Россия. Военная история

В водовороте войны и революции: история гибели Черноморского флота

18 июня 1918 года на рейде Новороссийска были затоплены корабли Черноморского флота, отказавшиеся сдаться немецким войскам

Это трагическое событие носит говорящее название «черноморская Цусима» и служит одним из самых ярких доказательств той глубины внутреннего раскола и неразрешимых противоречий, которые переживала Россия в первые послереволюционные месяцы и годы. С одной стороны, отказ флота от сдачи — единственно верное и достойное решение, а с другой – Советское правительство не приложило каких-либо серьезных усилий для спасения черноморских кораблей и фактически бросило моряков на произвол судьбы. В этой ситуации каждый из них поступал в соответствии со своими представлениями о долге и чести. Кто-то посчитал сдачу позором и, как командир эсминца «Керчь» старший лейтенант Владимир Кукель, топил корабли, а кто-то вернулся из Новороссийска в Севастополь, чтобы сдаться немецким войскам. Но все эти поступки привели к тому, что в июне 1918 года Черноморский флот России фактически перестал существовать.

Брестский мир как предвестник гибели

Решение уничтожить корабли Черноморского флота было принято в Москве после заключения Брестского мира 3 марта 1918 года. Советская Россия выходила из Первой мировой войны и соглашалась на множество тяжелых для страны требований, прежде всего территориальных. Среди них было и требование признать независимость Украинской народной республики, провозглашенной в Киеве 22 (по н. ст.) января 1918 года. Но независимая УНР просуществовала очень недолго: уже в апреле на ее месте возникла Украинская держава гетмана Павла Скоропадского, главной военной силой которой стали оккупировавшие украинскую территорию германские и австрийские войска. Не встречая сопротивления, они быстрым маршем двигались к Черному морю, намереваясь занять не только материковую Украину, но и Крымский полуостров, произвольно включенный в состав «державы» Скоропадского.


Эсминец «Керчь» провожает уходящий из Новороссийска
в Севастополь линкор «Воля», 17 июня 1918 года.
Источник: https://ru.wikipedia.org

Немецкая оккупация Крыма означала и захват Черноморского флота. Дальнейшие события лишь подтвердили эти опасения. Даже «союзнические» украинские флаги, которые 29 апреля командующий флотом вице-адмирал Михаил Саблин (он был отстранен от должности незадолго до этого по приказу из Москвы, но по требованию флотских депутатов вернулся к командованию) приказал поднять на кораблях, не могли защитить их от притязаний германской армии. Поэтому, когда часть экипажей отказалась выполнять приказ, командующий не стал настаивать на своем. По воспоминаниям старшего лейтенанта Владимира Кукеля, командиры этих кораблей «доложили о решении части судов идти в Новороссийск, на что командующий ответил, что не препятствует, но советует уходить до 12 часов ночи, так как полагает, что к этому времени боны будут закрыты».


Эсминец «Фидониси» был первым из оставшихся в Новороссийске кораблей,
затопление которого торпедой с «Керчи» послужило сигналом к началу операции.
Источник: http://issledovateli.listbb.ru

В ночь на 30 апреля из Севастополя ушла первая группа кораблей, в основном эсминцы и миноносцы. Вечером того же дня приказ направляться в Новороссийск получили от вице-адмирала Саблина и все остальные корабли, в том числе линкоры «Воля» и «Свободная Россия». Артиллерийский и пулеметный обстрел уходящих германскими войсками лишь подтвердил своевременность этого распоряжения. А германские военно-морские флаги, поднятые на сдавшихся кораблях, однозначно свидетельствовали, какая судьба была уготована беглецам.

«Флот уничтожить немедленно»

К вечеру 2 мая в Новороссийске оказались сосредоточены все боеспособные корабли Черноморского флота: два линкора, десять эсминцев и шесть миноносцев, а также сторожевые катера, транспорты, корабли обеспечения и малого флота. Подводный флот так и не сумел покинуть гавань, но и сдаваться не собирался: большинство подлодок были приведены в негодность, что послужило причиной жесткого преследованиях их экипажей со стороны германских оккупационных властей. Вскоре из «независимого» Киева на имя вице-адмирала Михаила Саблина поступила телеграмма от возглавившего немецкую оккупационную администрацию прусского генерал-фельдмаршала Германа фон Эйхгорна. В самых жестких выражениях он требовал вернуть корабли в Севастополь и сдать их. Чтобы у черноморцев не возникало сомнений в том, что ждет их в случае отказа, вокруг рейда начали рыскать германские подлодки, а в небе барражировали германские гидропланы.


Эсминцу «Лейтенант Шестков» в операции по затоплению кораблей Черноморского флота
была отведена роль буксира для тех вымпелов, которые не могли двигаться самостоятельно.
Источник: http://issledovateli.listbb.ru

С этого момента флот и его командующий оказались в заложниках ситуации, на которую они не имели ни малейшего влияния. Единственное, что могли сделать моряки, – решить судьбу своих кораблей: сдать немцам, затопить самим или выйти в море навстречу германской эскадре и принять последний бой. Именно такие варианты и обсуждались на многочисленных флотских собраниях, которые инициировали то командование флотом, то делегаты от разных политических партий.


Эсминец «Стремительный», поднятый со дна Цемесской бухты в 1926 году.
Источник: https://ru.wikipedia.org

В Москве к этому времени уже ясно понимали, что именно делать с укрывшимися в Новороссийске кораблями. 24 мая начальник Морского Генерального штаба, член Высшего военного совета РСФСР Евгений Беренс представил главе Совнаркома Владимиру Ленину доклад о последствиях передачи Черноморского флота, в котором прямо отмечалось: «Германия желает во что бы то ни стало завладеть нашим флотом... Наши суда в Новороссийске попадут в руки даже не Украины, а Германии и Турции и создадут этим в будущем господство их на Чёрном море… Все эти условия показывают, что уничтожение судов в Новороссийске надо произвести теперь же». На этом мрачном документе председатель Совнаркома написал еще более мрачную резолюцию:

 

Погибаю, но не сдаюсь!

Чтобы сохранить видимость соблюдения условий Брестского мира, Москва одновременно с секретной директивой отправила в Новороссийск и другую – несекретную, в которой предписывалось отвести флот в Севастополь. Оставшийся после отъезда вице-адмирала Саблина в Москву старшим офицером флота командир линкора «Воля» капитан первого ранга Александр Тихменев решил озвучить морякам оба требования. Но тем самым только усугубил разброд и шатание. Все громче стали раздаваться голоса тех, кто хотел сохранить корабли любой ценой, в том числе и ценой позора. Но в противовес им, как писал в своей книге «Правда о гибели Черноморского флота» бывший командир эсминца «Керчь» Владимир Кукель,


Командир эсминца «Керчь» старший лейтенант Владимир Кукель стал фактическим командующим
операции по затоплению кораблей Черноморского флота 18 июня 1918 года.
Источник: http://blackseafleet-21.com

Но этим офицерам не удалось переломить ситуацию. 14 июня капитан первого ранга Александра Тихменев приказал командирам кораблей проголосовать за поход в Севастополь или затопление в Новороссийске. Формально большинство выступило за первый вариант, и уже 16 июня был отдан приказ разводить пары. Это распоряжение окончательно раскололо укрывшиеся в Новороссийске остатки Черноморского флота. В итоге в ночь на 17 июня в сторону Севастополя ушли линкор «Воля», шесть эсминцев, вспомогательный крейсер «Троян» и плавбаза «Креста». Перед выходом их экипажам пришлось пережить неприятные минуты. На эсминце «Керчь» был поднят сигнал: «Судам, идущим в Севастополь: позор изменникам России!» После этого оставшиеся на новороссийском рейде корабли начали готовиться к затоплению…


Броненосец «Иоанн Златоуст», на котором поднят германский военно-морской флаг (на переднем плане),
а также броненосцы «Три святителя» и «Борец за свободу» на приколе в Южной бухте Севастополя
после захвата немецкими войсками, 1918 год.
Источник: http://seawarpeace.ru

Утром 18 июня в Новороссийск прибыл из Москвы заместитель наркома по военным и морским делам Федор Раскольников с единственной целью: руководить затоплением остатков Черноморского флота. Поскольку за время стоянки в новороссийской гавани подавляющее большинство матросов и многие офицеры попросту дезертировали, вывести далеко в море оставшиеся корабли было невозможно, их решили топить прямо на рейде. Команду удалось сохранить только на эсминце «Керчь»: именно его командир и стал ответственным за проведение операции.


Линкор «Воля» (в центре) в Южной бухте Севастополя во время германской оккупации, лето 1918 года.
Источник: http://seawarpeace.ru

Она началась в 16.00 с поднятия на всех кораблях и судах Черноморского флота, выстроившихся в Новороссийской бухте, сигнала «Погибаю, но не сдаюсь!». После этого «Керчь» выпустила торпеду по эсминцу «Фидониси», что стало сигналом для остальных вымпелов: на них остатки команд подорвали основные механизмы и открыли кингстоны. А «Керчь» ушла к «Свободной России», чтобы своими торпедами потопить и ее. Правда, сделать это удалось далеко не с первой попытки. Из двух первых торпед в цель попала только одна, взорвавшись под боевой рубкой. Тогда «Керчь» выпустила третью, попавшую в корму линкора, но и это не пустило бывшую «Императрицу Екатерину Великую» на дно. Четвертая торпеда взорвалась в районе кормовой башни главного калибра, тоже не причинив кораблю видимых повреждений, пятая и вовсе вошла в режим циркуляции и повернула на обратный курс. И только шестым выстрелом «Керчь» сумела, пробив корпус, уничтожить сопротивлявшийся гибели линкор.


Вспомогательные суда Черноморского флота, затопленные у пирса в Новороссийске, 1918 год.
Источник: https://foma.ru

Завершив свою трагическую работу, экипаж эсминца «Керчь» оставил бухту, ставшую братской могилой для кораблей Черноморского флота, и увел свой корабль в Туапсе, где и затопил его 19 июня 1918 года. В тот же самый день линкор «Воля» в сопровождении шести эсминцев вошел в бухту Севастополя и сдался немцам, которые тут же подняли на кораблях свои военно-морские флаги. Это действительно была «черноморская Цусима», по степени позора сравнимая со сдачей кораблей отряда 2-й флотилии Тихого океана контр-адмиралом Николаем Небогатовым в 1905 году.


В 1980 году в Новороссийске воздвигнут монумент
«В память затопленных кораблей Черноморского флота 18 июня 1918 года».
Источник: http://www.yugopolis.ru

… Линкор «Свободная Россия» и эсминец «Громкий» до сих пор лежат на дне Новороссийской бухты. Остальные корабли и суда полностью или частично были подняты, некоторые из них даже приняли участие в Великой Отечественной войне и с честью погибли. А суда, сданные немцам в Севастополе, в конце концов оказались во французской Бизерте, откуда им так и не довелось вернуться на родину.

Обложка: «Потопление эскадренным миноносцем «Керчь» линейного корабля «Свободная Россия». Картина художника Игоря Дементьева, 2008 год. Источник: http://forums.spr.wrk.ru


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 1800
0 Комментариев