Версия для печати

К 180-летию со дня рождения Д.А. Скалона

Несколько слов о российском дворянском роде Скалонов

«Гордиться славою своих предков не только можно,

но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие. <...>

Бескорыстная мысль, что внуки будут уважены за имя,

нами им переданное, не есть ли благороднейшая

надежда человеческого сердца?»

А.С. Пушкин

История дворянского рода Скалонов, согласно семейной легенде, уходит своими корнями в глубокое средневековье, в эпоху первых крестовых походов. В 1098 г. при штурме арабской крепости Аскалон, расположенной в Палестине, особо отличился один из ратников, первым взобравшийся на крепостную стену. За этот подвиг воин вместе с золотыми шпорами, гербом и дворянским титулом получил от герцога Готфрида Бульонского и новое имя – де Скалон.

В годы царствования Алексея Михайловича (по другим данным, чуть позже – в правление Петра I) представители рода Скалонов появились на русской воинской службе. Сперва, после отмены Нантского эдикта в 1686 г., француз Георгий (Жорж) де Скалон переселился в Швецию. А уже его сыновья Даниил и Степан переехали в Россию в 1710 г. Все нынешние Скалоны происходят от Даниила; Степан был бездетным.

Геральдическими знаками нового дворянского рода стали лилия и мечи – символы душевной чистоты и воинской доблести. Отныне рыцарский род «лилий и мечей», не утративший ни честности, ни доблести, начал ратную службу новой Отчизне.

Степан имел чин инженер-капитана и служил в Московском арсенале; Даниил, поступивший на военную службу в звании унтер-офицера, продолжил её в Коллегии иностранных дел, затем состоял флигель-адъютантом князя И.Ю. Трубецкого. Его сын Антон Данилович (1720–1777) участвовал в Крымских походах фельдмаршалов Ласси и Миниха, а первое штаб-офицерское звание майора и первый орден Святого равноапостольного Георгия Победоносца IV ст. получил во время Семилетней войны (1756–1763). В начале царствования Екатерины II он командовал драгунской кавалерийской бригадой, расквартированной в Бийской крепости. Сибирские драгуны тогда считались одними из сильнейших в линейной кавалерии Российской империи и именовались «кавалерией высшего ранга российских провинций».

Краткое знакомство с генеалогией русской ветви рода Скалонов позволяет сразу определить главный вектор деятельности представителей этой фамилии, а именно: военное и государственное поприще. Десятки представителей этого рода служили на высоких постах в Русской императорской армии, были губернаторами, служили при дворе и в государственных учреждениях в больших и малых чинах. По далеко неполным данным, Скалоны только на воинской стезе дали России 20 генералов. В данном очерке мы хотели бы отметить славную судьбу некоторых из них.

Герой Отечественной войны 1812 года Антон Антонович Скалон (1767–1812) родился в Бийске, на Алтае, в семье профессионального военного, что и определило его будущее. Уже в 16 лет он получил первый офицерский чин поручика в Сибирском драгунском полку. В 1800 г. ему было присвоено звание генерал-майора, а своим усердием к службе 33-летний генерал заслужил благосклонность самого императора Павла I. К началу войны 1812 года генерал-майор А.А. Скалон командовал кавалерийской бригадой в составе трёх драгунских полков – Сибирского, Иркутского и Оренбургского, входившей в 3-й кавалерийский корпус (одновременно А.А. Скалон являлся шефом Иркутского драгунского полка).

Дж. Доу. Портрет генерал-майора А.А. Скалона. 1819–1822 гг.

Портрет А.А. Скалона кисти Дж. Доу находится в Военной галерее 1812 года в Зимнем дворце (Государственный Эрмитаж).


В Смоленском сражении бригада А.А. Скалона удерживала наши позиции в районе Молоховских и Никольских ворот 4–5 августа 1812 г. К вечеру 5 августа после приказа к отступлению А.А. Скалон во главе Иркутского полка остался в арьергарде с целью прикрытия отхода наших войск. Драгуны под командованием генерала несколько раз атаковали наступающего противника. После одной из контратак А.А. Скалон был сражен огнём вражеской артиллерии, войска отступили, а поле боя с телом погибшего генерала оказалось в руках противника. 6 августа оно было обнаружено французами.

В знак уважения к личной храбрости и героизму генерал-майора Антона Антоновича Скалона Наполеон приказал торжественно его похоронить у подножия Королевского бастиона Смоленской крепости. Отдавая дань мужеству погибшего генерала, французский император лично присутствовал при погребении и по русскому обычаю бросил горсть земли в его могилу.

У вновь открытого памятника А.А. Скалону в Смоленске. Слева направо: Н.Д. и Д.А. Скалон, Г. А. Скалон, члены депутации. 5 августа 1912 г.


Спустя сто лет, 5 августа 1912 г., на месте захоронения генерала был воздвигнут обелиск из серого гранита. Этот памятник, сохранившийся и до наших дней, поставили внуки А.А. Скалона – генерал-адъютант Георгий Антонович и генерал от кавалерии Дмитрий Антонович Скалоны. В Военной галерее Зимнего дворца среди 332 портретов героев Русской армии есть и портрет генерал-майора А.А. Скалона.

Дмитрий Антонович Скалон (1840–1919) – действительный член и первый председатель Императорского Русского военно-исторического общества 1907–1917 гг., действительный член Русского исторического общества, почётный член Императорского Археологического института в Санкт-Петербурге – приходился внуком герою Отечественной войны 1812 года А.А. Скалону. Д.А. Скалон окончил Николаевскую академию Генерального штаба, был офицером лейб-гвардии Уланского полка; участвовал в Русско-турецкой войне 1877–1878 гг., был адъютантом великого князя Николая Николаевича - старшего, стал начальником кавалерийской части Главного штаба; в 1914 г. получил звание генерал-лейтенанта. На научном поприще Д.А. Скалон известен как военный историк, мемуарист и биограф великого князя Николая Николаевича - старшего. К сожалению, в советское время многие его заслуги были забыты.

Дмитрий Антонович Скалон. 1870-е гг.


Интересна судьба внука Д.А. Скалона – Владимира Николаевича Скалона, родившегося уже в эмиграции, в 1923 г. После Второй Мировой войны В.Н. Скалон с матерью уехал из Германии в Аргентину, в 1955 г. был рукоположен в сан диакона, затем протоиерея и служил в Воскресенском соборе Буэнос-Айреса. С 1984 г. он был заместителем председателя епархиального совета Буэнос-Айресской и Аргентинско-Парагвайской епархии Русской Зарубежной Церкви, стал заместителем настоятеля Воскресенского собора. В 1986 г. отец Владимир вместе со священником Михаилом Арцимовичем (Франция) являлся временно уполномоченным представителем Архиерейского Синода. В конце 1980-х гг. стал администратором Буэнос-Айресской епархии, а также фактически исполнял обязанности настоятеля собора. В 1993 г. он исполнял обязанности начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.

О. Владимир Скалон, протоиерей Русской Православной Церкви заграницей, Буэнос-Айрес (в руках - икона Пресвятой Богородицы «Знамение» Курско-Коренная – святыня белой эмиграции, покинувшая Россию вместе с Добровольческой армией в 1920 г.)


Побывавший в ноябре 2008 г. в Аргентине в рамках «Дней русской культуры в Южной Америке» архимандрит Тихон (Шевкунов) особо отметил митрофорного протоиерея Владимира Скалона, который, по его отзыву, являет собой «образ настоящего мудрого русского священника».

О. Владимир Скалон – митрофорный протоиерей Русской Православной Церкви заграницей, ключарь Воскресенского кафедрального собора в Буэнос-Айресе – скончался 22 мая 2010 г. Его дочь Татьяна и внук Николай живут сейчас в бразильском городе Сан-Паулу.

Другим представителем рода Скалонов был генерал-майор Владимир Евстафьевич Скалон (1872–1917). Как сын видного государственного сановника, он получил образование в Пажеском корпусе (обучение завершил по 1-му разряду, с занесением имени на мраморную доску). Затем служил в гвардейском Семеновском полку, поступил в Академию Генерального штаба. В 1898 г. В.Е. Скалон окончил Николаевскую академию Генерального штаба. Затем служба Владимира Евстафьевича была связана со штабной работой в разных должностях. Неоднократно он получал награды: Орден Святого Станислава 3-й ст. (1901) и 2-й ст. (1906); Орден Святой Анны 3-й ст. (1904); Орден Святого Владимира 4-й ст. (1910) и 3-й ст. (1913).

Г.С. Верейский. Портрет полковника Владимира Евстафьевича Скалона. 1916 г.


В декабре 1916 г. В.Е. Скалон был произведён в генерал-майоры. Анализ уровня подготовки, послужного списка и достижений по службе дает все основания причислить генерала В.Е. Скалона к интеллектуальной элите Российской армии: неслучайно 8 ноября 1917 г. он был назначен генерал-квартирмейстером штаба Ставки Верховного главнокомандующего. По своим политическим взглядам, он был убеждённым монархистом. И все-таки, именно его, генерала Генерального штаба, большевики пригласили в качестве военного эксперта в составе советской делегации для участия в переговорах в Брест-Литовске. Здесь, в день прибытия 29 ноября (12 декабря по н.ст.) 1917 г. генерал В.Е. Скалон застрелился.

Сергей Безруков в роли В.Е. Скалона. Кадр из кинофильма «Троцкий» (2017 г.)


Мотивы этого решения чётко объясняются в предсмертном письме Скалона к одному из его близких товарищей. Впервые это письмо было опубликовано в еженедельной парижской газете «Наше дело» 25 февраля 1939 г. В нём по факту брестских переговоров В.Е. Скалон отмечал: «Поручение это глубоко мне было противно. Я знаю, что речь идёт просто об отвратительной комедии. “Перемирие” уже заключено: наши солдаты просто-напросто уходят с фронта, убивая собственных офицеров и грабя, и продают свои ружья и даже пушки немцам за бутылку рома и коробку сигар. Мир, он тоже будет продиктован немцами, т.е. немцы диктуют, а большевики только исполняют задание…». Он поехал в Брест, чтобы своими действиями сорвать позорные для национальной гордости переговоры. В своём письме он даже ставит вопрос: «…Я знаю, куда я иду, и с кем я иду. Но я задаю себе вопрос: если я откажусь, тот, кто заменит меня, будет ли он, по крайней мере, иметь достаточно мужества, чтобы не прикрыть измену подписью русского офицера? У меня этого мужества найдётся. Даю Вам слово, что это так». Свой поступок В.Е. Скалон кратко объяснил в самом конце письма: «Уверяю Вас, что я еду туда лишь потому, что хочу – если это ещё возможно – послужить России». Мужества хватило и выстрел был сделан…

Следует особо отметить, что по мнению председателя Научного совета РВИО В.Е. Чурова, Владимир Евстафьевич Скалон был выдающимся русским военным разведчиком XX в.

Литература: 

Ганин А.В. «Я больше жить не могу...» Генерал Владимир Скалон застрелился в начале переговоров, на которых обсуждались условия Брестского мира // Родина. 2016. № 8. С. 31–35.

Журнал регионального отделения Российского военно-исторического общества в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. 2017. № 1.

Ивановка. Времена. События. Судьбы: Альманах: труды Музея-усадьбы С. В. Рахманинова «Ивановка» / Сост. А. И. Ермаков, А. В. Жогов. М., 2003. С. 7–10.

Комаров Д.Е. Трагические параллели в судьбе русских генералов из рода Скалонов // Смоляне на службе Отечеству: сборник материалов научно-практической конференции, 22 сентября 2015 года. Смоленск, 2015. С. 70–73.

Общий гербовник дворянских родов Всероссийской Империи, начатый в 1797 году. СПб., 1816. Ч. 9. С. 127.

Семейный архив Е.Г. Ильиной-Скалон.

Скалон Д.А. Путешествие по Востоку и Святой Земле в свите великого князя Николая Николаевича в 1872 году. М., 2007.

Смежные ссылки:  Первый председатель Императорского РВИО. Штрихи к биографии Д.А. Скалона.

Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 170
0 Комментариев