«ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ» О ПОХОДЕ 860 ГОДА

Пошли Аскольд и Дир на греков и пришли к ним в четырнадцатый год царствования Михаила. Цесарь же был в это время в походе на агарян, дошел уже до Черной реки, когда епарх прислал ему весть, что Русь идет на Царьград, и возвратился цесарь. Эти же вошли внутрь Суда, множество христиан убили и осадили Царьград двумястами кораблей. Цесарь же с трудом вошел в город и всю ночь молился с патриархом Фотием в церкви святой Богородицы Влахернской, и вынесли они с пением божественную ризу святой Богородицы и погрузили в реку. Была в это время тишина и море было спокойно, но тут внезапно поднялась буря с ветром, и встали огромные волны, и разметало корабли безбожной Руси, и прибило их к берегу, и переломало, так что немногим из них удалось спастись от этой беды и вернуться домой.

Повесть Временных лет (пер. О.В. Творогова)

 

ПОХОД РУСОВ НА КОНСТАНТИНОПОЛЬ

Одним из первых известных нам деяний руси на международной арене стало событие первостепенного военного и политического значения - осада летом 860 г. столицы Византийской империи Константинополя, который являлся в то время едва ли не крупнейшим и богатейшим городом во всем мире. Одним из следствий этого похода стало крещение руси посланцем Константинопольского патриарха (не позднее 867 г.). В этой связи нельзя не отметить уникальность некоторых источников, из которых нам известно об этих событиях: особо следует выделить свидетельства их современника и очевидца Константинопольского патриарха Фотия, а также заметку в одной из византийских малых хроник («Брюссельской хронике»), где приводится точная дата нападения руси - 18 июня 860 г. (редчайший случай в древнерусской истории!).

Особого внимания данный поход заслуживает еще и потому, что эта первая крупная военная акция руси против Византийской империи относится к периоду до установления гегемонии Рюриковичей, с которыми по традиции связывается становление русской государственности. Тем не менее этот поход был прекрасно организован и стал едва ли не самым успешным в военном отношении - лишь морская стихия смогла совладать с русским флотом.

В общих чертах информация источников может быть изложена следующим образом: 18 июня 860 г. к Константинополю подошел вражеский флот численностью от 200 до 360 кораблей. Нападавшие явились с севера и преодолели значительное расстояние, но их нападение оказалось совершенно неожиданным. Это был «скифский» народ, до этого события не пользовавшийся славой и считавшийся «малозначительным», но добившийся крупных военных побед над своими соседями и дерзнувший испытать свою силу, напав на саму столицу Византии; вооружение и организация войска варваров были примитивными, их главной силой была храбрость и ярость. Поскольку император Михаил III с армиями находился в это время в походе против арабов, враги, не встретив сопротивления, осадили Константинополь, разграбили пригороды, захватили в плен или убили множество жителей, действуя с невиданной жестокостью; разорению подверглись также окрестные области, в том числе Принцевы острова в Мраморном море, в 100 км от Константинополя. Укрывшиеся в городе жители впали в отчаяние и с ужасом ожидали штурма, который осаждавшие откладывали, вероятно, требуя выкупа. В одну из ночей, возможно, была предпринята атака на город со стороны моря, посеявшая панику среди горожан.

Патриарх Фотий вразумлял и ободрял горожан, призывая уповать на покровительство Богородицы; вокруг стен с молебнами была обнесена священная риза Богородицы, вскоре после чего враги сняли осаду и отступили от города, унеся немалую добычу.

Тем временем император, получив от охранявшего столицу эпарха сообщение о нападении руси, прервал свой поход в районе Мавропотама и спешно вернулся в Константинополь, с трудом переправившись через Босфор; вместе с патриархом он молился во Влахернском храме, и, когда в море окунули хранившуюся там святыню -покров (мафорий) Богородицы, поднялась внезапная буря, погубившая флот руси; в итоге нападавшие были наголову разбиты. Вскоре после событий 860 г. грозный и жестокий народ, недавно причинивший христианам столько бед, добровольно склонился к принятию христианства. В Константинополь прибыло посольство руси, заключившее с империей договор о мире и просившее о крещении. Фотий отправил к руси епископа, который ок. 866/67 г. сообщил об успехах своей проповеди.

После убийства Михаила III и низложения Фотия новый император Василий I (867-886) с помощью богатых даров добился от руси подтверждения мирного соглашения и исполнения договоренности о крещении; однако архиепископ, поставленный патриархом Игнатием (867-877), был встречен с недоверием и по просьбе вождя руси на собрании старейшин и народа явил чудо с книгой Евангелия, оставшейся невредимой в огне; после этого люди согласились принять крещение.

Поход руси на Константинополь помещен в самом начале датированного повествования «Повести временных лет». В этой части летописи события византийской истории соседствуют с повествованием о начале Руси, причем данный поход является едва ли не единственным связующим звеном этих двух планов. Рассказ о походе на Константинополь представляет собой дословный перевод отрывка из византийской хроники семейства Симеона Логофета второй редакции, взятого не непосредственно из ее древнеславянского перевода («Временника»), а из некоего свода мировой и русской истории - например, «Хронографа по великому изложению». При этом летопись связывает поход с киевскими князьями Аскольдом и Диром.

В Новгородской первой летописи известие о походе руси на Константинополь при Михаиле  III заимствовано из той же переводной византийской хроники, что и в «Повести временных лет». Наиболее существенно, что новгородский летописец не пытался связать этот поход с именами Аскольда и Дира, сообщая о нем в части, относящейся еще к правлению Кия с братьями.

Создается впечатление, что русские летописцы просто не знали, куда отнести знаменитый поход, известный им, похоже, лишь по византийской хронике, поэтому видеть в Новгородской летописи веское подтверждение связи похода 860 г. с Киевом едва ли возможно. Но важно отметить, что и Новгородская летопись, и «Повесть временных лет», при всей скудости их сведений об истории Приднепровья в IX в., относят поход именно к этому региону. При этом редактор «Повести временных лет» попытался увязать это важнейшее событие с Рюриком, приписав поход его «боярам», «отпросившимся» к Царыраду «с роды своими».

Кузенков П.В. Поход 860 г. на Константинополь и первое крещение Руси в средневековых письменных источниках