25 марта 1915 года на фронт прибыла Отдельная автомобильная батарея для стрельбы по воздушному флоту

Современную российскую армию невозможно представить без противовоздушной обороны, которая сегодня входит в состав Воздушно-космических сил. Между тем, история отечественной ПВО насчитывает совсем немного лет. Первая русская мобильная зенитная батарея, вооруженная специально сконструированными орудиями для стрельбы по воздушным целям, отправилась на Северо-Западный фронт только 25 марта (по н. ст.) 1915 года. Командовал ею штабс-капитан Василий Тарновский – один из двух конструкторов первой русской зенитки и пионер зенитного дела в России.

Автомобильная зенитная установка в боевом положении

Источник: vk.com

Два отца русской зенитки

Четыре зенитные пушки, установленные на шасси автомобилей «Руссо-Балт», в то время именовались не иначе как «пушки Тарновского-Лендера» (по фамилиям своих создателей). И рассказ о первой русской зенитной батарее стоит начинать именно с них, поскольку без рвения и энтузиазма этих людей подразделение появилось бы гораздо позже.

Автомобильная зенитка из состава батареи Василия Тарновского в походном положении. Хорошо видны упоры для стрельбы и эмблема батареи на дверце кабины

Источник: vk.com

Фамилия Василия Тарновского не случайно стоит первой. Выпускник Орловского кадетского корпуса и Михайловского артиллерийского училища 1902 года, он успел принять участие в Русско-японской войне 1904-1905 годов. К тому времени в русской армии уже существовали специальные наставления по борьбе с аэростатами противника, которые использовались для воздушной разведки. На дальневосточном театре военных действий воздушные шары использовали и наши, и японцы. Молодой офицер-артиллерист наверняка был свидетелем обстрелов таких целей.

В 1907 году поручик Тарновский стал слушателем Царскосельской Офицерской артиллерийской школы. Это учебное заведение в то время принимало активнейшее участие в разработке новых артиллерийских систем для русской армии. В 1908 году представители школы уже сформулировали технические требования к пушке, которая могла бы уничтожать летательные аппараты — аэростаты, дирижабли и самолеты. Составленный документ был передан в Артиллерийскую техническую контору Путиловского завода, которую вскоре возглавил выпускник Петербургского технологического института Франц Лендер. Он успел зарекомендовать себя как талантливый инженер, разработав клиновой затвор для пушек среднего и малого калибра — один из важнейших элементов будущих зениток.

Установка легкой полевой трехдюймовой пушки на станок для стрельбы по воздушным целям

Источник: topwar.ru

Оставленный после выпуска из Офицерской артиллерийской школы в качестве преподавателя, поручик Тарновский очень быстро проявил себя как одаренный артиллерист-изобретатель. Продолжая раздумывать над способами обезопасить войска с воздуха, он весной 1912 года опубликовал в техническом журнале школы проект зенитного орудия на автомобильном шасси. Идея была революционной: понимая, что важным свойством средств противовоздушной обороны является мобильность, Василий Тарновский с самого начала стремился обеспечить ее. Но артиллерийское ведомство уже заключило контракт на поставку автомобильных зенитных установок с германскими производителями, и к идее русского офицера отнеслись прохладно.

Зная, что на Путиловском заводе занимаются разработкой собственной зенитки, поручик Тарновский обратился со своим проектом напрямую в заводскую Артиллерийскую техническую контору. И встретил полное понимание у ее руководителя Франца Лендера. Совместными усилиями они сумели доработать проект первой русской зенитки настолько, что после испытаний Главное артиллерийское управление все-таки решило принять орудие на вооружение. Случилось это уже в августе 1914 года, а первые четыре орудия из двенадцати, на которое тогда же выдало заказ военное ведомство, были изготовлены только в начале зимы.

Император Николай II (перед орудием слева) во время осмотра техники зенитной батареи русской армии на фронте, лето 1916 года

Источник: oborona.ru

…Для стрельбы по воздушному флоту

К концу 1914 года командованию русской армии стала совершенно очевидна необходимость организации настоящей противовоздушной обороны войск. В Первую мировую войну Россия вступила, имея самый большой воздушный флот — свыше двухсот самолетов, в том числе единственные в мире тяжелые бомбардировщики «Илья Муромец», но не имея даже концепции организации восковой ПВО.

В Правилах артиллерийской стрельбы содержались разделы о стрельбе по воздушным целям, но они касались обычных полевых орудий. Их-то и пришлось приспосабливать для борьбы с аэропланами противника. Поначалу пушки просто пытались устанавливать со значительным возвышением, подкапывая артиллерийские позиции и пуская хвостовик лафета как можно ниже. Потом в войсках начали конструировать кустарные станки для стрельбы по воздушным целям, некоторые из которых позднее даже начали выпускать централизованно. Но все это были половинчатые меры: полевые пушки не имели специальных приспособлений для стрельбы по воздушным целям, а главное, станки буквально приковывали их к месту, лишая мобильности. Разведавшему их расположение противнику достаточно было просто облетать опасный район, чтобы обезопасить себя от импровизированных зениток.

Зенитная пушка Тарновского-Лендера на автомобильном шасси из состава Отдельной автомобильной батареи для стрельбы по воздушному флоту. В центре у машины — командир батареи штабс-капитан Василий Тарновский. Царское Село, февраль 1915 года

Источник: ria1914.info

Установленные на автомобильных шасси зенитные пушки Тарновского-Лендера были лишены всех этих недостатков. Они с самого начала крепились на специальной тумбе, позволявшей устанавливать их на любую платформу — на машину, в открытый вагон, на сколоченный из досок поддон и так далее. Та же тумба обеспечивала угол возвышения орудия до 65 градусов (после модернизации в 1915 году он увеличился до 75 градусов) и вести круговой обстрел. Полуавтоматический клиновой затвор облегчал заряжание: не нужно было, как на задранных к небу полевых «трехдюймовках», придумывать, как удерживать патрон в зарядной камере с обычным поршневым затвором. Наконец, пушки Тарновского-Лендера имели специальные прицельные приспособления именно для воздушной стрельбы, позволявшие брать упреждение, то есть наводить орудие в точку, в которой цель окажется в момент встречи со снарядом. Такие зенитные орудия уже отвечали всем требованиям тогдашней войны (что, в частности, доказывал успешный опыт применения подобных установок германской и французской армиями).

В феврале 1915 года новые пушки установили на специально собранные для них автомобильные шасси и успешно испытали на полигоне. 6 марта (по ст. ст.) 1915 года штабс-капитан Василий Тарновский, назначенный командиром подразделения, доложил, что «батарею следует считать сформированной 5-го сего марта». По его мнению, через четыре дня можно было закончить погрузку и отправляться на театр военных действий. 10 марта 1915 года Отдельная автомобильная батарея для стрельбы по воздушному флоту под командованием штабс-капитана Тарновского закончила погрузку, а через два дня прибыла к месту назначения – на Северо-Западный фронт.

Одна из машин Отдельной автомобильной батареи для стрельбы по воздушному флоту на замаскированной боевой позиции, Северо-Западный фронт, лето 1915 года

Источник: brodaga-2.livejournal.com

Школа русских зенитчиков

Что представляла собой в тот момент отдельная зенитная батарея русской армии? В ней служили в общей сложности 82 человека, из которых всего трое были офицерами. Имущество батареи состояло из двенадцати автомобилей – четырех орудийных (с экипажем из семи артиллеристов и водителя) и восьми машин обслуживания, в том числе подвозчиков боеприпасов. К батарее были приписаны и четыре мотоцикла. Весь этот парк позволял батарее быстро перемещаться на любой нужный участок фронта, который требовалось прикрыть от нападения с воздуха.

Хотя первые сбитые самолеты противника зенитчики штабс-капитана Тарновского записали на свой счет только в июле 1915 года, эффект от их работы был колоссальным. Главная идея командира батареи состояла в том, что нет необходимости охотиться за каждым отдельным аэропланом, а нужно создавать шрапнельную завесу на их пути. Это вынуждало летчиков противника отворачивать, вести неприцельное бомбометание и как можно скорее уходить из опасного района. Подобная тактика оказалась очень эффективной, и уже 22 октября (по ст. ст.) 1915 года начальник штаба Верховного главнокомандующего отдал приказ о формировании второй зенитной батареи. Она получила второй номер, а подразделение Василия Тарновского стало именоваться Первой отдельной автомобильной батареей для стрельбы по воздушному флоту.

Зенитная пушка Тарновского-Лендера на железнодорожной платформе из состава железнодорожной батареи для стрельбы по воздушному флоту

Источник: энциклопедия.минобороны.рф

Постепенно первая русская зенитная батарея, как это и задумывалось командованием с самого начала, стала не просто боевым подразделением, но настоящей кузницей кадров зенитчиков. Здесь проходили обучение бойцы формируемых зенитных батарей, которые потом распределялись по всем фронтам. Среди них были и железнодорожные батареи, созданные по инициативе Василия Тарновского: к концу войны их насчитывался уже десяток. А в 1917 году командир Первой отдельной зенитной батареи подполковник Василий Тарновский сформировал и возглавил Курсы стрельбы по воздушному флоту Северного фронта. Чуть позже эти курсы объединили с подобными подразделениями других фронтов и создали Офицерскую школу стрельбы по воздушному флоту. Она дислоцировалась в крымской Евпатории, а начальником ее закономерно стал первый русский офицер-зенитчик — подполковник Тарновский.

К концу Первой мировой войны в русской армии насчитывалось уже около 25 специальных зенитных батарей, из которых девять были вооружены зенитками Тарновского-Лендера на автомобильном шасси и десять — на железнодорожных платформах. Это было каплей в море: по подсчетам артиллерийского ведомства, армии требовалось никак не меньше 146 зенитных батарей с 584 орудиями. Увы, такого количества пушек промышленность того времени дать не могла. Русской армии пришлось обходиться в основном поднятыми на зенитные станки обычными полевыми орудиями, в основном «трехдюймовками». Но даже того небольшого числа настоящих зениток и зенитчиков, которые прошли фронтовую школу, оказалось достаточно, чтобы заложить основы отечественной противовоздушной обороны, которая через четверть века сыграла огромную роль в ходе Великой Отечественной войны.