Итак, два упомянутых выше канадских специалиста, ставшие впоследствии выдающимися деятелями мирового хоккея, впервые столкнулись с командой Тарасова в далеком 1957 году. Наш тренер был значительно старше Боумена (1933 г.р.) и немного старше Поллока (1925 г.р.), хотя ему самому было только 38. Их пути в дальнейшем не пересекались почти 20 лет, но за эти годы каждый добился выдающихся успехов в хоккее. Наконец, 31 декабря 1975 года их команды встретились вновь. Это были лучшие на тот момент клубы мира (Северной Америки и Европы) - «Montreal Canadians» и ЦСКА. На льду знаменитого «Форума» Боумэн и Поллок не сумели победить созданную Тарасовым команду, которой тогда уже руководил его ученик К.Локтев. 3:3. Невиданный по напряжению и красоте хоккейный матч по сей день считается одним из лучших в истории игры.

68legi7HSYBXu2SwqR2oeLJC902hHR8kZozitn9x

sqyDCNT7ZHYGg4FOTVRxYG4uFP1kj5tU7d8Wpqz0

            Этот осознанно проложенный нами во времени мостик даёт право уже в начале нашего повествования задать читателю вопрос: сделал ли что-нибудь А.Тарасов для того, чтобы встречи команд НХЛ и СССР стали реальностью?

            Здесь, в связи с обсуждением событий 1957 г., нельзя не выразить преклонения перед Скотти Боумэном (излишне говорить о его уже незыблемых на все времена тренерских рекордах). В интервью от 28.02.2020(!) американскому спортивному и финансовому(!) репортёру Gillian Kemmerer выдающийся тренер в деталях и безошибочно вспоминал события более чем 60-летней давности, отдавая должное игре «странной», но очень боевой и целеустремлённой русской команды. (https://www.thecaviardiplomat.com/?author=58d33428be65943 deeef1537)

            Вернёмся в 1957 год, посмотрим на подведение итогов турне обеими «сторонами конфликта».

            Начнём с того, что визит «москвичей» в Канаду был первым в истории канадского хоккея приездом заокеанских хоккеистов. И первоначальная ироничность и настороженность восприятия нашей команды Канадой постепенно сменялась твёрдо позитивной оценкой хоккея, приехавшего из СССР. Тот же Сэм Поллок, поостыв от поражения, признался хоккейному колумнисту Toronto Daily Star: «Я просто восхищен. Всё, что они делали слабо до этого дня, они исполняли безошибочно сегодня. Они выучились прессинговать, как активно, так и пассивно. Передачи их точны и прицельны, броски совершенны. Их вратарь всё отбивает. Боюсь представить, как они будут сильны на больших площадках Европы». Через несколько дней Поллок продолжал свои рассуждения: «Победу «Dunlops» в самой первой игре против русских следует поскорее забыть. Игра по международным правилам будет огромным препятствием для победы над русскими любой нашей любительской команды. Никто, кроме клуба НХЛ, не способен их победить в игре по международным правилам».

            «После двойного поражения Советам (3:6 и 1:10) мне пришлось изменить своё представление о них. Просто невероятно, насколько отличие международных правил от канадских способно затруднить нашу игру. В прошлую пятницу у нас было 22 минуты штрафного времени – более одного периода игры. По правилам европейцев айсинг в меньшинстве недопустим, что вынуждает обороняющихся практически всё время удаления проводить в своей зоне. Владение передачами русские довели до совершенства. Это позволяет им хозяйничать в чужой зоне при численном превосходстве. А когда они завладевают шайбой у себя, то за счёт одного-двух острых пасов стремительно перемещаются в чужую зону. «Dunlops»

следует провести в Европе минимум 8-10 игр, иначе им не удастся адаптироваться к международной трактовке правил. Они лучшая любительская команда Канады, достойный обладатель Кубка Аллана. Поэтому всем должно быть ясно, что возвращение звания чемпионов мира потребует от них очень большой подготовительной работы и огромных усилий».

            Канадская общественность была приятно удивлена, обнаружив детальный и весьма лестный анализ итогов выступления «москвичей» в Канаде, напечатанный в день отъезда нашей делегации в «Soviet News Bulletin» («Бюллетень Советские Новости»), издаваемом Советским посольством в Оттаве на английском языке. Павел Коротков и Анатолий Тарасов были авторами этого внушительного текста. Он изобиловал восторженными отзывами об игре канадских клубов, характеризовавшихся «творческим духом, независимой техникой игры, быстротой решений и великолепной реакцией». Особое впечатление на гостей произвела инстинктивная способность канадцев «принимать, находясь на льду, единственно верное решение в самое нужное время». Критике подверглась зависимость действий канадцев от схематических игровых догм. Однако гости подчеркнули «отличную маневренность канадских игроков, совершенное владение корпусом и высокую устойчивость на ногах». Впечатлило их в действиях канадских спортсменов «необычайные упорство и устойчивость в силовых единоборствах», хотя это «не является главной целью хоккея». «Если это мешает решению тактических задач игры, то маловероятно, что зрителю будет импонировать силовая и грубая игра, от которой всего один шаг до увечья».  Особо высокой оценки заслужили голкиперы канадских клубов, которых Тарасов назвал лучшими в мире.

            Сегодня, спустя 60 с лишним лет, некоторые утверждения наших хоккейных руководителей того времени звучат откровенно смешно, но речь шла о том, что в СССР «предпочитают профессиональному хоккею любительский, хотя и «завидуют» искусству игроков профессиональных команд. Профессиональный хоккей не может быть средством (способом) укрепления здоровья человека, и не случайно игры профессиональных команд носят жестокий характер. Очень часто игроки преследуют цель причинить сопернику боль».

            Вполне понятно, что в посольском бюллетене, по горячим следам, руководство советской хоккейной делегации наряду с благодарностью и похвалой канадским хозяевам не могло не отметить «недостатки» капиталистического отношения к спорту.

            Как указывалось, выше, на Форуме хоккейных статистиков Виктора Малеванного приведен ряд отчётов и воспоминаний об этой поездке руководителя делегации и участников этого турне.

            Канадская печать, официальные организации, представители НХЛ оценили итоги визита сборной Москвы в Канаду с совершенно иных позиций.

            Хоккейные колумнисты ведущих газет единодушно отмечали три основных составляющих убедительных побед советской команды: высокую скоростную выносливость, безукоризненную и обезоруживающую игру в пас и «европейские» правила игры, в рамках которых проходили все игры турне. Особенно хозяева были удивлены тем, как быстро русские по ходу турне овладевали подлинно канадскими элементами и приемами игры – методами силовой борьбы, тактикой наступательных и оборонительных действий в форме форчекинга и бэкчекинга. И это «подражание» выполнялось не слепо, а творчески. Было заметно, что канадская манера действий доверялась избирательно тем игрокам, кто был к ней более расположен по своим индивидуальным возможностям. Так воспринимали нашу игру аналитики из Канады. Они старались быть предельно объективными, оценивая наряду с достоинствами наших хоккеистов и изъяны канадской манеры действий. Например, отдавая должное лихости нашей победы 10:1 в последнем матче, они признавали неизбежность поражения молодёжи Монреаля в силу их возрастной недостаточной выносливости. Тем самым они демонстрировали понимание нашего заведомого превосходства в атлетической подготовке.

            Интерес канадцев к нашей игре был неподдельным, очень проницательным и скрупулёзным до деталей. Уже было известно, и в очередной раз подтвердилось, что хоккей является основным занятием советских спортсменов. Даже в большей степени, нежели хоккеистов НХЛ. Зная об отсутствии в СССР контрактно- договорной системы, в Канаде их воспринимали как гражданских служащих, работой которых является хоккей.

            При обсуждении спортивных характеристик наших игроков имело место  единодушное понимание, что атлетическая подготовка советских спортсменов превосходит таковую у канадцев. В телевизионном интервью Морис Ришар подчеркнул, что «поражен скоростью катания русских, которую они поддерживают в течение всей игры, и даже «Монреаль Канадиенс» будет тяжело бороться с ними». Ллойд Персиваль (мы позднее ещё вернёмся к этому персонажу), уже тогда знаменитый и лучший спортивный физиолог Канады, измерял скорость катания русских и обнаружил, что некоторые из них заметно превосходили по этому показателю лучших «спринтеров» НХЛ (скорость Н.Хлыстова после ускорения достигала 46 км/час). Канадцев поразила лёгкая амуниция и особенно клюшки наших хоккеистов. Игрок ТМЛ Брайан Каллен, попробовав русскую клюшку на льду, утверждал, что чувство шайбы и точность бросков с ней значительно лучше, а материал, из которого они сделаны, загадочен.

            Наконец, как уже упоминалось выше, на всех сильное впечатление произвели тренировки русской команды. На её самой первой «раскатке» в MLG присутствовал один из лучших менеджеров МК Ken Reardon, руководитель фарм-системы клуба. «С первой минуты тренировки я понял, что их турне пройдёт весьма успешно. Это ощущение особенно усилилось, когда я увидел, как они носятся по кругу площадки, неустанно сильно передавая шайбу и легко принимая её на огромной скорости то крюком клюшки, то коньком. Такого ранее я нигде не видел».

VSeo6phqve4wnz4LWUxCUBmMF1v3d7DMgae99IzQ

            Здесь мы позволим себе отклониться от завершения описания поездки наших хоккеистов в Канаду. Но при этом, оставаясь в прежней хронологической фазе изложения, временно перейдём к главному лейтмотиву нашего повествования в целом.

            Отдельные (очень немногие!) компиляторы истории нашего хоккея упорно и злобно навязывают нам суждение о том, что А.В.Тарасов своей неудержимой публицистической активностью (изданием статей, монографий, выступлениями перед прессой, особенно за рубежом) завоевал, прежде всего, в Канаде, якобы незаслуженную популярность. Будто именно от этого и пошло на Западе расхожее определение «конструктор советской хоккейной мощи», «отец русского хоккея». В этой связи мне хочется рассказать об одной беседе, которая у Тарасова состоялась в ходе приёма в Посольстве СССР в Канаде.

            Посол Советского Союза Дмитрий Сергеевич Чувахин с супругой устроили приём в знак успешного установления советско-канадских хоккейных отношений. Он состоялся в помещении посольства 5 декабря, за сутки до заключительного матча наших спортсменов. Были приглашены руководители КЛХА, районного отделения КЛХА Оттавы, представитель руководства «Монреаль Канадиенс» Кен Реардон с супругой, ряд ветеранов НХЛ и КЛХА, хоккейные редакторы крупных канадских газет. Советская спортивная делегация во главе с Павлом Коротковым была в полном составе. Проблем с языковым барьером практически не возникало, профессиональный переводчик делегации Роман Киселёв, сотрудники посольства и работающие в Канаде советские журналисты охотно помогали собравшимся понимать друг друга.

             Тарасов, оказавшись в кругу репортеров, охотно беседовал с ними о хоккее. Ему в переводе ассистировал Владимир Вашедченко, соб.-корр. ТАСС в Канаде. Парировав довод канадцев о том, что он в хоккее всего 10 лет (как и весь Советский Союз), Тарасов возразил, что ещё задолго до этого, с юности играл в бэнди (хоккей с мячом) и футбол, и этого нельзя не учитывать. Назвав хоккей лучшей игрой на свете, он (в ответ на вопрос одного из газетчиков) уточнил, что футбол не идёт с ним ни в какое сравнение. Визит в Канаду он назвал важнейшим и очень полезным событием в его тренерской работе, и заверил, что хоккей в СССР будет и далее стремительно прогрессировать.

            Кульминация этого стихийного брифинга Тарасова наступила после вопроса известного хоккейного колумниста Кинселла (Jack Kinsella). Вот короткий рассказ об этом.

            «Как Вы думаете, - спросил журналист, - если пара канадских тренеров, глубоко разбирающихся в игре, будет работать в России, ваш прогресс в хоккее ускорится?»

            Вашедченко, транслировав вопрос советскому тренеру и, тут же всё поняв, быстро сказал канадцу: «Сами напросились. Советую прикинуться наивным». Но Тарасов, по наблюдению Кинселла, не выказал и тени испытанного им раздражения, хотя  ответил твёрдым, но очень вежливым и размеренным тоном.

            «Для чего? Вы сами в эти дни много говорите о нашей хорошей игре. Если мы за 10 лет сумели добиться того, что заняло у вас почти 100, для чего нам нужны канадские тренеры?»

            Кинселла, несмотря на дальнейшие ответы Тарасова на другие вопросы, понял, что главное в этот вечер советский тренер уже сказал.

Попытка канадского интервьюера выяснить «сколько тренеров в СССР сейчас готовят хоккеистов», казалось, поставила Тарасова будто бы в тупик. Однако он очень изящно предложил адресовать этот вопрос руководителю делегации – каждый отвечает за свой фронт.

            Как вспоминал после расставания Кинселла, его последний вопрос Тарасову, вероятно, невольно получился не самым удачным. «Я предполагаю, что свои будущие хоккейные надежды Вы связываете со своими сыновьями?» Тарасов оценивающе взглянул на канадца, помедлив, чуть иронично улыбнулся и на ухо шепнул в ответ: «У меня две дочери».

            Нам кажется, что именно тогда, на том дипломатическом рауте в советском посольстве, Анатолий Тарасов не только сделал заявку, но и не без основания уже ощущал себя (и никак не себя одного!) конструктором советского хоккея будущего, и заявил об этом в Канаде, на родине этой игры.

            Рассказывая о подведении канадцами итогов визита сборной Москвы, нельзя не остановиться на их коммерческой составляющей.

            Руководители КЛХА сами высоко оценили свою промоутерскую удачу с приглашением и приёмом сборной Москвы. В 8–ми играх гостей общее число зрителей превысило 62.000 и только в одной игре не достигло аншлага («Форум» Монреаля – 12.000 из 14.500). Доход КЛХА превысил $45.000, что полностью не только покрыло расходы ассоциации на приём гостей, а и позволило позднее финансировать поездку канадской команды в СССР (ровно через год). Эта договоренность была достигнута в переговорах П.Короткова с руководством КЛХА. Канадцам осталось лишь определить, какой клуб отправится в Советский Союз.

            А тем временем пресса страны кленового листа, под влиянием свежих впечатлений от визита русских хоккеистов, начала активно обсуждать шансы Канады на ближайшем  (28.02 – 9.03.1958) чемпионате мира в Осло. Представлять родину хоккея на этом турнире, как уже говорилось, должен был печально (2:7) знакомый нам клуб «Уитби Данлопс» из провинции Онтарио. Он был обладателем Кубка Аллана 1957 года. Команду с апреля 1955 г. содержал завод (фабрика) Dunlop, производящий автопокрышки (дочерняя канадская ветвь международного альянса Dunlop Tire and Rubber Company) в городке Whitby (население около 70.000 человек).

            Почти за три месяца до начала мирового первенства канадцы уже изучали малейшие подробности предстоящего турнира (в СССР традиционно информация такого рода была весьма скудной). В ранжире соперников приоритет отдавали сборной СССР. Уважительно отзывались о сборной Чехословакии, называя её одной из самых искусных команд «Большой пятерки». Ожидали увидеть сильную сборную США, которая, как и канадцы, 2 года не соревновалась с европейцами. Формат турнира должен был определиться на конгрессе LIHG в Копенгагене в январе 1958 г., скорее всего он ожидался круговым. Главный хоккейный стадион Осло Jordal Amphi (арена под открытым небом) вмещает до 10.000 зрителей. Запрос на билеты для болельщиков был особенно большим из Швеции, по понятным причинам географической близости и удобства посещения соседней страны. Определённые квоты в продаже билетов на матчи обещано было создать для канадцев. Большое внимание в Канаде уделяли вопросу организации радиорепортажей из Осло. Первую заявку на право трансляций матчей «Уитби» сделала компания Lakeland Broadcasting, выкупив один из восьми (8) каналов радиопередач. Наконец, уже в середине декабря было решено, что команды США, Канады и Норвегии проведут в Осло тренировочные матчи между собой с 18 по 21 февраля.

© В.С. Акопян

TmTtGt1oYWbUywnGAX1iNfGQdrrMNOjAzVci37ZG

 (Продолжение следует)