Где правда?

«Красный террор»: военная необходимость или неоправданная жестокость?

5 сентября 1918 года большевистское правительство утвердило декрет «О красном терроре»

Гражданская война – большое горе и тяжелое событие для любого народа и государства. Так вышло и в России. Брат поднял оружие на брата. Среди множества сражений, властей и правительств, сформировавшихся в те годы на теле бывшей империи, было и большевистское. Спаянное классовой идеологией, оно рвалось к власти и стремилось её удержать.

Одной из мер, принятых для удержания власти, и стал этот очень спорный и до сих пор вызывающий множество вопросов декрет. Спустя 101 год, уже в наше время, мнения историков и общественности относительно оценки такой меры расходятся. Скорее всего, окончательно все точки над i будут расставлены ещё нескоро.

Тем не менее мы считаем необходимым говорить о таких событиях, во многом продолжающих формировать смыслы в нашем обществе. А с учетом того, что в наши дни мы в большой степени ищем себя в прошлом и только формируем свои взгляды на будущее, острые вопросы нашей истории приобретают особую важность. Итак, говорим о «красном терроре».

Право на убийство

Для начала следует объяснить, что смертная казнь была отменена в России 28 октября 1917 года решением Второго Всероссийского съезда советов солдатских и рабочих депутатов. То есть классово едиными с большевиками людьми.

Д. Шмарин. Трагедия Крыма. Расстрел белых офицеров в 1920 году

Д. Шмарин. «Трагедия Крыма. Расстрел белых офицеров в 1920 году»

Источник: topwar.ru


Вторым интересным моментом для любителей сравнить и постонать о «кровавом царском режиме» станет тот факт, что с 1825 по 1905 годы был казнен 191 человек. В революционные и военные годы – с 1905 по 1917 – 3741 приговор, и это без учета смягченных приговоров, не приведенных в исполнение. Безусловно, это человеческие жизни. Но в сравнении с «красным террором», которому приписывают от 140-500 тыс. до 2 млн жертв, согласитесь, царский режим уже не выглядит деспотичным. Более того, смертный приговор, вынесенный судом в соответствии с законом, – есть легитимное право государства на насилие (это вам скажет любой политолог-первокурсник).

В условиях же гражданской войны, да и ещё настолько идеологизированной и максимально, как это принято говорить, «распропагандированной» стороной, каковой были большевики, право на насилие узурпируют те, кто может его реализовать.

Демонстрация в поддержку террора

Демонстрация в поддержку террора

Источник: pinterest.ru


Необходимо заметить, что репрессиями занималось не только большевистское правительство, но все стороны гражданской войны – как националисты из отделившихся окраин империи, так и белые, анархисты, интервенты, «зелёные» и другие. Однако ни у одной из этих сторон уничтожение людей по сословному, классовому, этническому признакам или даже по принципу образованности на страшнейший конвейер поставлено не было. При этом кумир большевиков К. Маркс писал о единственном средстве, способном упростить: «кровавые муки родов нового общества, только одно средство — революционный терроризм». Разве могли они мыслить по-другому?

Интересно, что у главных антагонистов большевиков – белогвардейцев – никогда, ни в одной из армий, ни в одном государственном образовании не выходило таких преступных распоряжений. Пресловутый «белый террор», который некоторые хотят выставить как предтечу красного либо же как ответ на зверства большевиков, – набор частных решений и приговоров военно-полевых судов, органов контрразведки и так далее. Впрочем, это явление мы ещё рассмотрим отдельно.

Реализация права на убийство

Вслед за закреплением права всегда следует его реализация.

«Законы 2 и 5 сентября наконец-то наделили нас законными правами на то, против чего возражали до сих пор некоторые товарищи по партии, на то, чтобы кончать немедленно, не испрашивая ничьего разрешения, с контрреволюционной сволочью», — так охарактеризовал новые законы Ф. Дзержинский (2 сентября – закон «О превращении Советской республики в военный лагерь»).

Кстати, как он писал, у этого произвола были и противники, к примеру, Каменев, Бухарин, Ольминский, Петровский, но Ленин тут выступил на стороне «террористов».

К. Грёнхаген. «От свободы к пыткам»

К. Грёнхаген. «От свободы к пыткам»

Источник: lenta.ru


Отныне у ВЧК были развязаны руки в отношении всех, кого могли заподозрить в контрреволюционных идеях большевики. Теперь же следует задать вопросы: как, в какой мере, и главное, кто реализовывал эти людоедские постановления? Ответ: «Новая элита», то есть члены ВЧК во главе с Дзержинским. А кто стал целью? И здесь ответ очень прост – все, кого партийные и чекистские функционеры могли счесть пресловутой «контрой». Формат статьи не позволяет нам приводить большие объемы цитат и воспоминаний участников событий, однако мы оставим здесь ссылку, пройдя по которой, вы сможете убедиться в том, как «работали» по локоть в крови новые «судьи», воплощая мысль Маркса о «кровавых родах новой власти».

Сотни и сотни наших достойных соотечественников, поэтов, писателей, мыслителей, церковных иерархов, членов царской фамилии, казаков, калмыков и других этносов, помещиков, купцов, зажиточных крестьян были подвергнуты жестоким казням. Не было предела бессмысленной жестокости и кровавому ужасу, творимому новой властью. Да, возможно, полуграмотные и озверевшие от крови красные чиновники нового класса так видели знаменитый порядок на местах, но для страны это превратилось в трагедию.

Иван Владимиров. Погром винного магазина

Иван Владимиров. «Погром винного магазина»

Источник: pinterest.ru


Кстати, здесь мы не упомянули и дореволюционный период террора, жертвами которого были высокопоставленные чиновники, а в случае взрывов – десятки оказавшихся поблизости рядовых граждан, военных и служащих.

Возвращаясь же к «красному террору», можно вспомнить слова генерала Федора Рерберга. Он описывал большевистскую пыточную в освобожденном Киеве, в которой только крови на полу было несколько дюймов, а все стены – забрызганы человеческими останками.

К чему привело?

Итоги этой политики очевидны. Сам Ленин, что, впрочем, для него характерно, отстаивал на удивление двоякую позицию. На высказывание члена комиссии ВЧК М. Лациса: «мы истребляем ненужные классы, без разницы, есть ли на них конкретная вина в чем-либо», Ленин заметил, что бывшая буржуазия пригодилась бы в управлении новой страной на манер «военспецов» в армии.

Тем не менее меры по убийству шпионов, диверсантов и «прочих контрреволюционеров» обернулись для страны не только демографической, но и интеллектуальной, культурной и моральной катастрофой. Это отметил и президент Российской Федерации В.В. Путин:

«Для нашей страны это особая трагедия. Потому что масштаб колоссальный. Ведь уничтожены были, сосланы в лагеря, расстреляны, замучены сотни тысяч, миллионы человек. Причём это, как правило, люди со своим собственным мнением. Это люди, которые не боялись его высказывать. Это наиболее эффективные люди. Это цвет нации. И, конечно, мы долгие годы до сих пор ощущаем эту трагедию на себе».

Антибольшевистский плакат. 1918

Антибольшевистский плакат. 1918

Источник: lenta.ru


Именно поэтому документ, подписанный без задней мысли членами СНК в 1918 году, проводит ту черту, которую нам сложно преодолеть и сейчас. Никогда ещё в истории нашей страны не уничтожались целые сословия, классы и категории граждан согласно их образованию, положению в обществе и просто происхождению. Историки ещё долго будут ломать копья вокруг того, насколько этот закон был целесообразен и необходим (на наш взгляд, уже сама постановка вопроса об оправдании террористических мер не заслуживает ничего, кроме порицания). Многие из наших читателей могут иметь и своё, отличное от общепринятого, мнение.

Но одно остается важным: если мы говорим о силе нашей страны, о её величии и благополучии, то это невозможно без людей, наших граждан. И только если мы научимся ценить человеческую жизнь и не разбрасываться самым ценным, что у нас есть, – нашими людьми, мы достигнем не только этих целей, но и национального примирения в полыхающей и в наши дни во многих сердцах гражданской войне.

Обложка: И. Владимиров. «Красные расстреливают врагов революции». Источник: regnum.ru


Смотрите также:

Каменев и Зиновьев против. Как большевики раскололись накануне революции

«Звездный час Ильича». Почему только Ленин мог возглавить революцию?

Три дня, изменившие судьбу России

Что, если бы после Ленина был Троцкий?

Убитый со второго раза: как умер «Лев революции»


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 1960
0 Комментариев