Версия для печати

Россия. Военная история

«Моя твоя понимать»: как Красная Армия заговорила на одном языке

7 марта 1938 года из состава Красной Армии исчезли существовавшие свыше двадцати лет национальные воинские формирования, численность которых составляла десятую часть от общей численности армии СССР

Наследники латышских стрелков и других знаменитых частей перестали быть национальными, а превратились в общесоюзные, то есть перестали быть привязанными к той или иной республике. Но пройдет всего три года, и в Красной Армии вновь появятся национальные полки, бригады и дивизии, многие из которых дойдут до Берлина.

9-й латышский стрелковый полк после подавления левоэсеровского мятежа в Москве, 1918 год

9-й латышский стрелковый полк после подавления левоэсеровского мятежа в Москве, 1918 год

Источник: latvjustrelnieki.lv


Каждой республике — свою армию

Первые национальные формирования в Красной Армии появились в годы Гражданской войны. Как правило, это были национальные партизанские отряды и соединения, которые по мере установления в республиках советской власти превращались в национальные Красные Армии — как, например, в Грузии, Азербайджане или Армении. После создания в 1922 году СССР все они влились в общую Красную Армию, и многие должны были исчезнуть в связи с резким, десятикратным сокращением численности РККА, завершившимся к 1924 году. Но как раз в этот момент нарком по военным и морским делам Михаил Фрунзе выступил на очередном партийном пленуме с докладом «О национальных формированиях» — и тем самым дал бывшим национальным красным армиями шанс на новую жизнь.

Командарм Фрунзе был горячим сторонником идеи грядущей мировой революции, а в ней национальным формированиям отводилась роль боевого авангарда в ходе экспорта социализма в приграничные государства. К тому же после сокращения Красная Армия перешла к территориально-милиционному принципу формирования, то есть призывники осваивали воинские специальности в родных регионах, и было логично держать в национальных республиках национальные же воинские формирования. В рамках общей программы строительства Красной Армии была разработана пятилетняя программа создания национальных воинских формирований, принятая в 1925 году. Она предусматривала создание сразу пятнадцати национальных дивизий — как кадровых, то есть находящихся в постоянной боевой готовности, так и территориальных, а их общая численность планировалась в пределах 57 тысяч человек. И это без учета национальных военно-учебных заведений, которые к тому времени действовали в большинстве республик СССР. Например, в Харькове существовала «Школа червоных старшин», то есть красных командиров, подобные школы существовали в Татарстане и в Башкирии.

Курсанты Харьковской школы червоных старшин, начало 1920-х годов

Курсанты Харьковской школы червоных старшин, начало 1920-х годов

Источник: warhistory.livejournal.com


Ненадолго в армию

Через год первые национальные дивизии и полки появились на Украине и в Белоруссии, в Грузии и Туркмении, Киргизии и Узбекистане, а также в Бурят-Монголии, Башкирии, Татарстане, Таджикистане и Якутии. А к 1929 году сложилась окончательная система национальных воинских формирований в составе Красной Армии. Такого рода соединения и подразделения имелись в Ленинградском, Белорусском, Украинском, Северо-Кавказском, Среднеазиатском и Приволжском военных округах. Где-то, как на Украине, было по несколько национальных дивизий, в других местах, как, скажем, в Ленинградском округе, — один Карельский егерский батальон, со временем выросший в бригаду.

В отличие от современной армии, призывники которой могут оказаться в любом уголке нашей страны, призывной состав РККА конца 1920-х — середины 1930-х годов служил, как правило, в родном регионе. Исключение составляли те, кого отправляли служить в пограничные войска или на флот, а также в бронетанковые или авиачасти. Но среди национальных формирований таких не было. Это были стрелковые и кавалерийские части, в которых лишь пятая часть состава, в основном командиры и старшины, была кадровой, то есть находилась на регулярной службе. Остальные бойцы таких частей были призывниками, которые попадали на службу в возрасте 21 года, пройдя месячную допризывную подготовку при одном из национальных подразделений. Затем призывник проводил в своей территориальной национальной части три месяца службы и отправлялся домой, но был обязан в течение следующих пяти лет являться на сборы, длившиеся от месяца до года. Такая система вполне позволяла подготовить сносного бойца, тем более, что многие военнослужащие национальных частей еще до призыва имели необходимый опыт. Скажем, представители горских народов в большинстве своем неплохо владели стрелковым и холодным оружием, а многие были прекрасными наездниками; это же касалось призывников из Татарстана и Башкирии, а равно бурят и монголов.

Знаменная группа Киргизского кавалерийского территориального полка 8-й горнокавалерийской дивизии Среднеазиатского военного округа, город Фрунзе, июнь 1933 года

Знаменная группа Киргизского кавалерийского территориального полка 8-й горнокавалерийской дивизии Среднеазиатского военного округа, город Фрунзе, июнь 1933 года

Источник: voenspez.ru


Грузинские дивизии, татарские полки и еврейские роты

Кроме крупных национальных воинских формирований, размера бригады или дивизии, в Красной Армии имелись и более мелкие – от полка и вплоть до национальных рот и батарей. Например, в Поволжье существовал полк, эскадрон и рота поволжских немцев, командный состав для которых готовили в одной из воинских школ Саратова, причем преподавание там велось на немецком языке. По разным соединениям были рассеяны 14 татарских рот и семь башкирских эскадронов, три роты чувашей и три роты удмуртов, три еврейские и одна греческая рота и так далее.

Кроме них, существовали и подразделения, которые де-юре не считались национальными, но де-факто именно таковыми и были: командование обычных частей нередко старалось концентрировать в них призывников одной национальности. Такой подход, как и в целом практика национальных воинских формирований, позволяли решить очень непростую проблему: обучать молодых людей воинским специальностям на их родном языке. Ведь повсеместное изучение русского языка в национальных школах будет введено только в 1938 году, одновременно с ликвидацией национальных воинских частей и соединений. А до этого времени многие призывники, попадая на службу, просто могли не понимать, чего хочет от них говорящий по-русски командир. Что уж говорить о национальных и религиозных традициях и особенностях, предпочтениях и ограничениях в пище и так далее.

Личный состав Карельской егерской бригады у здания казармы на улице Гоголя, Петрозаводск, начало 1930-х годов

Личный состав Карельской егерской бригады у здания казармы на улице Гоголя, Петрозаводск, начало 1930-х годов

Источник: heninen.net


К июлю 1934 года в РККА насчитывалось уже девять стрелковых и две горно-кавалерийские дивизии, егерская бригада, пять стрелковых и один кавалерийский полк, пять батальонов, девять рот, три эскадрона и две батареи. Но это были только официальные части, а число «неофициальных», то есть сформировавшихся в результате концентрации в рамках одного подразделения призывников и командиров одной национальности, превысило сотню — и явно не собиралось на этом останавливаться.

Техника говорит по-русски

Именно в это время на высшем уровне и принимается решение о постепенном сокращении числа национальных формирований и о переходе к иному принципу комплектования Красной Армии. Первыми «национальность» утратили украинские и белорусские дивизии и полки: одной из причин лишения их статуса национальных стало то обстоятельство, что обучение призывников в них велось на русском языке. Затем стали собирать воедино все татарские и закавказские горно-кавалерийские подразделения, превратившиеся в дивизии. В итоге к 1938 году число национальных воинских формирований существенно сократилось, но в основном за счет сведения в более крупные соединения: в структуре РККА насчитывалось всего четыре стрелковые и три горно-кавалерийские дивизии, две отдельные кавалерийские бригады и шесть кавалерийских полков; кроме них, были еще национальные дивизии в составе Закавказского и Среднеазиатского военных округов.

Кавалеристы-добровольцы. Кабардино-Балкария, август 1941 года

Кавалеристы-добровольцы. Кабардино-Балкария, август 1941 года

Источник: history.milportal.ru


К этому времени стало понятно, что территориальный принцип формирования армии уже не соответствует требованиям времени. Войска стремительно насыщались все более сложной техникой, освоение которой даже у призывников с полным средним образованием отнимало существенные время и силы. И рассчитывать на то, что ими овладеют молодые бойцы из национальных республик, раз в год являющиеся на пару месяцев на сборы, не приходилось, тем более, что процесс перевода уставов, наставлений и пособий на национальные языки шел медленно. Неудивительно, что на фоне отличных показателей кадровых частей национальные демонстрировали все более и более низкие результаты на учениях и проверках. В полный рост встала и еще одна проблема — обеспечения пополнения национальных формирований в случае их участия в боевых действиях за пределами своей республики, что отнимало лишние транспортные и мобилизационные ресурсы.

Ликвидировать на три года

В итоге к началу 1938 года в наркомате обороны подняли вопрос об отказе от национальных воинских частей и полном распределении призывников из национальных республик по всей территории СССР. 21 февраля руководителей республик и национальных автономий обязали прибыть в Москву на совещание по вопросам преподавания русского языка в национальных школах и воинских формированиях. Через два дня на стол наркому обороны маршалу Клименту Ворошилову легла справка «О национальных частях и соединениях РККА», суть которой сводилась к нецелесообразности их сохранения. 7 марта состоялось совещание при ЦК ВКП(б), итогом которого и стало постановление «О национальных частях и формированиях РККА», положившее конец их существованию.

Плакат времен Великой Отечественной войны

Плакат времен Великой Отечественной войны

Источник: modelarovo.cz


К середине лета 1938 года никаких национальных воинских частей в составе Красной Армии уже не было, но полтора года спустя они появились вновь. Произошло это вынужденно: после вхождения в состав СССР республик Прибалтики их национальные армии были переформированы в национальные же корпуса. А с началом Великой Отечественной войны к формированию национальных подразделений и соединений вернулись вновь. Причина была простой: подготовленный в последние предвоенные годы мобилизационный ресурс, достаточно хорошо владевший русским языком, быстро исчерпался, а призывники более старших годов обучались именно в национальных частях. Да и наплыв добровольцев из числа жителей национальных республик и автономий вынуждал к формированию из них национальных подразделений. В итоге на фронтах Великой Отечественной войны воевали свыше пятидесяти национальных дивизий и полтора десятка национальных бригад, внесших существенный вклад в Победу.

Обложка: Бойцы и командиры отдельного Бурят-Монгольского кавалерийского дивизиона, к 1936 году выросшего в Отдельную Бурят-монгольскую Краснознаменную кавалерийскую бригаду. Источник: dambiev.livejournal.com


Смотрите также

«Красный Иран»: самая короткая персидская сказка-быль

Неизлечимо больной гений партизанщины: пять фактов из биографии Нестора Махно

«В солдаты взять со всех городов и уездов». Как в России появились рекруты

Полковник, замполит и ксензд: история 1-й польской дивизии имени Костюшко

«Нормандия» вступает в бой


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 5299
0 Комментариев