Главная / Статьи /Вы здесь

Т-28. Первый средний танк Красной армии

0
5569
2
Т-28. Первый средний танк Красной армии

История создания машины, которая стала предшественницей «тридцатьчетверки»

Вторая мировая война совершенно изменила представление о среднем танке. К концу 1940-х его не видели иначе как бронированной машиной с низким силуэтом и единственной башней, вооруженной одним орудием и двумя-тремя пулеметами. Но еще в середине 1930-х годов образцом был советский трехбашенный Т-28 – первый в отечественной истории серийный средний танк.

Средний англичанин

История Т-28, как и история многих предвоенных советских танков, включая такие легенды, как Т-26 и танки серии БТ, началась с поездки закупочной комиссии Управления механизации и моторизации РККА в конце 1929-го – начале 1930 года. Руководил поездкой начальник УММ Красной Армии Иннокентий Халепский, а его заместителем был Семен Гинзбург – молодой, но уже успевший проявить себя конструктор.

Танки Т-28 из состава 20-й тяжелой танковой бригады на Карельском перешейке, февраль 1940 года

Одним из пунктов поездки была Великобритания, где к тому времени создали целую серию удачных моделей танков. Среди них был и средний А6, получивший название «Виккерс 16-тонный». Машину спроектировали в 1926-27 годах по заказу британских военных, а ограничение массы до 16 тонн объяснялось просто: ее должен был выдерживать стандартный понтонный мост, имевший именно такой предел грузоподъемности.

Средний танк Medium Tank Mk.III — один из трех серийных экземпляров А6 — в заводском цеху, 1929 год

Согласно тактическим представлениям того времени главной задачей средних танков было сопровождение пехоты во время прорыва «укреплений маневренного типа», то есть классических окопов в несколько линий с огневыми точками деревянно-земляного типа. Легкие танки для этого не годились, поскольку не имели серьезного вооружения, а тяжелым полагалось взламывать долговременные многослойные линии обороны.

Средний танк А6 «Виккерс» 16-тонный» ломает кирпичную стену во время испытаний, Великобритания, конец 1920-х

Такая концепция подразумевала, что одной башней средний танк обойтись не может. Требовалось несколько: одна – для орудия главного калибра (не меньше 45 мм) и с круговым обстрелом, другие – для орудий меньшего калибра или вообще пулеметов с ограниченным углом обстрела. Пушка предназначалась для подавления огневых точек противника, пулеметы должны были отсекать от танка вражескую пехоту и поддерживать свою. Все почти как у тяжелого танка, только масса пониже и калибр орудия такой же, как у легкого. И А6 идеально отвечал всем этим требованиям. Три башни на двух уровнях; верхняя – с пушкой, две нижние – с пулеметами винтовочного калибра. Веса машины хватало, чтобы проломить стену толщиной в два или продавить проход для пехоты в проволочных заграждениях, длины – чтобы не провалиться в окоп.

Посмотреть – и сделать по-своему

На советскую делегацию средний танк А6 произвел неизгладимое впечатление, и его решено было покупать. Сделка сорвалась из-за стремления британской стороны заработать на ней как можно больше. Кроме 20 тысяч фунтов (цены за знакомство с конструкцией танка), англичане настаивали на заказе партии в 10 машин по 16 000 фунтов за каждую и продавливали «в нагрузку» контракты на покупку танкетки «Карден-Ллойд» Mk VI (будущей Т-27) и 6-тонных танков «Виккерс» (будущего Т-26).

Прототип Т-28 на заводских испытаниях, июнь 1932 года

Такие условия в Москве сочли неприемлемыми по финансам: общая цена контракта грозила перевалить за два миллиона золотых рублей. Решено было ограничиться только танкеткой и легким танком, а средний построить на основе тех данных, которые советские специалисты успели получить во время знакомства с «Виккерсом» 16 тонн. Англичанам, занимавшимся испытаниями новой машины, сказали, что СССР уже купил ее и в ожидании поставки просит поделиться некоторыми сведениями о ней. Джентльмены поверили на слово, и в распоряжении советской комиссии оказались ценные данные о британском среднем танке.

Танки Т-28 проходят по Красной площади во время парада 7 ноября 1938 года

К декабрю 1930 года все эти сведения обобщили, и УММ РККА выдало задание на проектирование собственного среднего танка на основе этих данных. Заниматься проектом предстояло двум организациям – факультету механизации и моторизации Военно-технической академии имени Дзержинского и танко-тракторному КБ Всесоюзного орудийно-арсенального объединения (ВОАО) под руководством Семена Гинзбурга. Оно-то и выиграло конкурс, итоги которого подвели в июле. Сказались не только личное знакомство конструктора Гинзбурга и его подчиненных с британской машиной, но и опыт сотрудничества с немецкими коллегами, чьи чертежи «гросстракторов» советские конструкторы могли исследовать в танковой школе в Казани.

Чего хотят военные

Первый прототип нового среднего танка, получившего индекс Т-28, собрали очень быстро. Уже 2 мая 1932 года машина (правда, из неброневой стали) уже совершила пробег по заводскому двору. На ней был установлен бензиновый двигатель М-17 – такой же, как на танках Т-26 и БТ-7, а вместо запланированной новой 45-миллиметровой пушки, которая еще не была готова, поставили имевшуюся в наличии 37-миллиметровую. Устранив найденные недостатки и недоделки, танк 11 июня показали военным, которые внесли свои коррективы в его конструкцию. Во-первых, они потребовали заменить орудие на более мощное, 76-миллиметровое. Это было совершенно логично: уже тогда все понимали, что снаряды 45-миллиметровых танковых пушек плохо справляются с уничтожением даже деревянно-земляных укреплений. Во-вторых, военные захотели, чтобы на новую машину поставили новый (точнее, еще даже не изготовленный!) танковый дизель ПГЕ.

Именной танк Т-28 «Сталин» направляется на Красную площадь для участия в параде, 7 ноября 1940 года. Машина представляет собой экранированный (с усиленным бронированием) танк выпуска конца 1939 года с 76-миллиметровой пушкой Л-10

С первым требованием конструкторы справились, со вторым – нет, поскольку ПГЕ так и не был запущен в серийное производство. Танк Т-28 приняли на вооружение с уже хорошо знакомым танкистам двигателем М-17. Случилось это в конце октября 1932 года. Причем решение об организации серийного производства танков Т-28 (выпускать его назначили ленинградский завод «Красный путиловец») Совет труда и обороны СССР принял, не дожидаясь итогов испытаний. О том, насколько в советском руководстве были уверены в новой машине, можно судить по такому факту: все, кто отвечал за его создание, получили высшую по тем временам советскую награду – орден Ленина.

Танк Т-28 форсирует вброд речку Уша у местечка Мир в Польше (ныне поселок Мир Гродненской области, Беларусь) во время Освободительного похода 1939 года

Машина, которую предстояло выпускать рабочим «Красного путиловца», коренным образом отличалась от прототипа. И дело было не только в новой пушке. В процессе выполнения всех требований и устранения найденных недостатков конструкторы серьезно переработали чертежи и некоторые узлы машины. В итоге получился танк, представлявший собой один из лучших в мире образцов среднего танка середины 1930-х годов. Рациональное сочетание боевых и ходовых возможностей, оптимальное для стоящих перед ним задач вооружение, не перегруженный лишними обязанностями экипаж – все это делало Т-28, пожалуй, лучшим на то время среди одноклассников. И если ему суждено было стать последним в СССР многобашенным средним танком, то лишь потому, что концепция таких машин постепенно уходила в прошлое.

Первый средний

Первую партию Т-28 успели собрать к ближайшему празднованию Первомая. Эти машины впервые предстали перед широкой публикой на торжественных парадах в честь 1 мая 1933 года в Москве (10 танков) и Ленинграде (два танка). Правда, по той же традиции они были некомплектными и после парадного прохождения отправились обратно на завод для дооборудования. А в танковые части Т-28 начали поступать только в самом конце года. Причиной тому была нехватка опытных рабочих и конструкторов на заводе «Красный путиловец» и недостаточное техническое оснащение цеха, который отвечал за сборку танков.

Один из десяти серийных танков Т-28, оборудованных конической главной башней. Ленинград, площадь Урицкого, 7 ноября 1940 года

Справиться с этими проблемами удалось в течение года, и в 1934-м план по выпуску Т-28 был полностью выполнен. Всего же за семь лет производства, которое завершилось в 1940 году, на ленинградском заводе собрали, по разным данным, от 502 до 524 средних танков Т-28. На фоне более чем пятидесятитысячного выпуска следующего советского серийного среднего танка Т-34 этот показатель выглядит более чем скромным. Но нужно помнить, что в то время основными боевыми бронированными машинами считались легкие танки, и по-настоящему большими сериями выпускались Т-26 и БТ.

Брошенные Т-28 5-й танковой дивизии 1941 год

В отличие от них, кстати, Т-28 впервые попал на войну только осенью 1939 года, во время Освободительного похода на Западную Украину. В составе Украинского и Белорусского фронтов действовало в общей сложности около двух сотен этих танков. В серьезных боевых действиях они не участвовали, но зато у танкистов появилась возможность на практике убедиться в надежности ходовой части своих машин.

Финские танкисты выводят в тыл захваченный советский танк Т-28. Машина из состава 20-й тяжелой танковой бригады имени Кирова, январь 1940 года

Гораздо более тяжелым испытанием для первых советских серийных средних танков стала Зимняя война 1939-40 годов. В отсутствие более тяжелых машин (не считая экспериментальных танков СМК и Т-100 и первых КВ), именно Т-28 приняли на себя роль поддержки пехоты при прорыве укрепленной полосы финской обороны. И конечно, понесли серьезные потери, поскольку их противопульная броня, как и у Т-26 и БТ, не могла противостоять снарядам 37-миллиметровых противотанковых пушек «Бофорс».

Колонна танков Т-28 из состава 90-го танкового батальона 20-й тяжелой танковой бригады выдвигаются на рубеж атаки. Район высоты 65,5 на Карельском перешейке, февраль 1940 года

Боевые действия в Финляндии показали: средние танки гораздо полезнее и универсальнее в условиях современной маневренной войны. Именно такой войной оказалась Великая Отечественная, которую Т-28 встретили в роли снимаемых с вооружения машин: им на смену пришли средние Т-34 и тяжелые КВ. Тут-то и стало понятно, что «двадцать восьмые» успели устареть как морально, так и физически. Многие Т-28 из западных военных округов в первые недели войны приходилось бросать на маршах из-за небольших, но неустранимых на месте поломок, нехватки запчастей и банального недостатка топлива. А вот в Ленинграде Т-28 продолжали воевать до 1943 года, поскольку имели возможность регулярно получать запчасти и проходить текущий ремонт на предприятии, где их собирали.

Танк Т-28, принимающий участие в обороне Ленинграда. Декабрь 1941 года

Самым, пожалуй, знаменитым эпизодом боевого применения Т-28 стал героический рейд в июне 1941 года одной-единственной машины через оккупированный немцами Минск. О нем стало известно уже после войны из воспоминаний механика-водителя машины Дмитрия Малько. «Двадцать восьмым» управлял собранный наспех экипаж из курсантов артиллерийской школы и танкистов под командой майора Васечкина. Им почти удалось вырваться из взбудораженного прорывом города, когда танк был подбит выстрелом из противотанкового орудия. В живых остались лишь трое из шестерых участников рейда: сам Дмитрий Малько и курсанты Николай Педан и Федор Наумов.

Рекомендуем

Выразить мнение

Марко Поло
Напишите что-нибудь...
Свежие
🔥
😐
👎

Книги

Самые обсуждаемые

Спецпроекты

100 великих полководцев

Спецпроект: 100 великих полководцев

Любители и знатоки военной истории вместе с учеными историками, начиная с 9 Мая 2013 г., выдвигали в список 100 великих тех военачальников, которые ст...

Спецпроект: Ржевский мемориал

Мемориальный комплекс в память обо всех солдатах Великой Отечественной войны возведен на месте кровопролитных боёв подо Ржевом 1942-1943 гг., он созда...