Главная / Статьи /Вы здесь

Психология лимитрофа

1
13201
9
Психология лимитрофа

Герасимов Григорий Иванович,

доктор исторических наук, научный консультант Тульского государственного музея оружия, член Научного совета РВИО

Лимитрофами в Римской империи обозначали пограничные области, обязанные содержать находившиеся на их территории римские легионы. В ХХ веке этим термином обозначили ряд государств, образовавшихся на западной границе Советской России в результате распада Российской империи: Польшу, Финляндию, Эстонию, Латвию и Литву. Еще их называли санитарным кордоном, чтобы «коммунистическая зараза» не проникла в Европу. Все эти государственные образования отличает то, что свою государственность они не завоевали, а получили без особых усилий, хотя это не означает то, что они не хотели ее. Поляки, например, неоднократно пытались освободиться от российского владычества в XIX  веке, но не смогли. Легкость получения желанной государственности всегда таит в себе опасность – что легко досталось, столь же легко может и уйти, что, в общем-то, и произошло. Характерной чертой лимитрофа всегда было желание обхитрить противостоящие силы, между которыми он находится, и при этом не пролить своей крови. Но так редко получается. В годы Второй мировой войны только Финляндия смогла сохранить государственный суверенитет, все остальные лимитрофы вошли в состав либо Германии, либо СССР.

Конечно, нахождение между двумя враждебными мирами – Советским Союзом и капиталистической и фашистской Западной Европой таило в себе большую опасность. В подобной ситуации часто у народа, не верящего в свои силы защитить нежданно-негаданно полученную государственность, возникает соблазн встать под защиту сильного союзника и дополнительно оградить себя системой международных договоров. Однако, как прозорливо заметил император Александр III, у страны есть только два союзника – это ее армия и флот. То же самое о надежных союзниках может сказать и любое другое государство.

Надежда на то, что кто-то будет проливать свою кровь за твою свободу и независимость, – это старая, но до сих пор распространенная иллюзия. И лучше бы Польше в 1939 году не иметь в союзниках предавших ее Англию и Францию и положиться на свои силы, как это сделала Финляндия в войне с СССР, но она предпочла призрачную надежду на защиту Запада.

Несмотря на сложность геополитического положения, всегда есть выбор. И этот выбор мы можем наблюдать на примере государств-лимитрофов в конце тридцатых годов ХХ века. Их судьбу пытались определить великие державы без их согласия. В результате Мюнхенского сговора была поделена Чехословакия, страна с сильной армией и военной промышленностью сдалась без боя Германии, даже не попытавшись сопротивляться. 

Прибалтийские правительства тоже решили сдаться без борьбы, чтобы избежать потерь. Возможно, покорность судьбе хорошее качество, но не в этом случае. Прибалтика покорно отдалась Советскому Союзу. Потерявшим суверенитет государствам всегда не нравится решения страны, в состав которой они входят, поэтому сейчас они горько жалеют о сосланных в Сибирь враждебных советской власти «классовых элементах» и прочих, выпавших на их долю невзгодах, – настоящих и выдуманных. Но все они были результатом их решения избежать кровопролития и жертв, нежелания защищать свою свободу и независимость с оружием в руках. Это был их лёгкий выбор.

Когда перед советским народом встала такая же дилемма – умереть или сдаться на милость фашистской Германии, мой восемнадцатилетний отец пошел на фронт и защитил страну, получив два ранения и инвалидность. Он вернулся домой, а вот 8 668400[1] военнослужащих погибли в этой войне, всего мы в ней потеряли 27 млн. человек, – это самые большие потери на европейском театре военных действий Второй мировой войны, народ был готов на эти жертвы. Это был наш тяжелый выбор.

Каждый народ имеет столько свободы, сколько он готов оплатить самой дорогой ценой – кровью. Польша, потеряв 66 тыс. убитыми польских солдат, посчитала, что это слишком большая цена за свободу и независимость и сдалась на милость немецких победителей. В результате ее общие потери во Второй мировой войне составили 6,2 млн. чел. или 17% населения, а СССР потерял 16% и победил, освободив и Польшу, и Прибалтику, и половину Европы. Лимитроф, практически без сопротивления сдавшийся на милость победителя, потерял больше, чем сражавшийся не на жизнь, а на смерть советский народ, но не получил, как они считают, ничего: ни свободы, ни государственного суверенитета, ни почета, ни компенсаций ущерба. Это был выбор не только польского правительства, но и польского народа. Он не поднялся, как советский народ, не встал на защиту страны, а наблюдал, как гибнет его плохо подготовленная армия под командованием бездарных командиров.

Яркая черта большинства лимитрофов – это стремление «въехать в рай на чужом горбу». Особенно ярко это проявилось в попытке поднять восстание в Варшаве и взять власть до прихода Красной Армии. Когда это не удалось, то начались обвинения в том, что в решающий момент советские войска не пришли на помощь полякам. Тягостное впечатление остается от чтения документов, в которых описывается, как прибывший в июле 1944 года в Москву премьер-министр польского правительства Ст. Миколайчик ведет переговоры о власти, взять которую его Армия Крайова не может, и о границах страны, которую должна освободить Красная Армия, а затем отдать часть своей территории полякам. Не забудем, что, освобождая Польшу мы потеряли 600 тысяч человек, в девять раз больше, чем польская армия в 1939 году. И что, мы должны были отдать власть откровенно антисоветским силам, которые бы начали лить «помои» на своих освободителей уже в 1945 году? Этого мы допустить не могли и совершенно правильно сделали, что не допустили. У восставших было время взять власть в Варшаве, они этого не смогли сделать, значит, власть не должна была принадлежать им. Это жестокая логика войны, но она единственно правильная и справедливая.

4 августа 1944 года У.Черчиль в речи в Палате Общин заявил: ««Русские армии, — сказал он, — стоят сейчас у ворот Варшавы. Они несут освобождение Польше. Они предлагают полякам свободу, суверенитет и независимость. Они хотят существования Польши, дружественной в отношении России. Это кажется мне весьма разумным»[2]. В годы войны и англичане, и американцы  прекрасно понимали, освобожденное государство не должно затем проводить враждебную политику по отношению к освободителю. Польша была обречена быть просоветской, иначе кровь, пролитая советским солдатом, была бы напрасна. Сегодня этот тезис лимитрофам неочевиден, а российскому гражданину он также ясен, как и любому советскому солдату и командиру, шедшему на смерть на чужой земле и за чужую свободу.

Не все лимитрофы одинаковы, среди них встречаются исключения. Иную судьба себе обеспечила Финляндия. Получив свободу и независимость, эта относительно небольшая европейская страна была намерена любой ценой отстаивать свою свободу. Она проводила антисоветскую политику, но ее стремление отстоять независимость заслуживает уважение. Несмотря на то, что в ходе советско-финляндской войны финны вынуждены были пойти на территориальные уступки, они отстояли свое право на проведение независимой политики. Зажатые между СССР и Германией, финны встали на сторону фашистской Германии. Для СССР это был сильный, мужественный и жестокий противник, готовый ради своей свободы и независимости на все.

Достойно повела себя Финляндия после войны, отстояв свое право на внеблоковое существование, хотя и подверглась сильному давлению со стороны и НАТО, и СССР, она смогла наладить с ними равноправные добрососедские уважительные отношения. Несмотря на самые ожесточенные боевые действия, которые в прошлом вели СССР и Финляндия, у них сложились хорошие отношения в настоящем. Благодаря последовательной защите свободы и государственного суверенитета, Финляндию сегодня нельзя назвать «лимитрофом».

Однако «свято место пусто не бывает», и сейчас в состав лимитрофов определенно входит Украина, которая выйдя из состава СССР, попыталась создать собственное государство. Находясь между двух миров – Западом и Россией, она сделала выбор в пользу первого. Этот выбор закреплен в ходе государственного переворота 2014 года. Мировоззренческий раскол общества и армии не позволил сохранить суверенитет над Крымом и Донбассом, первый де-юре, а второй де-факто вышли из состава украинского государства. Распад государственности сопровождается проблемами в идейной области.

Украина, как считают ее руководители, не имеет, «достойной истории», поскольку все прошлое «занято» Россией. Сейчас идет процесс создания суверенного прошлого, который получается не очень хорошо, поскольку факты не подтверждают заявленных исторических концепций, выводящих историю современных украинцев от мифических укров, с каждом годом продляя ее на тысячу лет вглубь веков. Современный комплекс неполноценности предполагается возместить за счет древней истории, однако создать свою великую историю пока плохо получается.

Новейшая история, которая собственно и есть история Украины, выстраивается от противного, которым является Россия. Последняя виновата во всех бедах украинского народа – голодоморе, репрессиях, национальном угнетении и унижении. Отсутствие фактов не смущает новоявленный лимитроф. Поскольку русские и украинцы столетиями жили в мире и согласии, то найти подходящих борцов с «москалями» довольно трудно, поэтому на эту роль подошли немногие, среди них – предатель Мазепа и пособники фашистов Шухевич, Бандера. Сегодня – они национальные украинские герои.

Современные лимитрофы – Польша, Украина, Прибалтийские государства, а теперь еще, похоже, и Чехия почти одновременно начали массированную фальсификацию истории Второй мировой войны. Согласованность по времени и темам свидетельствует о том, что процесс направляется из одного центра, и находится он не в лимитрофах – они лишь выполняют «грязную» работу, плодами которой хочет воспользоваться Запад, готовящийся к слому современного миропорядка, сложившегося по результатам Второй мировой войны. Атака на советскую историю – это нападение на современную Россию. Переписав итоги войны, превратив жертв в насильников, они добиваются цели осуждения России, как правопреемника СССР, исключения ее из числа победителей, и, в конечном счете, превращения в международного изгоя. Не думаю, что им это удастся, ведь у России еще есть надежные союзники – те самые, о которых говорил Александр III.

Поразительно то, с какой настойчивостью нынешние «лимитрофы» повторяют свои собственные и чужие ошибки восьмидесятилетней давности. Прибалтика и Польша сначала вступили в НАТО, считая, что натовцы их защитят, поскольку сами себя они защищать не хотят. Но парадокс заключается в том, что в НАТО никто не хочет воевать, тем более, за других. Альянс рассматривается как выгодный бизнес по обеспечению безопасности за 2% ВВП, но вот этой услуги там предоставить уже некому. До распада СССР многие страны  Западной Европы имели достойные армии – Англия, Франция, ФРГ. С исчезновением Советского Союза и роспуском Варшавского Договора их вооруженные силы сильно деградировали в отсутствие реального противника, поскольку  народы и правительства не верят в агрессивность России.

Сегодня только армия США представляет собой реальную силу, но она уже не желает гарантировать безопасность тех, кто сам не хочет себя защищать. С Польшей они уже перевели предоставление безопасности на платную основу – от 1,5 до 2 млрд. долл. будет стоить содержание американской дивизии на территории Польши. Ещё президент Трамп высказал идею, чтобы «союзники США, такие как Германия и Япония, полностью оплачивали содержание американских военных, а также перечисляли Вашингтону еще 50 процентов в счет общих "гарантий безопасности"»[3].

Переход на новый миропорядок, в целях которого действуют «лимитрофы», пытаясь извратить прошлое, с неизбежностью ведет к многополярному миру. И в этом мире Европа не будет уже столь интересна нынешним заокеанским гарантам безопасности. В самой Европе на обломках поствоенного мира возникнут новые центры силы, а вместе с ними и новые угрозы. И вероятнее всего для лимитрофов они будут исходить, как обычно, с Запада, но они с упорством, достойным лучшего применения, наступают на те же грабли восьмидесятилетней давности. Следование бессмертному завету Остапа Бендера: «Европа нам поможет», вместо готовности самим защитить себя, всегда ведет лимитрофов к одному и тому же – потере свободы, независимости и суверенитета. Но они этого не понимают, или не хотят понять. В случае неусвоения исторических уроков или их искажения, история повторяется, и это касается всех, включая тех, кто ее переписывает.

[1] Россия и СССР в войнах ХХ веке: Статистическое исследование.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001, С.595.

[2] Советский Союз и польское военно-политическое подполье.  Апрель 1943 г. — декабрь 1945 г.: В 3 т. Т. 2. Ч. 1: Варшавское восстание. Июль — ноябрь 1944 г. / Под ред. А.Н. Артизова. — М.: МФД, 2016. — 832 с. С.116.

[3] Забродина Е. Варшава просит скидку //Российская газета. №57. https://rg.ru/2019/03/14/skolko-zaplatit-polsha-za-voennuiu-bazu-ssha.html

 

Рекомендуем

Выразить мнение

Марко Поло
Напишите что-нибудь...
Свежие
🔥
1
😐
👎
Иннокентий Игнатьев • 2/8/2022
🔥
0
Свободная Страна!
Ответить

Книги

Самые обсуждаемые

Спецпроекты

100 великих полководцев

Спецпроект: 100 великих полководцев

Любители и знатоки военной истории вместе с учеными историками, начиная с 9 Мая 2013 г., выдвигали в список 100 великих тех военачальников, которые ст...

Спецпроект: Женщины-герои

Проект посвящен женщинам, чьи поступки могут служить примером всем нам.