Побывать в антарктической экспедиции мечтали многие мореплаватели, хотя еще в XVIII веке считалось, что добраться до самого южного континента почти невозможно. В 1770-х годах к Антарктиде приблизился Джеймс Кук, но был вынужден повернуть назад, столкнувшись с ледовой преградой. Потерпев неудачу, он призывал других оставить опасные мечты. В России еще до экспедиции Кука пристальное внимание возможности изучения Антарктиды уделял Михаил Васильевич Ломоносов. Ученый был уверен в существовании шестого континента и утверждал, что прямым тому подтверждением являются айсберги. Они указывают на то, что поблизости есть берега, от которых гигантские глыбы и откололись.

В 1819 году два российских судна – «Восток» и «Мирный» – отправились в кругосветное плавание. Командование император Александр I поручил Фаддею Беллинсгаузену и Михаилу Лазареву. Цель – достичь самой дальней точки в южных широтах и по возможности провести исследования местности. Вся команда набиралась из числа добровольцев, которых называли тогда охотниками. Михаил Лазарев писал: «Кук задал нам такую задачу, что мы принуждены были подвергаться величайшим опасностям, чтобы, как говорится, не ударить в грязь лицом».

На поиски самого холодного континента  

Путешествие началось 16 июля 1819 года. Суда вышли из Кронштадта и отправились туда, где «земля заканчивалась». Одним из первых распоряжений Беллинсгаузена стала отмена телесных наказаний для команды – капитан справедливо полагал, что все участники экспедиции должны сплотиться и поддерживать добрые взаимоотношения в пути, несмотря на различия в чинах и опыте. Первую остановку сделали в Портсмуте, проведя там почти месяц и запасаясь всем необходимым. Осенью «Восток» и «Мирный» пошли через Атлантику до следующей остановки в Рио-де-Жанейро, а затем в конце декабря достигли острова Южная Георгия.

5Hw4hvVznqLyH4CnLoNYB80spO1NgXzxhsiiJHUu

Погода портилась: шлюпам приходилось аккуратно перемещаться между льдин, часто штормило, а под Новый год начался снегопад – да такой сильный, что матросы едва успевали очищать палубы. 22 декабря впервые увидели огромную льдину с обитателями – пингвинами. Познакомиться с этими птицами русским морякам доведется немного позднее. Первого января 1820 года «Мирный» едва не врезался в большой айсберг, но благодаря слаженным действиям команды трагедии удалось избежать. Очередной точкой путешествия стали Сандвичевы острова. Около полувека назад их открыл Джеймс Кук, но по ошибке назвал одним большим островом. Теперь Фаддей Беллинсгаузен исправил неточность, допущенную его предшественником.

К середине января впервые в истории российского флота корабли пересекли Южный полярный круг. На долю моряков выпали суровые испытания, однако имевшие опыт службы на Балтике и в Белом море привыкли к тяжелым климатическим условиям и не утратили бодрости духа. Согревались чаем, которого запасли в избытке – именно тогда напиток стал популярным в нашей стране. Для того чтобы команда не болела цингой от нехватки витаминов, ели квашеную капусту, лимоны и горчицу. Засоленное мясо хранили в крепких дубовых бочках, заготовленных еще в Петербурге и Нарве. Питались не свежим хлебом, а сухарями, бульон готовили из специальных «таблеток». Недостатка в запасах не было: еще после перехода до Рио на шлюпы погрузили двух быков, сорок свиней и двадцать поросят, уток, кур, чеснок и зелень.

CGATzoem573g8F7VI3G7YVlqqOW9RT6IxuRWPJaY

Настал день, когда перед «Востоком» и «Мирным» возник густой лед, простиравшийся до самого горизонта. 28 января 1820 года считается датой открытия Антарктиды русскими моряками. Михаил Лазарев сделал в судовом журнале такую запись: «Матерый лед, чрезвычайно высокий... Простирался оный так далеко, как могло только достигать зрение». «Восток» и «Мирный» с разных сторон обошли континент, но морякам так и не удалось ступить на землю Антарктиды – подвела погода. Полярное лето подходило к концу, климатические условия оставляли желать лучшего, и командование принимает решение двигаться в сторону Австралии. Там, в Порт-Джексоне (ныне – Сиднее) экипажам дали отдохнуть. Продолжить изучение Антарктиды запланировали на весну.

Знакомство с Новой Зеландией

В мае 1820 года «Восток» и «Мирный» из Австралии направились в Новую Зеландию. Переход оказался трудным: корабли попали в шторм, а судовой слесарь, упавший с мачты еще во время ремонтных работ в Порт-Джексоне, скончался, так и не оправившись после тяжелой травмы. Спустя три недели шлюпы добрались до Новой Зеландии. Их старания были вознаграждены: по воспоминаниям участников экспедиции, местные жители понравились им гораздо больше австралийцев. Астроном Иван Симонов, единственный ученый в команде моряков, оставил подробные воспоминания о пребывании на островах. «Новозеландцы показались нам людьми с огнем ума в глазах, с воинственной гордостью в осанке, с приятными чертами лица. Некоторые из них напоминали мне древних римлян, как я видел их на эстампах, особливо когда мантия висела на плечах новозеландца, а перья развевались на голове его», – писал он.  

SLrj6ilN1XJB1qKJv0It89DicMOEO0WpgnyQzETJ

Новозеландцы без опаски шли на контакт с путешественниками, согласились пообедать с капитанами. Человек, в дневниках Симонова названный «страшиной», обнялся с Беллинсгаузеном и даже традиционным способом поздоровался – прикосновением носов. Все, что лежало на столе, вызвало удивление и любопытство аборигена. Правда, к пище он не притрагивался до тех пор, пока не увидел, что ее едят моряки. Больше всего новозеландцам понравились сладости и сухари, а от алкоголя они отказывались, чем заслужили высокую оценку Беллинсгаузена. «Таковая трезвость их служит доказательством весьма редкого посещения просвещенных европейцев, которые, где только поселятся, приучают жителей пить крепкие напитки, курить, за губу класть табак…», – рассуждал тот в дневниковых записях.

Аборигены старались выменять рыбу на гвозди и топоры. Последние считались у местных едва ли не драгоценностью, за которую не жалко отдать все самое лучшее. Получив топор в подарок, «старшина» рассыпался в благодарностях и назвал капитана Беллинсгаузена приятелем. Затем он поспешил продемонстрировать приобретение соплеменникам, а дорогих гостей за ничтожную плату обеспечил рыбой самых разных видов. По воспоминаниям Ивана Симонова, команде досталась камбала, форель, треска и «прочая неизвестная рыба, но вообще очень вкусная».

Жизнь «белого материка»

Все лето 1820 года «Восток» и «Мирный» исследовали тропические широты Тихого океана. Моряки определяли высоту гор, наносили новые объекты на карту, открывали неизвестные ранее острова. За два месяца до старта второго этапа антарктической экспедиции команды шлюпов начали готовиться к новому плаванию и в середине осени двинулись к главной цели. 

2m7x49TqIBPmq8Mgx64gUEdJ269YmCEc2zO70YfS

В начале 1821 года шлюпы обогнули Антарктиду с запада, и моряки обнаружили крупный остров, который назвали в честь Петра Великого. Затем вдали заметили еще один – на сей раз не покрытый льдом. Этой земле Беллинсгаузен и Лазарев дали имя Александра I. Впоследствии выяснилось, что Земля Александра I – это самый крупный антарктический остров площадью более сорока тысяч квадратных километров.

Второе путешествие к берегам Антарктиды принесло русским морякам массу открытий. Они научились получать пресную воду из льдов, познакомились с немногочисленными представителями местной фауны. Беллинсгаузен увлеченно описывал встречи с пингвинами разных видов, своим внешним видом поразивших всю команду. Участники экспедиции настойчиво пытались поближе познакомиться с диковинными птицами, что порой приводило к анекдотичным ситуациям. «Спертый воздух в мешках, и неосторожное обращение при ловле, перевозке и подъеме пингвинов на шлюпы, и тесное необыкновенное жилище в курятниках произвело в пингвинах тошноту, и они в короткое время выкинули множество шримсов, маленьких морских раков, которые, как видно, служат им пищею», – вспоминал капитан.  Обитателей Антарктиды запечатлел на своих рисунках Павел Михайлов – художник, участвовавший в экспедиции. Его работы сегодня считаются важным доказательством того, что именно русским принадлежит право называться первооткрывателями «белого материка».

Настало время возвращаться домой. В целом довольные путешествием моряки жалели об одном – высадиться на континенте так и не получилось. Экспедиция «Востока» и «Мирного» длилась 751 день: за это время шлюпы прошли почти сто тысяч километров, а исследователи открыли 29 новых островов. За весь период плавания Фаддей Беллинсгаузен и Михаил Лазарев ни разу не потеряли корабли друг друга из виду – случай по тем временам беспрецедентный. Потери среди участников экспедиции, с учетом ее длительности и сложности, были минимальными. В Россию «Восток» и «Мирный» торжественно вернулись 5 августа 1821 года. В Кронштадте их встречал лично Александр Первый.

K5VJFuRpFivMuvZgx9ymKvV94B5vOUmI9BA6QkMo

В 2021 году мы будем отмечать двухсотлетний юбилей возвращения первых исследователей Антарктиды на родину. Сегодня самый южный континент не принадлежит ни одному государству – договор о запрете на размещение здесь военных баз, боевых кораблей и ядерного оружия подписали более 50 стран. Россия находится в их числе. На территории Антарктиды разрешена лишь научная деятельность, которой занимаются и отечественные исследователи, продолжая дело полярников прошлого века.