Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

1941_Smolensk.jpg

Смоленское сражение

10 июля 1941 - 10 сентября 1941

Боевые действия в районе Смоленска (10 июля – 10 сентября) между советскими и германскими войсками. Задержка гитлеровских войск под Смоленском сорвала планы Германии на молниеносную войну.

В связи с неблагоприятным ходом приграничных сражений советское командование с конца июня стало развертывать войска 2-го стратегического эшелона по среднему течению Западной Двины и Днепра в полосе 450 км с задачей прочно удерживать этот рубеж и не допустить прорыва противника на Москву. В состав Западного фронта (командующий маршал Советского Союза С. К. Тимошенко) кроме уже имевшихся в нем войск из резерва Ставки были выделены 22, 19, 20, 16 и 21-я армии. К началу сражения они не успели полностью развернуться и создать устойчивой обороны.

Немецкое командование поставило группе армий «Центр» (командующий генерал-фельдмаршал Ф. Бок), наступавшей на московском направлении, задачу окружить советские войска, оборонявшие рубеж Западной Двины и Днепра, овладеть р-ном Орша, Смоленск, Витебск и открыть кратчайший путь на Москву. К 10 июля на Днепр и Западную Двину вышли подвижные войска группы армий «Центр» — дивизии 2-й и 3-й танковых групп и передовые соединения 9-й и 2-й полевых армий.

Ожесточенные бои в районе Смоленска, нарастающие контрудары советских соединений сорвали расчеты противника. Самая сильная группировка немецких войск — группа армий «Центр» вынуждена была перейти к обороне и отложить на два месяца наступление на московском направлении. Ее потери с начала войны и до конца сентября 1941 г. составили 229 тыс. чел. убитыми ранеными и пропавшими без вести. В период с 30 августа по 8 сентября 24-я армия генерал-майора К.И. Ракутина, входившая в Резервный фронт, который возглавил генерал армии Г.К. Жуков, разгромила крупную группировку противника под Ельней и заставила ее отступить с оперативного выступа. Под Ельней родилась советская гвардия. 18 сентября за массовый героизм и воинское мастерство в боях под этим городом, первыми в Красной Армии были удостоены звания гвардейских два соединения 24-й армии — 100-я и 127-я стрелковые дивизии, став соответственно 1-й2-й гвардейскими стрелковыми дивизиями. Этим же приказом в 3-ю и 4-ю гвардейские дивизии были преобразованы 153-я и 161-я стрелковые дивизии.

Смоленское сражение задержало врага, но этот успех Красная Армия оплатила большой кровью. Общие людские потери советских войск в этих боях составили почти 760 тыс. человек, из которых 485 711 (64%) — потери безвозвратные. В период сражения Ставка издала один из самых жестких приказов начала войны — № 270, которые вызывает в наши дни неоднозначную трактовку.

 

№ 173. ПРИКАЗ СТАВКИ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЯ № 270 ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ЗА СДАЧУ В ПЛЕН И ОСТАВЛЕНИЕ ВРАГУ ОРУЖИЯ 16 августа 1941 г.

Без публикации

Не только друзья признают, но и враги наши вынуждены признать, что в нашей освободительной войне с немецко-фашистскими захватчиками части Красной Армии, громадное их большинство, их командиры и комиссары ве­дут себя безупречно, мужественно, а порой — прямо героически. Даже те ча­сти нашей армии, которые случайно оторвались от армии и попали в окруже­ние, сохраняют дух стойкости и мужества, не сдаются в плен, стараются нанести врагу побольше вреда и выходят из окружения. Известно, что от­дельные части нашей армии, попав в окружение врага, используют все воз­можности для того, чтобы нанести врагу поражение и вырваться из окруже­ния.

Зам. командующего войсками Западного фронта генерал-лейтенант Болдин, находясь в районе 10-й армии около Белостока, окруженной немецко-фашистскими войсками, организовал из оставшихся в тылу противника час­тей Красной Армии отряды, которые в течение 45 дней дрались в тылу врага и пробились к основным силам Западного фронта. Они уничтожили штабы двух немецких полков, 26 танков, 1049 легковых, транспортных и штабных машин, 147 мотоциклов, 5 батарей артиллерии, 4 миномета, 15 станковых пулеметов, 8 ручных пулеметов, 1 самолет на аэродроме и склад авиабомб. Свыше тысячи немецких солдат и офицеров были убиты. 11 августа генерал-лейтенант Болдин ударил немцев с тыла, прорвал немецкий фронт и, соеди­нившись с нашими войсками, вывел из окружения вооруженных 1654 красно­армейца и командира, из них 103 раненых.

Комиссар 8-го мехкорпуса бригадный комиссар Попель и командир 406 сп полковник Новиков с боем вывели из окружения вооруженных 1778 человек. В упорных боях с немцами группа Новикова-Попеля прошла 650 километров, нанося огромные потери тылам врага.

Командующий 3-й армией генерал-лейтенант Кузнецов и член Военного совета армейский комиссар 2 ранга Бирюков с боями вывели из окружения 498 вооруженных красноармейцев и командиров частей 3-й армии и органи­зовали выход из окружения 108-й и б4-й стрелковых дивизий.

Все эти и другие многочисленные подобные факты свидетельствуют о стойкости наших войск, высоком моральном духе наших бойцов, командиров и комиссаров.

Но мы не можем скрыть и того, что за последнее время имели место не­сколько позорных фактов сдачи в плен. Отдельные генералы подали плохой пример нашим войскам.

Командующий 28-й армией генерал-лейтенант Качалов*, находясь вместе со штабом группы войск в окружении, проявил трусость и сдался в плен не­мецким фашистам. Штаб группы Качалова из окружения вышел, пробились из окружения части группы Качалова, а генерал-лейтенант Качалов предпо­чел сдаться в плен, предпочел дезертировать к врагу.

Генерал-лейтенант [генерал-майор. — ред.] Понеделин**, командовавший 12-й армией, попав в ок­ружение противника, имел полную возможность пробиться к своим, как это сделало подавляющее большинство частей его армии. Но Понеделин не про­явил необходимой настойчивости и воли к победе, поддался панике, струсил и сдался в плен врагу, дезертировал к врагу, совершив таким образом пре­ступление перед Родиной, как нарушитель военной присяги.

Командир 13-го стрелкового корпуса генерал-майор Кириллов***, оказав­шийся в окружении немецко-фашистских войск, вместо того, чтобы выпол­нить свой долг перед Родиной, организовать вверенные ему части для стой­кого отпора противнику и выход из окружения, дезертировал с поля боя и сдался в плен врагу. В результате этого части 13-го стрелкового корпуса были разбиты, а некоторые из них без серьезного сопротивления сдались в плен.

Следует отметить, что при всех указанных выше фактах сдачи в плен вра­гу члены военных советов армий, командиры, политработники, особотдельщики, находившиеся в окружении, проявили недопустимую растерянность, по­зорную трусость и не попытались даже помешать перетрусившим Качаловым, Понеделиным, Кирилловым и другим сдаться в плен врагу.

Эти позорные факты сдачи в плен нашему заклятому врагу свидетельству­ют о том, что в рядах Красной Армии, стойко и самоотверженно защищаю­щей от подлых захватчиков свою Советскую Родину, имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти трусливые элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава. Как известно, некоторые командиры и политработники своим поведением на фронте не только не показывают красноармейцам образец смелости, стойко­сти и любви к Родине, а наоборот — прячутся в щелях, возятся в канцеляри­ях, не видят и не наблюдают поля боя, а при первых серьезных трудностях в бою пасуют перед врагом, срывают с себя знаки различия, дезертируют с поля боя.

Можно ли терпеть в рядах Красной Армии трусов, дезертирующих к врагу и сдающихся ему в плен или таких малодушных начальников, которые при первой заминке на фронте срывают с себя знаки различия и дезертируют в тыл? Нет, нельзя! Если дать волю этим трусам и дезертирам, они в короткий срок разложат нашу армию и загубят нашу Родину. Трусов и дезертиров надо уничтожать.

Можно ли считать командирами батальонов или полков таких команди­ров, которые прячутся в щелях во время боя, не видят поля боя, не наблюда­ют хода боя на поле и все же воображают себя командирами полков и ба­тальонов? Нет, нельзя! Это не командиры полков и батальонов, а самозванцы. Если дать волю таким самозванцам, они в короткий срок превратят нашу армию в сплошную канцелярию. Таких самозванцев нужно немедленно сме­щать с постов, снижать по должности, переводить в рядовые, а при необхо­димости расстреливать на месте, выдвигая на их место смелых и мужествен­ных людей из рядов младшего начсостава или из красноармейцев. Приказываю:

Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать зло­стными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров.

Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава.

Попавшим в окружение врага частям и подразделениям самоотверженно сражаться до последней возможности, беречь материальную часть как зеницу ока, пробиваться к своим по тылам вражеских войск, нанося поражение фашистским собакам.

Обязать каждого военнослужащего, независимо от его служебного поло­жения, потребовать от вышестоящего начальника, если часть его находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться ему в плен, — уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишить государственного пособия и помощи.

Обязать командиров и комиссаров дивизий немедля смещать с постов командиров батальонов и полков, прячущихся в щелях во время боя и боя­щихся руководить ходом боя на поле сражения, снижать их по должности, как самозванцев, переводить в рядовые, а при необходимости расстреливать их на месте, выдвигая на их место смелых и мужественных людей из млад­шего начсостава или из рядов отличившихся красноармейцев.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах и штабах.

Ставка Верховного Главного Командования Красной Армии

Председатель Государственного Комитета Обороны И. СТАЛИН, Зам. Председателя Государственного Комитета Обороны В. МОЛОТОВ, Маршал Советского Союза С. БУДЕННЫЙ, Маршал Советского Союза К.ВОРОШИЛОВ, Маршал Советского Союза С. ТИМОШЕНКО, Маршал Советского Союза Б. ШАПОШНИКОВ, Генерал армии Г.ЖУКОВ

1941 год: в 2-х кн. Кн.2. М., 1998.


ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО КРАСНОАРМЕЙЦА Е.М.ЗЛОБИНА СВОИМ РОДИТЕЛЯМ, 20 ИЮЛЯ 1941 г.

Добрый день, здравствуйте, дорогие родители, папаша и мамаша, и братья Петя и Вася и сестренка Таня. И всем остальным друзьям и товарищам.

В первых строках моего письма хочу вам сообщить, что я жив и здоров и того вам желаю всего хорошего, если вас там не побил германец, как ни далеко он был от вас в Смоленской области.

Папа и мама, вы знаете, что германец напал на Советский Союз 22 июня 1941 года, и я нахожусь уже в бою с 22 июня с 5 часов ночи. Германец перешел границу, а мы были не более 20 километров от него в лагерях, и вот с этих дней, папа и мама, повидал я страху. Как с первых дней германец начал нас лупить, не найдем места. Мы попали в окружение его. Он нас и потрепал. От полка осталось человек 50, а то побило или в плен забрали. Ну, я насилу из жадных лап его выскочил и сбежал. Нас прикрепили к другому полку, и мы стали отступать на Каунас. Прошли 100 километров. 23 июня подходим к Каунасу. Как нас там встретили самолеты, пушки, пулеметы германские, как начали по нам лупить — не знаем куда деваться...

Папа и мама, мосты через реку Неман были все разрушены, а нам один исход был — переправиться через реку во всем боевом. Много потопло, много побило. Я все жив был и потопал и то насилу жив остался. Германец все за нами, мы отступали, все раскидали — танки, орудия, пулеметы, минометы. Ну, в общем, удирали без штанов, отступали на Двинск. Опять переходить реку Вилюю. Река большая, мостов нет, опять погибло много, а германец бьет и бьет. Подходим к Двинску, весь город занят. Мы на Минск — тоже занят и разбит, мы на Полоцк — тоже занят. Здесь опять река — Западная Двина, опять много погибло. А он за нами гонится, и все отступаем и отступаем, он нас бьет и бьет... Голодные, босые, ноги все потерли (...)

Мы вышли из окружения. Стали нас кормить хорошо: масло вволю, сыр, сахар, сухари. Кухня стала варить. Сейчас мы в тылу пока. Не знаю, куда нас направит.

А германца встретили новые части Красной Армии. Как начали его лупить, только перья летят, и он стал нести большие потери и отступать.

Все, папа и мама. Остаюсь жив, здоров. Злобин Е.М.

20 июля 1941 г.

Последние письма с фронта. 1941. Сборник. Т.1. М., Воениздат. 1991

  

*Качалов В.Я. (1890-1941), генерал-лейтенант. Погиб в бою 4 авг. в районе Рославля.
** Понеделин П.Г. (1893-1950), генерал-майор. В авг. 1941 г. под Уманью попал в плен; освобожден из плена в 1945 г. Расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда в 1950 г. Реабилитирован в 1956 г.
*** Кириллов Н.К. (1897-1950), генерал-майор. В авг. 1941 г. под Уманью попал в плен; освобожден из плена в 1945 г. Расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда в 1950 г. Реабилитирован в 1956 г.

Литература:

Связанные материалы:

0 Комментариев


Яндекс.Метрика