Версия для печати

Герои на все времена

Эпопея парохода «Челюскин»

Почему в операции по эвакуации экипажа и экспедиции «Челюскина» со льдины приняли участие только шестеро из трех десятков летчиков

Эпопея парохода «Челюскин» стала одним из самых ярких примеров того, какую роль может и должна играть авиация в освоении высоких широт. И хотя самолеты начала 1930-х годов не отличались высокой надежностью и дальностью полета, а их эксплуатация в условиях Крайнего Севера была чрезвычайно непростой, именно они обеспечили эвакуацию участников экспедиции, оказавшихся на раздавленном льдами судне. Неслучайно именно по итогам завершившейся 13 апреля 1934 года операции по спасению челюскинцев в СССР появилась новая высшая государственная награда — звание Героя Советского Союза, а первыми, кто ее удостоился, стали семеро летчиков, спасавших невольных зимовщиков.

Как спасать челюскинцев

Пароходу «Челюскин», который отправился в свое последнее плавание из Мурманска во Владивосток 2 августа 1933 года, предстояло доказать, что вполне реально пройти Северным морским путем за одну навигацию. До успешного завершения предприятия судну не хватило какой-то пары десятков миль — именно столько отделяло его от чистой воды в Беринговом проливе, но до него так и не удалось дойти. Затертый льдами пароход начал дрейфовать обратно на восток, в Чукотское море, пока 13 февраля 1934 года не был раздавлен льдами. Все находившиеся на его борту к тому моменту, за исключением завхоза, погибшего во время эвакуации, переселились во временный лагерь на льдине и подали сигнал SOS.

Уже на следующий день в Москве была спешно сформирована правительственная комиссия по организации спасения челюскинцев во главе с председателем Комиссии советского контроля при Совнаркоме Валерианом Куйбышевым. Основные надежды возлагались на корабли, поскольку это был привычный и проверенный способ. Но в этот раз именно он и не сработал. Самый мощный советский ледокол «Красин», лидер ледокольного флота СССР, пришлось отправлять на спасение челюскинцев вокруг света – через два океана и Панамский канал. А оказавшиеся ближе всех к месту трагедии на Дальнем Востоке ледорез «Литке» и пароходы «Лейтенант Шмидт» и «Свердловск» еще с осени, когда стало понятно, что «Челюскин» ложится в дрейф, сами застряли во льдах и были вынуждены зимовать. В этих условиях оставалось только два реальных варианта спасения: собачьи упряжки и самолеты. Но первые без вторых были беспомощны: точных координат льдины, на которой зимовали челюскинцы, не было. Искать их лагерь предстояло с воздуха. А найдя, было проще придумать, как посадить на лед самолеты, чем заставлять людей ждать нарты, которые могли бы и не пробиться через торосы.

Самолет «Флитстер» Маврикия Слепнева с поврежденным шасси в лагере челюскинцев, Чукотское море, апрель 1934 года

Самолет «Флитстер» Маврикия Слепнева с поврежденным шасси в лагере челюскинцев, Чукотское море, апрель 1934 года

Источник: nekrasovka.ru


Помощь из Америки

Чтобы ускорить эвакуацию, требовались многоместные машины, приспособленные к полетам в условиях Крайнего Севера, которых на Дальнем Востоке не было, и их решили срочно купить в США. За самолетами отправили летчиков Сигизмунда Леваневского и Маврикия Слепнева: оба имели опыт полетов в Арктике и были хорошо известны в Америке как участники экспедиций по эвакуации потерпевших катастрофы американских пилотов. К середине марта советские летчики через Западную Европу, Атлантику и всю Америку добрались до Аляски, где в их распоряжение передали два новых девятиместных одномоторных самолета «Флитстер» с механиками. 26 марта, потеряв время из-за непогоды, обе машины сумели вылететь из Фербенкса в Ном, расположенный на восточном побережье Аляски. Здесь их уже ждала правительственная телеграмма, которая требовала ускорить переброску самолетов. Сигизмунду Леваневскому предписывалось немедленно лететь в поселок Ванкарем, где был организован аэродром для участвующих в спасательной операции самолетов, а Маврикию Слепневу — ждать распоряжений в Номе.

Полет экипажа Леваневского закончился катастрофой: 29 марта в тридцати километрах от чукотского поселка Ванкарем, где развернули главный аэродром спасательной операции, он не сумел пробиться через густую облачность и совершил вынужденную посадку на лед, повредив самолет настолько, что тот уже не мог больше подняться в воздух. Сам Сигизмунд Леваневский довольно скоро сумел добраться до Большой земли и даже дал в Москву телеграмму, что он готов участвовать в спасательной операции, но лишних самолетов в Ванкареме не было, и совершать полеты к челюскинцам Леваневскому не довелось. Маврикий Слепнев сумел 5 апреля долететь до Уэллена, а два дня спустя — до Ванкарема, и в тот же день добрался до лагеря челюскинцев, но при посадке его «Флитстер» ударился о торосы. Только 11 апреля Слепнев с пятью эвакуированными на борту вылетел из лагеря в Ванкарем, куда накануне был доставлен тяжело заболевший начальник экспедиции Отто Шмидт. Его требовалось срочно эвакуировать в американский Ном, где был госпиталь, и сделать это можно было только на скоростном и дальнем «Флитстере», так что больше Слепнев в эвакуации не участвовал, поскольку она завершилась на следующий день после его вылета в США.

Челюскинцы тянут самолет АНТ-4 Анатолия Ляпидевского к месту старта с ледяного аэродрома, Чукотское море, апрель 1934 года

Челюскинцы тянут самолет АНТ-4 Анатолия Ляпидевского к месту старта с ледяного аэродрома, Чукотское море, апрель 1934 года

Источник: valerongrach.livejournal.com


Первая ласточка

А первым из всех летчиков, участвовавших в спасательной операции, до лагеря челюскинцев добрался 5 апреля 1934 года пилот Анатолий Ляпидевский. В этом не было ничего удивительного: если всем остальным пришлось добираться до Ванкарема издалека, преодолевая расстояния на пароходах или по воздуху, то его АНТ-4 — гражданский вариант бомбардировщика ТБ-1 — оказался в чукотском поселке Уэллен еще в конце декабря. Он прилетел сюда, чтобы быть наготове к эвакуации заболевших с «Челюскина» и других зазимовавших во льдах пароходов, а в итоге стал первым из всех, кому удалось не только найти лагерь невольных зимовщиков, но и совершить в нем посадку.

Правда, для этого ему пришлось совершить в общей сложности тридцать с лишним полетов. Как вспоминал позднее сам летчик, вылеты на поиски лагеря челюскинцев то срывались из-за непогоды и отказывавшей на морозе техники, то оканчивались неудачей, и «5 марта я рассвирепел окончательно». Но именно в этот раз удача улыбнулась экипажу Анатолия Ляпидевского: вскоре после вылета из поселка Уэллен его летчик-наблюдатель сумел заметить стоящие на льду палатки и дощатые бараки. Сделав несколько кругов над лагерем и выяснив, что расчищенная для посадки площадка слишком мала, летчик решился садиться. И только высочайшее мастерство пилота помогло ему остановить машину в нескольких метрах от ледяных глыб.

Выгрузив на лед продовольствие для челюскинцев, аккумуляторы для их рации и инструменты, Ляпидевский принял на борт двенадцать женщин и двух девочек. В лагере решено было оставить только мужчин. Вскоре спасенные уже отогревались в домах Уэллена, а летчик докладывал начальству о необходимости перенести базу операции в Ванкарем, поближе к челюскинской льдине. Его поддержали, и 14 марта АНТ-4 Ляпидевского отправился туда с грузом бензина, но так и не добрался, совершив по пути вынужденную посадку из-за неисправности двигателя. Из-за этого летчик больше не смог принимать участие в спасательной экспедиции, хотя и вошел в ее историю как тот, кто первым сумел добраться до челюскинцев.

Яранги и их обитатели вблизи аэродрома в поселке Ванкарем, который стал основной базой спасательной операции, апрель 1934 года

Яранги и их обитатели вблизи аэродрома в поселке Ванкарем, который стал основной базой спасательной операции, апрель 1934 года

Источник: loc.gov


Разведчики-рекордсмены

Как ни удивительно, но наибольшую роль в операции по спасению челюскинцев сыграли не тяжелые многоместные машины типа АНТ-4 или «Флитстеров», а небольшие двухместные бипланы-разведчики Р-5. Два этих самолета, за штурвалами которых сидели летчики Николай Каманин и Василий Молоков, добрались до Ванкарема 7 апреля. Это стало финалом непростого пути, в который сводный отряд военных летчиков под командованием Каманина первоначально отправился из Владивостока в Анадырь на пароходе, а затем оттуда — по воздуху до Уэллена.

Небольшие самолеты с трудом переносили тяжелые условия полета, и в итоге из пяти Р-2 и двух У-2 до места добралась только пара разведчиков, которые тут же включились в работу. Они поставили своеобразный рекорд, сумев эвакуировать из лагеря челюскинцев наибольшее число зимовщиков. Николай Каманин на своем самолете за девять рейсов вывез 34 человека, а его подчиненный Василий Молоков за восемь полетов — 39! Правда, чтобы добиться таких результатов, пилотам пришлось идти на крайние меры: сначала они сажали по три-четыре человека в штурманские кабины, а потом приспособили для перевозки людей подкрылевые парашютные ящики из фанеры.

Самолет-разведчик Р-5 на ледяном аэродроме возле лагеря челюскинцев, Чукотское море, апрель 1934 года

Самолет-разведчик Р-5 на ледяном аэродроме возле лагеря челюскинцев, Чукотское море, апрель 1934 года

Источник: news.avtogid.kg


Больше всего челюскинцев — 50 человек — Каманин и Молоков эвакуировали в последние дни операции, 10 и 11 апреля 1934 года. А 12 апреля им на помощь пришли еще два пилота — Михаил Водопьянов на самолете Р-5 и Иван Доронин на многоместном самолете ПС-4, который представлял собой советскую реплику немецкой машины Юнкерс W-33 постройки Иркутских ремонтных мастерских «Добролета». Они преодолели расстояние в 5850 км, отделяющие Хабаровск от Анадыря, за восемнадцать дней, а потом еще несколько суток пережидали пургу, прежде чем долететь до Ванкарема. В итоге 11 апреля оба пилота добрались до базы спасательной экспедиции и на следующий день полетели в лагерь челюскинцев. Михаил Водопьянов успел совершить три рейса и эвакуировать десять человек, а Иван Доронин, самолет которого подломил шасси при посадке на льдине, — только двоих за один рейс.

Ровно через два месяца после катастрофы «Челюскина», 13 апреля 1934 года на трех самолетах Р-5, которые пилотировали Николай Каманин, Василий Молоков и Михаил Водопьянов, из лагеря челюскинцев эвакуировали последних шестерых зимовщиков. В их числе были Алексей Бобров — помощник начальника экспедиции Отто Шмидта, исполнявший его обязанности после эвакуации шефа, капитан парохода Владимир Воронин и радист Эрнст Кренкель. На этом операция по спасению челюскинцев была завершена. В общей сложности к ней были привлечены 17 самолетов и почти три десятка летчиков, из которых шестеро занимались непосредственно вывозом людей со льдины, а остальные перегоняли самолеты и переправляли людей из Ванкарема и Уэллена дальше на юг. Семеро пилотов получили первые в истории СССР звания Героя Советского Союза, а остальные были награждены орденами Ленина и Красной Звезды — так же, как и все челюскинцы, кроме двух маленьких детей.

В таких парашютных чехлах вывозили людей на своих самолетах Р-5 летчики Николай Каманин и Василий Молоков. Лагерь челюскинцев, Чукотское море, апрель 1934 года

В таких парашютных чехлах вывозили людей на своих самолетах Р-5 летчики Николай Каманин и Василий Молоков. Лагерь челюскинцев, Чукотское море, апрель 1934 года

Источник: loc.gov


Обложка: pinterest.com


Смотрите также:

Анатолий Ляпидевский: человек из легенды и легенда о человеке

Бревно как знак самой северной точки Евразии

Вот поэтому Арктика наша. К годовщине экспедиции челюскинцев

Полярник Ушаков. О людях и о гвоздях

Как наш ледокол стал мировой знаменитостью


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 2764
1 Комментарий

Zvezdin Igor

Уважаемый автор, а куда же делся самолет Ш-2 летчика Михаила Сергеевича Бабушкина, с парохода "Челюскин"?! Вам о нем ничего не известно или Вы забыли о нем упомянуть?!