула волна административного террора. Изъятие для нужд индустриализации из колхозов ежегодно миллионов центнеров зерна вызвало вскоре страшный голод. Зачастую изымалось даже то зерно, которое было предназначено для весеннего посева. Мало сеяли, мало и собирали. Но план поставок необходимо было выполнять. Тогда у колхозников забирали последние продукты. Импортные станки обошлись народу очень дорогой ценой, голодом 1932-1933 годов. Голод разразился на Украине, Северном Кавказе, Казахстане, в Центральной России. Причем, многие голодающие районы являлись как раз хлебными житницами страны. По подсчетам некоторых историков голод унес жизни более 5 млн человек.

 

ИТОГИ

После выхода сталинской статьи «Головокружение от успехов» отмечался массовый выход крестьян из колхозов. Но вскоре они вновь вступают в них. Ставки сельхозналога с единоличников были повышены на 50 % по сравнению с колхозными, что не позволяло нормально вести индивидуальное хозяйство. В сентябре 1931 года охват коллективизацией достигает 60%. В 1934 году - 75%. Вся политика советского руководства в отношении сельского хозяйства была направлена на удержание крестьянина в жестких рамках: либо работать в колхозе, либо уехать в город и влиться в новый пролетариат. Для недопущения неконтролируемой властями миграции населения в декабре 1932 г. были введены паспорта и система прописки. Крестьяне паспортов не получили. Без них же нельзя было переехать в город и устроиться там на работу. Покидать колхоз можно было только с разрешения председателя. Подобное положение сохранялось вплоть до 1960-х гг. Но одновременно в массовых масштабах проходил так называемый организованный набор рабочей силы из села на стройки первых пятилеток.

С течением времени недовольство крестьян коллективизацией затихало. Беднякам, по большому счету терять было нечего. Середняки свыкались с новым положением и не решались открыто выступать против власти. Кроме того, колхозный строй, ломая одно из начал крестьянской жизни - индивидуальное хозяйство, продолжал другие традиции - общинный дух российского села, взаимозависимость и совместный труд. Новая жизнь не давала прямого стимула для хозяйственной инициативы. Хороший председатель мог обеспечить приемлемый уровень жизни в колхозе, тогда как нерадивый довести его до нищеты. Но постепенно хозяйства вставали на ноги и начинали давать то продовольствие, которое требовало от них государство. Трудились колхозники за так называемые «трудодни» - отметку за выход на работу. За «трудодни» они получали и часть произведенной колхозом продукции. О зажиточности, хорошем достатке в первое время мечтать просто не приходилось. Сопротивление кулаков, которых одни называли «мироедами», другие - предприимчивыми хозяевами было сломлено репрессиями и налогами. Однако затаенная злость и обида на советский строй у многих из них оставалась. Все это сказалось уже в годы Великой Отечественной войны в проявлении сотрудничества с противником части репрессированных кулаков.

В 1934 г. было объявлено о завершающем этапе коллективизации. Было покончено с разделением крестьян на бедноту, середняка и кулака. К 1937 г. 93% крестьянских хозяйств были объединены в колхозы и совхозы. Государственная земля закреплялась за колхозами в вечное пользование. Колхозы располагали землей и рабочей силой. Машины давали государственные машинно-тракторные станции (МТС). За свою работу МТС брали частью собранного урожая. На колхозах лежала ответственность сдавать государству по «твердой цене» 25-33% продукции.

Формально руководство колхозом осуществлялось на основе самоуправления: общее собрание колхозников избирало председателя, правление и ревизионную комиссию. Фактически же колхозами управляли райкомы партии.

Коллективизация решила проблему свободной перекачки средств из аграрного сектора в промышленность, обеспечила снабжение армии и индустриальных центров продуктами сельского хозяйства, а также решила проблему экспортных поставок хлеба и сырья. В годы первой пятилетки 40% экспортной выручки дал экспорт зерна. Вместо 500 - 600 миллионов пудов товарного хлеба, заготовлявшегося ранее, в середине 1930-х годов страна заготовляла 1200 - 1400 миллионов пудов товарного зерна ежегодно. Колхозы хоть и не сытно, но все же кормили возрастающее население государства, прежде всего городов. Организация крупных хозяйств и внедрение в них машинной техники позволило изымать из сельского хозяйства гигантское число людей, которые работали на стройках индустриализации, затем воевали против нацизма и вновь поднимали промышленность в послевоенные годы. Другими словами была высвобождена огромная часть людских и материальных ресурсов деревни.

Главным результатом коллективизации стал осуществленный со многими неоправданными издержками, но все же осуществленный индустриальный скачок.

 

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ У. ЧЕРЧИЛЛЯ

О беседе с И. Сталиным на переговорах в Москве в августе 1942 г. (разговор зашел о коллективизации в СССР в 1930-х годах)

(...) Эта тема сейчас же оживила маршала [Сталина].

«Ну нет, - сказал он, - политика коллективизации была страшной борьбой».

«Я так и думал, что вы считаете ее тяжелой, - сказал я [Черчилль], - ведь вы имели дело не с несколькими десятками тысяч аристократов или крупных помещиков, а с миллионами маленьких людей».

«С десятью миллионами, - сказал он, подняв руки. - Это было что-то страшное, это длилось четыре года, но для того, чтобы избавиться от периодических голодовок, России было абсолютно необходимо пахать землю тракторами. Мы должны механизировать наше сельское хозяйство. Когда мы давали трактора крестьянам, то они приходили в негодность через несколько месяцев. Только колхозы, имеющие мастерские, могут обращаться с тракторами. Мы всеми силами старались объяснить это крестьянам...

[речь зашла о зажиточных крестьянах и Черчилль спросил]: «Это были люди, которых вы называли кулаками?»

«Да, - ответил он, не повторив этого слова. После паузы он заметил: - Все это было очень скверно и трудно, но необходимо».

«Что же произошло?» - спросил я.

«Многие из них согласились пойти с нами, - ответил он. - Некоторым из них дали землю для индивидуальной обработки в Томской области, или в Иркутской, или еще дальше на север, но основная их часть была весьма непопулярна, и они были уничтожены своими батраками».

Наступила довольно длительная пауза. Затем Сталин продолжал: «Мы не только в огромной степени увеличили снабжение продовольствием, но и неизмеримо улучшили качество зерна. Раньше выращивались всевозможные сорта зерна. Сейчас во всей нашей стране никому не разрешается сеять какие бы то ни было другие сорта, помимо стандартного советского зерна. В противном случае с ними обходятся сурово. Это означает еще большее увеличение снабжения продовольствием».

Я... помню, какое сильное впечатление на меня в то время произвело сообщение о том, что миллионы мужчин и женщин уничтожаются или навсегда переселяются. Несомненно, родится поколение, которому будут неведомы их страдания, но оно, конечно, будет иметь больше еды и будет благословлять имя Сталина...

Черчилль У. Вторая мировая война. (В 3 х книгах)». Часть II. Тт. 3-4. М., 1991

Литература:

Связанные материалы:

Червонцы и торговцы для диктатуры пролетариата. К совпадению годовщин советской экономической политики

11 октября в 1922 году в Советской России ввели новую денежную единицу – червонец. А 11 октября 1931 года – запретили частную торговлю. Сегодня, в день случайного совпадения сразу двух дат, стоит поговорить о том, что государственная экономическая политика и частная предприимчивость дружно уживаются в понятии «экономический суверенитет». А если вдруг не уживаются – то, наверное, что-то не так в экономической политике, и такой политике суверенитет отомстит.

Как идею Петра I реанимировали через 200 лет

О том, как на Дальнем Востоке создавали особые красноармейские колхозы, рассказывает новая интересная публикация

1 Комментарий

  • Горбунова Марина / почетный работник образования

    Внимательно ознакомившись с перечисленными целями коллективизации, считаю необходимым сделать следующие дополнения:
    1. Социалистические преобразования, указанные в первой причине, имели целью не просто ликвидацию многоукладности, а ликвидацию крестьянства как категории населения, самостоятельно распоряжающейся результатами своего труда и экономически независимой от государства. В этом качестве в условиях сверхиндустриализации и постепенно складывающейся тоталитарной системы крестьяне совершенно не устраивали партийное руководство и лично Сталина. Кооперация.как "способ перехода к социализму в деревне" могла осуществляться и иным способом. На это обстоятельство неоднократно указывали экономисты-аграрники ( их имена указаны в тексте), которым подобные суждения в дальнейшем стоили жизни. Но кооперация в том виде, в котором она сложилась в Сибири в годы Столыпинских реформ, подрывала бы единовластие правящей партии и не позволила бы перекачивать из деревни средства на индустриализацию, которых катастрофически не хватало, учитывая ее ускоренные темпы. А это было важнее всех показателей роста производительности труда в сельском хозяйстве, а также многовековых национальных традиций.
    2. Что касается "высвобождения рабочих рук" на стройки первой пятилетки, то зная масштабы катастрофических последствий политики раскулачивания, эта формулировка больше похожа на издевательство. Если воспоминания И. Твардовского и О. Волкова, а также проза Б.Можаева и В. Белова не достаточно убедительны, то можно порекомендовать автору строк прочитать протоколы работы специальной комиссии во главе с с зам. председателя СНК СССР А.А. Андреевым. Постановлениями комиссии ВСНХ обязывали в определенные сроки подавать заявки на спецпереселенцев органам ОГПУ в количестве, превышающем десятки тысяч крестьянских семей (!). Это бесплатные рабочие руки на стройки Востокстали, Цветметзолта, на работы по углю, торфу и т.д. А уж говорить об "освобождении от тяжелого ручного труда" вообще не приходится. Избави нас Бог от повторения такого "высвобождения" !
    3. Всего несколько строк сказано о введении паспортной системы, которая по сути являлась новым вариантом крепостного права, сдерживая массовую миграцию из "новой" колхозной деревни в годы "великого перелома". Произошла фактическая подмена социализированной земли на национализированную, от которой крестьянин был отчужден и в результате превращен в наемного работника при государстве. Об этом процессе нужно говорить подробнее, т.к. именно им были заложены те последствия, которые привели к продовольственным проблемам в 70-е годы, оказывая дополнительное разрушительное влияние на советскую систему в целом.


Яндекс.Метрика