Живая история

Нарком Семен Тимошенко: маршал, который слишком много думал

Привычка к долгому анализу помешала одному из самых успешных предвоенных военачальников СССР стать легендой Великой Отечественной войны

В отечественной военной истории фигура этого военачальника одна из самых противоречивых. С одной стороны, именно нарком обороны, маршал Семен Тимошенко сделал все для укрепления обороноспособности СССР накануне Великой Отечественной войны, в том числе и добился возвращения в строй нескольких сотен вырванных оттуда старших и высших офицеров. С другой, крупные воинские операции, которыми он руководил в первой половине войны, почти всегда завершались столь же крупными неудачами, хотя и далеко не во всем была вина командующего.

Тимошенко дважды становился Героем Советского Союза, но ни одно из этих награждений не приходится на годы Великой Отечественной войны. Он кавалер высшего полководческого ордена «Победа» №11, но с формулировкой «За успешное выполнение заданий Верховного Главнокомандования по координации действий 2-го и 3-го Украинских фронтов». Он герой Смоленского сражения и человек, под командованием которого Красная Армия осенью 1941 года освободила первый крупный город – Ростов-на-Дону, но он же командовал провалившимся Харьковским наступлением весной 1942 года.

В действительности, Семен Тимошенко был живой и очень точной иллюстрацией максимы, гласящей, что недостатки человека являются продолжением его достоинств. Но, чтобы понять это, нужно получше разобраться в истории становления его как военачальника, учитывая и его победы, и неудачи.

Пулеметчик из сельской школы

Боевой опыт Семен Тимошенко начал приобретать в 1915 году, когда его, двадцатилетнего батрака, нанимавшегося на поденную работу к более богатым соседям, призвали в армию. Для двадцатилетнего парня, отличавшегося высоким ростом и недюжинной физической силой, это было лучшим вариантом. Ведь в противном случае будущее семнадцатого (!) ребенка в крестьянской семье было предопределенно и виделось мрачным. Вряд ли жизнь решила бы сделать Тимошенко внезапный подарок в виде собственного надела. Тогда его ожидала бы в лучшем случае женитьба, переход в чужую семью, которой потребовался бы крепкий и безотказный работник.

Но призыв в русскую армию навсегда изменил жизнь бессарабского украинца Семена Тимошенко. Благодаря высокому росту и физической силе он попал в пулеметчики: надо помнить, что станковый пулемет «Максим» начала ХХ века с 60-килограммовым станком требовал серьезных телесных кондиций от своего расчета. Пулеметчики считались своего рода пехотной элитой, ведь чтобы управляться с этой «машинкой», солдаты должны были неплохо разбираться в технике и иметь достаточное образование, уметь справляться с таблицами стрельбы. Тут-то и проявилось одно из важнейших качеств Тимошенко – умение быстро и настойчиво учиться, которое в нем отмечали все и всегда. Он, имевший за плечами всего лишь сельскую школу, успешно окончил не только полковую, но и образцовую пулеметную школы в Ораниенбауме и вскоре был направлен на службу в 4-ю кавалерийскую дивизию, входившую в состав 6-го армейского корпуса. И не простым пулеметчиком, а инструктором (!) пулеметного дела.

Воевать Семену Тимошенко пришлось на Западном и Юго-Западном фронтах, участвовать в знаменитом Брусиловском прорыве и других крупных операциях. Судя по всему, именно в это время будущий маршал проявил и свои полководческие способности. Во всяком случае, далеко не каждый русский солдат того времени мог похвастаться тем, что его грудь украшают три солдатских «Георгия». Эти знаки отличия военного ордена Святого Георгия – высшая награда для низших чинов. Причем Тимошенко получил свои Георгиевские кресты не только и не столько за личную храбрость, но и за умение в критической ситуации организовать своих боевых товарищей и возглавить бой. Об этом красноречиво свидетельствует такой факт: будучи рядовым, он исполнял обязанности фельдфебеля. А еще за то, что, будучи раненым, он ни разу не покинул строя, и это качество Семен Константинович тоже сохранит на всю жизнь.

Что не сделаешь ради своих?!

Возможно, солдатскую шинель Тимошенко в конце концов украсил бы и четвертый «Егорий», но тут история сделала крутой поворот. В конце 1916 года молодой солдат, пользовавшийся безусловным уважением сослуживцев, Семен Тимошенко стал свидетелем того, как офицер ударил его боевого товарища и не удержал себя в руках. Обидчика однополчанина он серьезно избил, за что угодил под военно-полевой суд, который в январе 1917 года приговорил его к расстрелу. От смерти пулеметчика спасла только Февральская революция: ситуация настолько быстро выходила из-под контроля офицерского корпуса, что приводить в исполнение приговор одному из самых популярных солдат в подразделении никто не решился.

Это качество – умение ради товарищей по оружию идти на самые крайние меры – Семен Тимошенко тоже сохранит на всю жизнь. И однажды сумеет проявить его в ситуации, которая ему самому могла бы грозить серьезными карами. Будучи только что назначенным наркомом обороны и, только-только получив на петлицы маршальскую звезду, он представит Сталину записку с предложением пересмотреть обвинения в адрес трехсот старших и высших офицеров. Сделает это Тимошенко не потому, что был лично знаком с каждым из них. Сделает он это потому, что будет прекрасно понимать: каждый из этих людей крайне необходим Красной Армии именно сейчас, накануне неизбежной войны.

В своих аргументах маршал Тимошенко будет настолько убедителен, что в итоге 250 из трехсот названных им офицеров вернутся на службу. Среди них, например, такие великолепные полководцы, как будущий маршал двух стран – СССР и Польши – Константин Рокоссовский и будущий генерал армии Александр Горбатов. И надо отдать должное дальновидности Тимошенко: большинство из тех, кто вернулся в армию по его ходатайству, проявили себя как отличные командиры, не посрамили своего заступника и защитника.

Верный и сильный

Примечательно, что маршал Семен Тимошенко умел сохранять хорошие или хотя бы нормальные рабочие отношения практически со всеми людьми, с которыми его сводила жизнь. Потому что выстраивал такие отношения не спонтанно, а после долгих раздумий – так, как делал все в своей жизни.

Скажем, когда по решению Сталина был отправлен в отставку нарком обороны Клим Ворошилов (смотрите материал «Климент Ворошилов — человек за золотом маршальского мундира»), сменил его 7 мая 1940 года именно Тимошенко. Причем процесс передачи дел по распоряжению свыше был организован очень жестко: прежнему наркому обороны пришлось подписывать акт передачи дел, в котором на трех десятках страниц были перечислены все недочеты, недоработки и упущения в работе наркомата. По сути, это был готовый обвинительный приговор. Но Тимошенко и Ворошилова связывала совместная служба в Первой Конной армии еще во времена Гражданской войны, и новый нарком сумел сделать все, чтобы сохранить это приятельство. И добился своего.

Точно так же, скажем, сохранялись хорошие отношения Тимошенко с легендарным Георгием Жуковым, с которым судьба свела его в самом начале 1930-х годов. Жуков, не скупившийся на резкие оценки в отношении тех, кто их действительно заслуживал, ни разу не отозвался о Тимошенко в негативном ключе. Даже когда речь шла о первых, самых тяжелых днях Великой Отечественной войны. О том, что в тогдашних условиях нарком обороны не смог проявить себя как истинный военачальник и сразу взять в руки командование воюющей армией страны, говорили многие, но не Жуков.

Надо подчеркнуть и еще одни отношения, которые маршал Семен Тимошенко смог пронести через всю свою жизнь, – со Сталиным. Судьба свела их там же, где и с Ворошиловым: на берегах Волги, во время обороны Царицына в 1918 году. И с того времени Тимошенко пользовался, если не любовью, то доверием со стороны всесильного руководителя Советского Союза. И в свою очередь отвечал ему искренней преданностью. Но не только. Как и Ворошилов, Тимошенко умел быть жестким в отношениях со Сталиным — как, скажем, во время обращения с письмом по поводу пересмотра дел высших командиров. А еще Тимошенко умел продемонстрировать вождю народов, что считает своей главной задачей укрепление обороноспособности страны без какой-либо личной политической выгоды. И это тоже помогало ему во время пребывания на военном Олимпе.

Теория против практики

Когда мы говорим о неоднозначности фигуры маршала Тимошенко в отечественной военной истории, мы в первую очередь имеем в виду те неудачи, которые он потерпел, командуя фронтами и направлениями в первой половине Великой Отечественной войны. Действительно, тут Семену Константиновичу крупно не повезло. С 23 июня по 8 августа 1941 года он занимал пост председателя Ставки Главного Командования, но этот высший орган военного командования в тот период не проявил себя в той мере, в которой должен был. В вину Тимошенко ставят и провал операции по обороне Киева. И надо признать, что маршал слишком поздно понял, что прав был его тезка Семен Буденный, настаивавший на скорейшей сдаче города ради спасения оборонявших его войск. Точно такое же промедление Семен Константинович допустил и полгода спустя, весной 1942 года, во время Харьковского наступления: как и под Киевом, оно привело к окружению и пленению крупной войсковой группировки.

Однако все эти неудачи – следствие не только ошибок или просчетов самого Тимошенко. Подобные катастрофы терпели и другие советские военачальники рангом пониже. И всё по одной и той же причине: генералы мирного времени редко бывают хорошими генералами времени военного. Достаточно сказать, например, что из всех командующих фронтами в 1944 году лишь трое – Георгий Жуков, Иван Конев и Константин Мерецков – имели опыт командования крупными воинскими соединениями накануне войны. Все остальные командующие к лету 1941 года были командирами куда менее крупных частей. Иными словами, из довоенных военачальников пригодным к войне оказался лишь каждый пятый! Увы, среди остальных довелось оказаться и маршалу Тимошенко.

Что же случилось, почему, ставший в 24 года командиром кавалерийской дивизии, а в 42 года командующим военным округом, Тимошенко не сумел добиться настоящего успеха в настоящих военных операциях? И почему уже отстраненный от непосредственного командования, он оказался великолепным «играющим тренером», будучи представителем Ставки и участвуя в разработке крупнейших операций второй половины войны? Скорее всего, дело было в особенностях характера маршала. Будучи по природе человеком дотошным и не упускающим из виду ни одной мелочи, он оказался органически неспособен к тем мгновенным решениям, которых зачастую требует от воюющего генерала меняющаяся обстановка. Когда Тимошенко убедился в обоснованности и оправданности сдачи Киева или отступления от Харькова, он не колебался отдать такой приказ. Другое дело, что эти приказы опоздали. Но опоздали не из-за нерешительности маршала, а из-за его стремления убедиться, что учтены все детали и приняты в расчет все мнения Ставки об особенности ситуации.

И напротив, когда ситуация потребовала ни за что не дать немцам продвинуться дальше во время Смоленского сражения, эта черта маршала Тимошенко сыграла положительную роль. И во время советско-финской войны, когда Семену Константиновичу пришлось принять на себя командование Северо-Западным фронтом, именно внимание к деталям и тщательная предварительная подготовка позволили советским войскам все-таки прорвать «линию Маннергейма».

Иными словами, Семен Тимошенко, лично водивший в атаку своих кавалеристов в годы Гражданской, через два десятка лет стал блестящим военным теоретиком, но при этом посредственным практиком. И если что и можно поставить ему лично в вину, так это неумение (или неспособность) отказаться от непосредственного командования войсками. Впрочем, военный, который на это способен, в тот же миг перестает быть военным: приказы командиров, как известно, не обсуждаются.


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 13683
6 Комментариев

Prelovsky Kostya

os_c [удалено]

Gorshkov Alexei

По-моему - недооцениваем мы этого маршала! На самом же деле именно Тимошенко в 1941 году для нас был настоящим "пожарным" - где было уж совсем плохо - его туда и посылали,и он выправлял ситуацию,казалось бы - безнадёжную! Так,в самом начале войны вдрызг разбит Западный фронт - Тимошенко делает практически невозможное - собирает его буквально по кусочкам и вполне достойно проводит Смоленское сражение! Разбит фронт Юго-Западный - восстанавливает и его,да так,что ещё до нашего контрнаступления под Москвой отбивает Ростов!
Только вот не согласен с ролью Тимошенко,согласно написанному в статье,как "спасителя" репрессированных генералов. Доказали их невиновность в ведомстве Берии,оттуда передали список Наркому Обороны Тимошенко,поскольку генералы относились к его ведомству,он по своим служебным обязанностям и передал этот список "наверх" - Сталину!

Golovanov Boris

Люди по разному устроены. Суворов мог очень быстро оценивать обстановку и принимать решения. И Наполеон это умел. Но не всем такое дано. Тимошенко вполне нормальный военачальник, были и хуже, немногие были лучше. В трагедии под Киевом бОльшую степень вины несет Кирпонос, который сказал Сталину, что Киев удержат. А под Харьковом Тимошенко просто не хватило сил для более масштабной операции. Жуков основные резервы стянул под Москву. А ведь у немцев уже начиналась паника и лишь окрик Гитлера их остановил.

Кузмичев Василий

os_c [удалено]

Troshin Vladimir

В немецком Генштабе у Тимошенко была кличка "Конюх".

Цымбалов Николай

Неплохая статья. Автор постарался объективно дать характеристику одному из видных полководцев Красной Армии.